Светское государство. Ответы на вопросы urokiatheisma denga

img_2443

История охоты на соболей уводит в далекое прошлое. По соболиному следу ходили предприимчивые сыны Великого Новгорода. Они проникали в Югорию и Обдирию еще в XIII веке не ради «серебра и злата», а ради добычи ценного меха.
«А как только просвистела подле ушей закаменных пуля большой пищали,— писал наш земляк Петр Андреевич Словцов,— Сибирь Северная стала для России самородным зверинцем, кладовой «мягкой рухляди».
Жемчужиной Зауральского природного зверинца был соболь. С него началась и росла казна Московского государства. С «диких брегов Иртыша» был послан Ермаком «подарок» Ивану Грозному из 60 сороков отменных соболей.
Соболиный ясак с первых дней завоевания Сибири принял широкий размах. К 1629 голу количество добываемых зверьков исчислялось в сто тысяч штук. К концу
первой половины XVII столетия соболиная казна достигала до шестисот тысяч рублей и составляла около одной трети тогдашнего доходного бюджета Московского государства. При недостатке металлических денег соболь играл роль золотого фонда. Он позволял государству сосредоточить в своих руках чрезвычайно выгодную торговлю и использовать соболиные меха в дипломатических целях. Только в одну Вену в 1594 году Борисом Годуновым было отправлено 40360 шкурок.
Сохранились очень интересные документы об отправке в 1735 году в Пекин второго государственного каравана с «мягкой рухлядью» на сумму 100 тысяч рублей. В нем собольих мехов числилось «489 сороков да еще 11 штук», то есть 19571 шкурка на сумму свыше двадцати пяти тысяч рублей. В среднем одна шкурка оценивалась в рубль 31 копейку.
Белок «разного звания» в караван входило свыше четырехсот тысяч штук. Одна беличья шкурка стоила две копейки. Удивляет большое количество шкурок горностая— 173422 и скромная сравнительно стоимость — семь копеек каждая. В «мягкой рухляди» каравана числилось около тридцати пяти тысяч штук лисиц тоже «разного звания»: черночер-невых, красных и белодушек. Были шкурки песцов, рысей, выдр и бобров.
Для «презентов» китайскому богдыхану и другим знатным лицам была в караване особая партия соболей, взятая из Тобольской рентерии. Это здание, входящее в общий величественный ансамбль Тобольского Кремля, известно еще под названием Шведской палаты.
В Пекине все меха обменяли на золото, серебро, шелковые ткани и "курьезные" вещи для царского двора.
М.   ПЕТРОВ

aD