Светское государство. Ответы на вопросы urokiatheisma denga

...Какое нынче число?
Странный вопрос. А почему день обязан иметь число? Что значит, что он имеет число? И почему не только в календарях — везде: на витринах, картах, ботинках, страницах Уголовного кодекса, циферблатах, градусниках — написаны числа?
Вообразите, что вы на Земле впервые и ваше задание — установить, есть ли на ней разум. И вот вы идете по лесу. Каковы особенности тех предметов, которые позволяют вам с уверенностью заключить, что перед вами — творение интеллекта?
Вряд ли вас насторожат деревья и цветы, ручьи или камни. А вот полотно железной дороги или линия электропередачи остановят вас. Почему? Чем они отличаются от остальных — «естественных» — систем?
Самое броское отличие — регулярность, периодичность структуры - словно таблица производных http://uchim.org/matematika/tablica-proizvodnyh. Строго равномерное повторение одинаковых деталей: шпал, перекладин, болтов, изоляторов, мачт. Такая структура много проще, чем, скажем, устройство дерева. В нем тоже повторяются приблизительно одинаковые «детали»: годовые кольца, листья, ветви. Но и размерами этих элементов, и их расположением управляют системы нежесткого ритма. (Те же деревья станут вам подозрительны, если вы натолкнетесь на ряды саженцев в лесопосадках.)
Прилетев на Землю 30—40 тысяч лет назад, вы распознали бы зарождающийся разум по тем же признакам. Первые изображения человека древнекаменного века — это не звери, люди или солнца, а абстрактные ритмы: регулярные ряды выбоин, лунок или полос на камнях.
Такова первая и простейшая из символических систем — ритмический ряд. Система знаков, которые ничем друг от друга не отличаются, кроме их места в пространстве. Знаков — чего?
Видимо, таких особых свойств Вселенной, которые проще всего освоить и важнее всего символизировать.
Мы, верноподданные математики, обычно не утруждаем себя мыслью о власти числа. Но люди, которые задумывались над ней, приходили к очень странным выводам. Таково, например, открытие пифагорейцев, зачинателей европейской математики: «Мир подобен числу».
Мировая гармония была узаконена ими в натуральном ряде чисел. И вовсе не обязательно чтить Пифагора, чтобы поступать согласно его заветам. Садовод, рассаживающий деревья аккуратными рядами, повинуется естественной любви к порядку. А ведь на таких рядах и становится число.
В счетах бухгалтера отвердели ритмы света и прибоя. Нас окружает искусственный мир, упорядоченный как натуральный ряд. Окна, подъезды, опоры мостов, саженцы на бульварах — все это множества, выстроенные по Пифагору. Луну, заблудившуюся в люминесцентных фонарях, только потому и можно узнать, что она не имеет в их ряду фиксированного «места».
Наконец, везде и повсюду мы измеряем: присваиваем вещам номера. Все наши приборы снабжены цифровым «выходом». Это линейка с числовой шкалой и некая отмеченная точка, которая вдоль нее скользит: конец стрелки, вершина ртутного столба, световой зайчик. На «вход» подаются разные мудреные сущности: давление, теплота, напряженность, ток. Назначение всей остальной части измерителя — преобразовать эти неудобные в обращении сущности в число. Прикрепить к ним числового двойника, символического заместителя. Приклеить физическому процессу числовую «тень», скользящую вдоль линейки.

В. Шевченко
Статья перепечатывается с сокращениями.

aD