Светское государство. Ответы на вопросы urokiatheisma denga

Мы живем в интересное время. С одной стороны технический прогресс достиг небывалых масштабов и такие шедевры как xbox  стали достоянием обычных людей. С другой стороны вошли в моду старые вещи. Коллекционирование в последние годы вдруг стало модным хобби, повсеместным занятием, и многие тысячи людей начали собирать даже то, что еще вчера безжалостно выбрасывалось или сдавалось в утиль. Если говорить о коллекционерском буме, то явление это, очевидно, не случайное и, думается, не временное. Достаток свободного времени, денежные средства, остающиеся сверх  прожиточных расходов,— все это немало содействовало расцвету коллекционирования. Мощный толчок ему дала урбанизация с ее стремлением к стандарту. Ведь каждый человек, или почти каждый, осознает себя индивидуумом. И сопротивляется, порой невольно, всякому обезличиванию, пусть даже во имя комфорта. Особенно это чувствуется дома, в собственной квартире
И в самом деле: пара бронзовых подсвечников в застекленной мебельной стенке, древняя икона на стене, старинная книга в кожаном переплете на шнрпотребовском столе — эти и подобные им детали интерьера способны превратить стандартное наше жилище в нечто оригинальное. Предметы старины в квартирной обстановке не только стирают ее безликость, но и соединяют людей с прошлым, с миром подлинного искусства, с общенародной культурой.
Сопротивление личности стандартизации вызвало спрос на нестандарт, а спрос породил предложение. Однако коллекционные запасы ограничены и уже истощены. Спрос на предметы старины явно превышает предложение. И в этом — громадная опасность для произведений искусства прошлых веков, ибо музейный фильтр на насос коллекционерства пока не установлен, и множество ценностей перекачивается из частных в частные же руки коллекционеров-хищников. А они собирают не для того, чтобы сохранить, а чтобы нажиться.
Кроме того, стандартные наши жилища, благоустроенные для людей вовсе не рассчитаны на хранение музейных экспонатов. Следовательно, их ждут порча и гибель — в первую очередь иконопись. Мало кто из владельцев может поддерживать в своих жилых помещениях необходимую музейную температуру и влажность воздуха. Мне довелось видеть десятки икон, загубленных в частных коллекциях: с осыпавшимся красочным слоем, растрескавшимся и опавшим левкасом. Уж не говорю о самодеятельных расчистках икон и их реставрации, неизбежно приводящих к уничтожению древней русской живописи.
тарннные книги я собирал почти десять лет и приобрел более, 150 рукописных и печатных древнерусских книг кирилловского шрифта, большинство которых имеет не только научную, но и художественную ценность. Почти каждая рукописная или старопечатная книга — произведение искусства. Они украшены рисованными миниатюрами, узорчатыми буквицами, роскошными заставками, печатными гравюрами, концовками и другими графическими элементами.
Вот они — в массивных переплетах из дубовых или сосновых досочек, обтянутых крепкой телячьей кожей, с бронзовыми фигурными и серебряными застежками, одетые в бархат или металлические оклады.
Раскрой книгу на любой странице, и будешь удивлен ее красотой. Тщательно выписанные буквы, чуть наклоненные вправо, стоят каждая особо и в то же время в монолитных рядах строк. Интервалы между словами отсутствуют, точками отделены только предложения, однако это не мешает пониманию смысла, текст читается легко.
Глядя на листы побуревшей бумаги с изломами возле переплета, невольно задумываешься, сколько рук переворачивали их, сколько глаз впитывали каждую строку бесценной рукописи, рассказывающей об удивительных житиях подвижников и о многом таком, что в те времена считалось образцом духовного совершенства.
Приходится лишь удивляться тому, как ценили, любили книгу на Руси. Книгой дорожили как духовным богатством, да и стоимость ее была очень высокой. Иметь книгу, даже в XVII веке, особенно печатную, могли себе позволить лишь состоятельные люди.
В последние годы отчетливо виден возрождающийся и все растущий интерес к книге вообще и к старинной, в том числе кирилловского шрифта, в частности. Это веяние радует. Есть надежда, что от гибели будет спасено то, что еще осталось в сундуках бабушек, на пыльных чердаках и в темных чуланах. Ведь часто, к сожалению, бывает еще и так, что книги, и рукописные в том числе, непонятного кирилловского шрифта, уничтожаются, бездумно выбрасываются, сдаются утильщикам или попадают к спекулянтам, маскирующимся под коллекционеров.

 

aD