denga

Разум и религия

Самые избитые темы в литературе.

Есть несколько сюжетов, которые непонятно почему затрагивают сердца начинающих авторов. Независимо друг от друга писатели создают романы, очень похожие друг на друга по содержанию:

 

Ангел хочет жениться.

 

Прекрасный ангел попадает на землю и влюбляется во что-то земное и смертное. Альтернативный вариант: вместо ангелов — вампиры.

 

Жизнь не удалась или Поймите меня кто-нибудь.

 

Главный герой списывается с автора, но наделяется еще недюжинными сексуальными способностями. Он непонятый, одинокий и гордый как Печорин. Только работает либо инженером, либо дизайнером. Сюжет: череда пьянок, случайных связей и проблем на работе. Кончается чем-нибудь вроде: «Он стоял на мосту и смотрел на звезды».

 

Меч Фаберже.

 

Все гоняются за каким-нибудь алмазом, мечом или волшебной лопатой, которой загребают деньги. Артефакт, как водится, способен изменить ход истории. Главный герой желает использовать его во благо, злодей — во зло.

 

Бог из-за бугра.

 

Главный герой переносится в параллельный мир и там становится богом, королем, богатырем, волшебником (нужное подчеркнуть).

 

Любовь офис-менеджера.

 

Живет себе девушка, все у нее есть — образование, работа, красота внешняя и внутренняя. Только любви нет. Но тут появляется ОН — красавец с деньгами и проблемами. Обязательное условие: наличие разбитной подруги-советчицы.

 

Герцогиня-ударница.

 

Она умна не по годам и не по эпохе. Разоблачает международные заговоры, спасает Родину и любит подкаченного гусара, благородного, как кот Леопольд.

 

Советский семейный союз.

 

Улицкая и Рубина слишком вкусно рассказывают семейные байки из 1940-1960-х: так и тянет увязаться за ними. Коммуналки, никакие герои, отсутствие диалогов и обилие прилагательных.

 

Конь бледный в темном подвале.

 

Апокалипсис наступил, люди либо вымерли, либо превратились в мутантов. Жить грустно, остается только одно: ходить по подземельям с пулеметом. Книга является сиквелом компьютерных стрелялок.

 

Замуж за иностранца.

 

Описывается знакомство, мытарства по посольствам и долгожданная любовь. Понятно, что автору хочется поделиться своим счастьем. Беда в том, что таких «невероятных» историй в каждом издательстве — завались. Миграция приобрела массовый характер — ничего не поделаешь.

 

Следствие ведет дилетант.

 

Убийство не трогает, мотивации невероятны, герои неправдоподобны. Непременное условие: автор никогда не работал в правоохранительных органах. Книга имеет то же отношение к литературе, что и кроссворд.

 

Всемирный заговор сержантов милиции.

 

Враг не дремлет — не важно какой: масоны, шпионы, янки или анонимные алкоголики. Миру вообще и Родине в частности грозит смертельная опасность. И тут появляется отставной Как-бы-бэшник Добрыня Шерлокович Суперменов. Читатель может спать спокойно. Уже на второй странице.

 

Грязные портянки политики.

 

Профпригодность к написанию романов о продажных политиках определяется так: автор должен видеть политиков только по телевизору и в тревожных снах. Тогда его незамутненный глаз различит всю подноготную Давоса, швейцарских банков и американского Сената. Знание иностранных языков, изучение истории и путешествия по миру строго воспрещаются.

Аскетика

asketyka_00

Каждый человек хочет быть счастливым. Уверенны ли вы, что правильные вещи несут вам счастье? Истинное ли ваше счастье? Аскетика учит человека быть счастливым духовно путем отказа от благ, а иногда и от потребностей. Лекции по аскетике, книги, статьи подобраны на сайте вручную. Любой найдет для себя нужный материал по теме.
Существует мнение, что аскетика — наука для монахов. Это абсолютно не так. Да, монашество ничто иное как проявление аскетизма. Многие монахи были аскетами, которые вошли в историю. Однако смысл учения в исцелении души, а это позволено каждому. И совсем не обязательно для этого становиться монахом.

Суть учения — избавление от грехов и страстей. То есть исцеление души. Почему именно способом отказа от благ? Да потому что именно они затмевают человеку его истинный духовный мир.

Люди не могут представит свое счастье без нового телефона или автомобиля, их слишком сильно беспокоит проблема потери материальных ценностей. А вот обидеть близкого, нагрубить — в порядке вещей и часто даже не вызывает никаких угрызений совести.Вот и получается, что за материальным мы не видим своих грехов.

А ведь только подумать о человеке плохо — уже грех. А как от них избавится если люди не знают что делают правильно, а что нет.Аскетика наглядно показывает людям, что все их заботы совершенно не существенны, а скрываются за ними, в основном, грехи и страсти.

Аскетика не призывает отказаться от всего и сразу. Дело в том, что вы и не сможете. Духовное состояние человека должно соответствовать степени подвижничества. Иначе это может плохо закончится. Вплоть до потери веры и физических увечий.

В истории известны аскеты, которые специально ограничивали себя в еде, сне и других потребностях. Причём они не просто ограничивали, а действительно почти не ели и не спали. Молились сутками напролёт и многое другое. При этом чувствовали они себя вполне нормально. Теперь представьте обычного человека за таким делом. Он негативно повлияет на свое физическое состояние. Вполне реально может потерять веру. Не знающий скажет: « Вот не ем почти и не сплю, и где мое счастье? Где покой?». И обвинит в этом всем, естественно, Бога.

По этому нужно понимать, что аскетика — это своего рода тренировка для души. Как и в любой тренировке начинать нужно с малого. Современные люди считают подвигом простоять службу в церкви — это как нельзя лучше говорит о «слабой» душе. Соблюдение поста, молитва — все это подвижничество. И с этого стоит начать. Со временем вы заметите, что соблюдение поста, которое раньше приносило дискомфорт совершенно привычно для вас. А молитвы и соблюдение других православных правил приносит все больше спокойствия в вашу жизнь.

Молитва захожанки и iphone 6 s

Радиоприемник что-то тихо напевает, деловито жужжит пылесос, а бабушка неторопливо и тщательно водит щеткой по тахте и бормочет себе под нос:
— И прошу тебя, боже, не оставь милостью своею наш холодильник, приемник, пылесос и особенно телевизор с его капризным кинескопом, ибо, когда эта электротехника начинает выходить из строя и приходится вызывать мастеров для ремонта и высчитывать сроки этих чертовых гарантий, жизнь на земле становится сущим адом. То ли дело iphone 6 s цена https://i-lak.ru/iphone/apple-iphone-6s-64gb-space-gray которого говорит о качестве.
Знаю, господи, что тебе, как и моим домочадцам, которые мечутся между всякими собраниями, заседаниями и совещаниями, приходится быть вездесущим. А раз ты вездесущий, верю, что простишь мне, старой грешнице, когда вместо лампадки зажигаю я зеленый глазок приемника, а вместо восковой свечечки держу сейчас в руках шланг пылесоса. И прости, что не часто вырываюсь в храм божий поклониться святым иконам... И, кстати, раз уж зашел
разговор про живопись, повлияй, господи, на закупочную комиссию, чтобы приобрела она картины у моего внука художника Миги, тем более что бородка у него модная, прямо как у угодника. И еще ниспошли мне, господи, простой бандеролью церковный календарь, чтобы, как и прежде, соблюдала я посты рождественские и предпасхальные, по средам и пятницам, а то с этими моими безбожниками, пошли им, господи, счастья в личной жизни и успехов в работе, потеряла я свой старый церковный календарь... А ведь и в газетах даже пишут, что переедание ведет к инфаркту миокарда, гипертонии и разным коронарным болезням. Поэтому молю тебя, господи, спаси нас от тромбозов, склерозов, а паче от всяких анализов.
Прости меня, рабу свою, господи, что возношу тебе такую длинную молитву... Но раз уж зашла речь о вознесении, позаботься, пожалуйста, о всех наших реактивных лайнерах, потому что в одном из них мой сын Лазарь летит сейчас на международный симпозиум по борьбе с религиозным мистицизмом. А попутно присмотри, чтобы внук Митя хорошенько держал руль отцовской «Corolla» и чтобы не отвлекала его от дорожных знаков эта голоногая безбожница, которую я постоянно вижу рядом с ним на переднем сиденье. Пусть лучше ⁠ iphone 6 купить в москве цена https://i-lak.ru/iphone/apple-iphone-6-64gb-space-gray невысокая нонче.
Занеси в свой блокнот, господи, ты, который за шесть дней выполнил задания на неделю, пусть получше будут выполнены планы и чтобы дети наконец стали получать зарплату по способностям, а премиальные—по потребностям. И ниспошли милость свою, господи, на наши телевизионные студии, чтоб делали передачи поинтереснее, как это делает сайт ⁠ i-lak.ru да пусть вечерние передачи кончают пораньше, а то и у детей и у меня страдает вегетативная нервная система от недосыпания.
Ну, хватит, господи, пора отдохнуть, газету почитать. Так что аминь!.

Размышления материи

ФИЛОСОФ
— Жизнь ужасна! Мрак! Давно бы кончил самоубийством, будь это возможно. Но со всех сторон на меня напирают. Что же остается делать молодому рыжему Кирпичу с прекрасными характеристиками, как не лежать, вмурованным в стенку?
Все бы ничего, но проклятый Цемент даже не подозревает о моих способностях. Облепил, въелся в кожу и засох! А, может, я вообще не желаю быть Кирпичом! Может, я всю сознательную жизнь в стадии глины и песка мечтал стать Стеклом! Чистым, прозрачным, ранимым!
Стоп. Не ранимым, а роняемым, а иногда вдребезги. Или нитками http://rudholm.com.ua быть: разноцветными и красивыми...Чтобы людей радовать. Да...
А Цемент, он даже ничего. Немного колючий, но теплый. И, молодец, держит прочно. Попробуй расшатай! А Стекло — что Стекло? Фьють — и нет. Однодневка. Призрак. Пыль. Еще, небось, мне завидует, моей жизни...
А жизнь у меня — о-го-го!

ДИАЛЕКТИКА
«Человек! В самом деле звучит гордо. А если вдуматься? Чем он лучше других?
Ходит на двух, а не четырех? Этим меня не удивишь. У червяка вон вообще ног нет. Ползает и не задается.
ЭВМ придумал? А на кой она ему, эта ЭВМ? Он и сам-то мозгами шевелить, как нужно, не умеет. А еще что-то «создает»...
Ах, говорите, «духовность»? Вещь, может, и неплохая. Да только, что это такое, он и сам не знает.
Зато насчет всего остального могу точно сказать— материя. Голая материя и больше ничего. Как и все. Как и я. Из материи пришли, в материю уйдем. Все равны. А то выдумали: «Человек!» Смешно!
Так думала перед сном Старая Навозная Куча.

Минское ТРЕПЛО

Шестое чувство

Иванов был скромным и работящим человеком. Позументов, наоборот, скромностью не. отличался и работать не любил, но на производстве был на ступеньку выше Иванова. Судьба-элодейка часто такие шутки шутит. Но не в этом дело.
Однажды Позументов обругал Иванова. За дело или нет — неизвестно, просто взял вот и обругал, использовал свое служебное положение. Причем использовал на все сто процентов. Добросовестный милиционер, услышав его брань, тут же составил бы акт, в котором зафиксировал бы, что Позументов «выражался нецензурно в общественном месте». Но при описываемом нами случае милиционера вблизи не было, были одни только подчиненные Позументова, а онм сами, без милиционера, как известно, актов не составляют.
На удивление Позументова, Иванов возмутился тем, что его публично оскорбили. Мало этого, он потребовал, чтобы Позументов перед ним извинился. Факт, достойный того, чтобы его проанализировать.
Итак, что же произошло? Какова подоплека случившегося? Выражаясь научно, нижестоящий по производственной лестнице Иванов оказался более высокоразвитым существом, чем вышестоящий Позументов. У  Иванова, помимо пяти известных чувств (слуха, зрения, осязания, обоняния и вкуса), обнаружилось еще и более редкое, шестое, которое с давних времен именовалось чувством собственного достоинства. У Позументова, как и у некоторых других индивидуумов, шестое чувство развито не было. В силу этого своего физического и психического дефекта он не только оскорбил Иванова, но и отказался перед ним извиниться. Свой категорический отказ Позументов облек все в ту же изящную нецензурную форму.
Иванов пожал плечами и пожаловался на Позументова в вышестоящую инстанцию. Кляузно? А что делать? На дузль теперь не вызовешь,..
Через несколько дней жалоба Иванова вернулась с одной начальственной резолюцией, вернулась на рассмотрение... Позументову. Тогда Иванов снова написал, на этот раз в вышевышестоящую инстанцию. Прошло дней побольше, чем с первым заявлением, но зато на этот раз оно вернулось уже с двумя резолюциями. Вернулось на рассмотрение». Позументову.
Здоровые люди говорят, что они не знают, где у них сердце. Так же вот и Иванов никогда раньше не задумывался ни о своем сердце, ни о чувстве собственного достоинства. Но теперь возмутился, когда ему в душу наплевали. И тут же впервые почувствовал, где у него сердце. Покалывать и пошаливать начало. Впервые всерьез задумался он и о чувстве собственного достоинства. Чувстве, столь же естественном, как. дыхание, но, как теперь убеждался Иванов, не столь же полезном.
А с Позументова как с гуся вода. Подшивает заявления с резолюциями инстанций и обдумывает, как бы ему половчее с Ивановым расправиться. Так вот и получилось, что жалоба на Позументова обернулась бумерангом, метко разящим Иванова. И самое страшное в бумеранге зтом не гнев и месть Позументова. И даже не боли в сердце Иванова. Нет! Самое страшное совсем в другом.
У хамства более толстая кожа, чем у благородства. При столкновении Ивановых с позументовыми последние иногда понижаются я должности, но здоровья, как правило, при зтом не теряют. А чувство собственного достоинства за неимением такового у них вообще не страдает. Ивановы же порой одерживают победу слишком дорогой ценой. В ходе борьбы за чувство собственного достоинства наш Иванов стал вдруг ощущать» что чувство это как бы подтаивает и уменьшается с каждым новым обращением в очередную инстанцию. А однажды через плохо прикрытую дверь он услышал возмущенную тираду:
— Подумаешь, матом обложили! Цаца какая! Так его через так!..
Голос принадлежал одному начальник, который за минуту до этого выслушал Иванова и обещал «разобраться».
Говорят, что если человек дышит, значит, он живет. И другая аксиома: если у человека есть чувство собственного достоинства, значит, он еще не умер. А вот Позументов и без этого шестого чувства прекрасно обходится. Парадокс: живой покойник! Ему-то и невдомек, что он уже мертвый. Но еще живому Иванову от этого не легче...
В.  НИКОЛАЕВ

 

А ведь за некоторые осокрбления дают и условный срок http://advokat-kolubakin.ru/uslovnoe-nakazanie.html. Об этом вам может рассказать адвокат Алексей Колюбакин, который оказывает широкий спектр юридических услуг  в СЗАО, САО Москвы, Куркино, Тушино, Строгино, а также в городах области: Зеленограде, Химках, Солнечногорске, Долгопрудном. Стоимость услуг этого адвоката вы можете узнать на его сайте.

Редчайшая рукопись XIV века

Мы порой внезапно открываем для себя того или иного автора, такого непростого, например, как Бодо Шефер http://biznes-kniga.com/bodo-shefer-iskusstvo-upravlyat-svoim-vremenem/. Но все же намного ценнее для общества в целом  - это неожиданное открытие древних рукописей.
В феврале 1960 года отдел редких книг и рукописей Научной библиотеки имени Горького Московского университета получил в дар от инженера Николая Кирилловича Величко, племянника и наследника известного московского библиофила — врача Валериана Вадимовича Величко, старинные книги и рукописи, среди которых оказались весьма ценные экземпляры XVI — XVII веков.
Каково же было изумление сотрудников библиотеки, когда они позже, побывав дома у Н. К. Величко, обнаружили, что в коллекции В. В. Величко хранится и редчайшая рукопись XIV века — Евангелие апракос (это — собрание отрывков из различных частей евангелия). Рукопись была немедленно приобретена.
В ней около 300 листов написано на пергаменте уставом (прямым, четким шрифтом), многочисленные киноварные инициалы выполнены красивой плетенкой самого разнообразного рисунка. Четыре цветные миниатюры сделаны на золоте, что особенно подчеркивает нежные краски рисунка и дает представление о древней иконописи. Для большей сохранности между миниатюрами и текстом проложена малиновая шелковая материя. Доски переплета обтянуты ножей, а на клеймах переплета — ромбы, внутри которых помещены два переплетающихся дракона. Необходимо было как можно точнее определить время ее написания.
Несколько смущало, что крупнейший русский филолог и лингвист Срезневский, видевший рукопись в 1914 году, писал о ней: «...есть повод сомневаться в подлинности этой рукописи...» И вот что казалось...
Марфа Вячеславовна Щепкина, заведующая отделом рукописей Исторического музея, один из лучших палеографов СССР, изучая рукопись, обнаружила, что первая и последняя части и несколько листов перед концом писаны в XIX веке с фотолитографического издания Остромирова евангелия (одно из древнейших русских произведений, написано в 1057 году). Миниатюры срисованы оттуда же. Средняя часть рукописи действительно писалась в XIV веке в Южной России. Возможно, доски переплета принадлежат евангелию XIV века, но кожей рукопись была оклеена позже. Это заключение частично объясняло и самую историю написания этого интереснейшего древнерусского памятника. Известно, что евангелие принадлежало семье Горчаковых. Предки их были удельными князьями перемышльскими и в начале XVI века приняли фамилию Горчаковых. Весьма возможно, что рукопись все время находилась в семье перемышльских князей, и, поскольку отсутствовали первые и последние листы, владельцы решили реставрировать рукопись. Уже позже, по-видимому, по поручению Горчаковых, было написано послесловие, по которому можно предположить желание владельцев возвести свой род к князю Льву Даниловичу, бывшему в начале XIII века королем галицким и основателем города Львова. Подобран был совершенно такой же, как и в подлиннике, пергамент и поручена опытным мастерам переписка недостающего текста по Остро-мирову евангелию с сохранением всех его особенностей. Остромирово евангелие было избрано образцом, потому что оно также южнорусского происхождения.
Приобретенная университетом книга имеет большое научное значение. По крупицам собирают историки и лингвисты древнерусские памятники.
Достаточно вспомнить, что в единственном экземпляре хранится в фондах Публичной библиотеки имени Салтыкова-Щедрина самый древний литературный памятник — Остромирово евангелие, написанное дьяком Григорием в XI веке. Найденный подлинник книги XIV века — величайшая редкость. Эта же рукопись особенно ценна тем, что позволит ученым познакомиться с единственным и очень хорошо сохранившимся теистом, переписанным с Остромирова евангелия — самого древнего известного нам памятника русской письменности.
Для филологов рукопись будет важным источником изучения русского языка, ибо южнорусских памятников известно очень
мало.
Московский университет может гордиться приобретением уникальной рукописи, найти подобную в настоящее время почти невозможно.
Зав. отделом редких книг и рукописей Научной библиотеки имени Горького МГУ Н. МЕЛЬНИКОВА.

Как автор стал писателем

Для нас, современных читателей, неразрывно слиты автор и книга, которую мы можем купить в православном интернет магазине Великий город http://www.velikigrad.ru. Произведение существует именно как произведение автора. Другого мы себе и не можем представить. Но было ли так всегда, на протяжении всей истории русской литературы?
Об этом рассказывает интересное исследование С. А. Рейсер «Из истории русской текстологии» (журнал «Филологические науки» № 1 за 1966 г.). Здесь использованы материалы XVIII века и отчасти XIX.
В XVIII веке автор часто стушевывался за печатными страницами своего творения. По-видимому, авторское самолюбие в ту эпоху  русских писателей было развито куда слабее, чем в последнее столетие.
И поражает огромное количество анонимных книг, вышедших в то время. В какой-то степени это можно объяснить и традициями, шедшими из глубин русской истории. Ведь в древнерусской литературе проблема авторства не ставилась. Летописцы нередко зашифровывали свои имена, а часто просто не думали об увековечивании своего имени.
Следует упомянуть еще об одном. Литература восемнадцатого века — литература классицизма. Классицизм — с его нравственным пуританством, внутренней схожестью сюжетов и идей — тоже, несомненно, способствовал такой отрешенности писателей от своих творений.
И попытка пробить барьер анонимности встречалась в штыки. Когда молодой драматург В. И. Лукин выпустил два томика своих сочинений и переводов, то все остальные литераторы были искренне возмущены: они воспринимали выход в свет двухтомика как потрясающую нескромность, настоящий скандал.
Ну,а раз текст воспринимался как «ничейный», то и понятия литературной собственности не существовало. Вот пример. Курганов, автор знаменитого «Письмовника» (нечто вроде популярного учебника, рассказывающего понемногу обо всем) соединял в единое целое отрывки из различных стихотворений Ломоносова — и так печатал. Подобную операцию с одами В. Петрова проделывал другой издатель — Илья Сичкарев. Любопытно отметить — в «Письмовнике» большинство отрывков из литературных произведений даны анонимно, даже очень известных писателей (Ломоносова, Хераскова, Кострова).
Почтенный принцип: «мое-твое-богово» .был достаточно распространен в русской словесности XVIII века. Никого не удивляло, если в трагедии Княжнина «Владимир и Ярополк» встречались целые куски из пьесы Расина «Андромаха», а в «Ольге» того же драматурга — сцены из «Меропы» Вольтера. Да и сам Сумароков, известнейший из драматургов, человек колоссального самомнения, твердо уверенный в своей гениальности, не стеснялся заимствовать не только сюжеты, но и сцены и монологи из французских трагедий. Это так называемые переводы-переделки, как говорил Василий Тредиаковский, «со склонением на наши нравы».
И своих собратьев по перу редактировали без пощады. И Антиоха Кантемира правил Барков, Херасков поправляет стихи талантливого поэта Шишкина, рано умершего, Львов и Капнист — баснописца Хемницера. Такие редакторы правили кто во что горазд, подновляли, приспосабливали к современным нм вкусам, эстетическим требованиям.
И только с появлением такого яркого поэта, как Державин, считает С. А. Рейсер, все изменилось. Постепенно личность автора выходит на первый план. Этому способствовало и рождение романтизма. Романтизм с его культом исключительного героя, вольно или невольно связанного с обликом автора, пробудил у читателей интерес к самому писателю. Текст начал восприниматься через призму личности автора.
И уже в пушкинскую эпоху было совсем по-другому. Тогда появление анонимного романа или стихотворения — большая редкость. В цензурном уставе 1828 года были впервые оговорены права автора. И любопытно: в бумагах Пушкина сохранился план статьи об авторских правах. Писательство становилось профессией.
А область критики и библиографии туман анонимности окутывал и десятилетня спустя. В лучших журналах того времени — «Современнике», «Отечественных записках», «Русском слове» многие критические статьи, рецензии печатались без подписи автора. Считалось: каждая статья — мнение всех до единого сотрудников журнала. Отсюда вывод: значит, и подпись не нужна.
Кстати, на этой почве возник спор у Белинского с известным редактором и издателем Краевским. Великий критик писал ему: «...не любя присваивать себе ничего чужого, ни хорошего, ни плохого, я не уступлю никому своих мнений, справедливы или ложны они, хорошо или дурно изложены».
Но н сам критик позже изменил свое мнение. В 1846 году он писал в «Отечественных записках»: «...подписываются или не подписываются критические и библиографические статьи в журнале — это решительно все равно н нисколько не изменяет сущности дела».
Небезынтересен и такой факт. При жизни Н. А. Добролюбова ни одна его статья или заметка не была подписана полной фамилией. Зато целый веер криптонимов и псевдонимов: «-бон», «Н.-бов», «Волгин», «Конрад Лилиеи-швагер» и даже «Яков Хам». И по сей день ученые не знают авторов многих принципиально важных критических статей' в «Современнике», «Отечественных записках» и в других журналах.
Или вот несколько строк из одного письма Добролюбова, поставивших в тупик не одного текстолога. Он говорит о критическом разделе журнала «Современник»: «...почти все писано мной, кроме трех или -четырех рецензий, которые нетрудно отличить». Но не очень-то легко отличить! Особенно если учесть, что анонимные рецензии правились редакторами, и правились беспощадно. И сейчас текстологи иногда бывают в затруднении: кто же написал рецензию — Добролюбов или корректор «Современника» Петр Дмитриев?

urokiatheisma