Отеческое отношение

Директор вел совещание. Поняв это с порога, я попятился было обратно, но он меня остановил:
—  Куда же вы?
—  Извините, —   пробормотал я, — меня    не    предупредили...
—  А-а! — отмахнулся   директор.— О  чем  говорить)     Совещание можно перенести. Проходите и присаживайтесь. А вы, товарищи,     свободны,   продолжим  завтра.    У  меня  в  гостях изобретатель.
Оставшись со мной наедине, директор закурил, подвинул ко мне пачку сигарет (интересно а он сам узи регулярно проходит?) и с видимым удовольствием откинулся в кресле.
—  Ну,   заждался   я   вас.    Авторское  свое,   надеюсь,  захватили?
—  Конечно!
—  И описание тоже?
—  Разумеется.
—  Давайте      сюда,       вникну еще  раз,  как  следует.
Он придавил сигарету на селекторе  и  углубился   в   изучение документов.
—  Не очень-то удобно,— обронил    он    между    делом. — У  нас,  вообще-то,  завод  котлы газовые выпускает,    а    ваше   изобретение совершенствует трактор.
—  Да,    но  об  этом,  я  полагал, вы знали заранее...
—  Ну,   безусловно!    Но     не ждать же, когда за вас примется Челябинский тракторный или Харьковский!   И   вам  далеко   и им неудобно. А наш завод под боком... Ничего, возьмем готовый трактор и будем вводить в него     ваше     усовершенствование.   Справимся!   У  вас,   кроме описания, есть какие-либо чертежи? Нет, наверно?
—  Угадали.
—  Ладно, не беда — подключим КБ.
Директор повернулся, нажал кнопку и произнес в пепельницу:
—  Главного  конструктора.
Затем снова повернулся ко мне:
—  Ну,     а  в  разработке  технологии вы не смогли бы   нам помочь?
—  Но   я   же   занят  в   другом месте...
—  Та-ак.   Придется   и   технологическому    отделу    подбросить нагрузочку...
После этого мне привелось беседовать с директором еще не раз, и всегда он встречал меня, как самого дорогого гостя. Мне выписали пропуск на завод. Директор называл меня «Ваше совершенство» и распорядился обеспечить всеми нужными материалами и специалистами.
—  Все дело в том,— открылся он как-то,— что министерство  запланировало  нам  на  этот год реализацию двадцати  изобретений,    а    подходящих    мы набрали только  шестнадцать — остальные    расхватали   соседи. И   фонды   выделены,   и  финансирование  обеспечено,  да  боюсь завалить — беды потом не оберешься!
Заведующий бризом, молодой, энергичный инженер с труднопроизносимой фамилией, оказался тоже очень обходительным человеком. Не дожидаясь окончания разработки, он успел уже наладить в экспериментальной мастерской макет моего устройства.
— У меня работают пенсионеры,— пояснил он.— У них громадный опыт и невероятная сноровка. Работают они, правда, по сокращенной рабочей неделе, но зато могут сделать все. К ним и молодежь приставили— пусть учится.
Испытание опытного образца надолго останется в моей памяти. На участке подшефного колхоза, куда уже доставили трактор, собрались все причастные специалисты. Сам трактор, подкрашенный и вылизанный, стоял на пашне, лучше нового, и контуры его слегка зыбились в потоках нагретого воздуха. А может, это я сам так волновался, что все в глазах рябило?
Наконец, прибыл и сам директор. Шляпу он где-то забыл, и ветерок непростительно шалил с его шевелюрой. Из кармана пиджака вместо авторучки выглядывала алюминиевая общепитовская вилка —
видимо, он тоже волновался не меньше, чем я, и впопыхах запихнул ее.
—  Ур-ра! — закричали    все, когда  трактор  безукоризненно выполнил       всю      программу. А директор в заключение сказал мне:
—  Загляните в  плановый отдел.    Настала    пора    подвести приятную черту...
В плановом отделе со вкусом и затейливо одетая милая женщина встретила меня с порога:
—  К нам уже  пришло  сообщение  о   включении     в    план оставшихся    месяцев текущего года      изготовления      опытной партии   в   сто  тракторов   с   вашим изобретением. График министерством    уже    утвержден, акт     внедрения      подготовлен, расчеты    и    все    прочее есть. Проверьте все сами, подпишите... и в бухгалтерию!
—  Как! Разве вы будете   выплачивать?
—   А-а!     —     очаровательно улыбнувшись, отмахнулась она, напомнив в чем-то манеру директора.— К  чему  лишняя  волокита? Оплатим сами и представим эту сумму в общем счете услуг...
—  Но я слышал, что для получения  вознаграждения   надо составить   гору   документов   с бесчисленными  подписями...
—  У  вас устаревшие   сведения,— возразила       начальница, сияя      голубыми     глазами. — Когда-то    было    действительно сложно. Но теперь все это отменено.   Нам  не утвердят   отчет   о внедрении    без    вашей квитанции   о получении  вознаграждения. Вы уж нас не подведите,   пожалуйста.    Получайте быстрее свои деньги—и нам квитанцию!
—  Между прочим, у вас ведь это   не  первое   изобретение,— изменила она тему разговора.
—  Уже   с десяток,— блеснул я.
—  Скажите,    как   мило!    Теперь   вы   наверняка    получите звание   к.  т.   н.  Вы   знаете   об этом?
Она сноса улыбнулась, и тут...
«...И тут автор проснулся»,— зевнет многоопытный читатель.
—  Да   нет,   этот  прием   уже стар! — поправит        другой. —
Фантастика фантастикой, но надо ж и меру знать. Такой бред и во сне не приснится. Просто у него был блат.
Да, автор сознается, что он-таки поднаврал. Но категорически отводит, как беспочвенные, обвинения в блате. Уж это-то даже ни в какие рамки не уложится. Невозможная это вещь — изобретатель с блатом.
Вместе с тем автор имел к вышеописанной истории самое прямое отношение, хотя детали и не совпадают. Автор действительно изобретатель. А что касается обстоятельств, то в них нет ни грана выдумки: ведь все это записано в Положении об изобретениях и других нормативных документах по изобретательству. Надо только их выполнять. А чтобы стимулировать «отеческое» отношение директоров к изобретателям, можно использовать предложения, которые я и высказал в этом, пока фантастическом, рассказе.
К. БРЕНДЮЧКОВ, слесарь

Бесплатное приложение

Наум ЛАБКОВСКИЙ
Приближались праздники, и я решил заняться ремонтом квартиры. К счастью, и жена уехала в командировку. Уже давно нужно было исправить кое-какие мелочи, но в присутствии жены каждая мелочь легко перерастала в крупный скандал.
Теперь я был независим и, установив очередность работ, пригласил из конторы по ремонту квартир мастеров.
Точно в назначенный час у двери раздался звонок. На пороге стоял опрятный молодой мужчина. В одной руке он держал деревянный чемоданчик, в другой — крохотную ручку мальчика лет четырех, глядевшего на меня любопытными глазенками.
—  Здравствуйте! — бодро         сказал мужчина.— Плотник   Пантелеев.   Извините, что я не один. Детский садик закрыли   на   ремонт,   а  жена  тоже  работает. Сережку не на кого оставить. Вот мы и водим его с   собой   по   очереди. Вроде как бесплатное приложение. Сегодня моя очередь.
—  Сегодня    папина    очеледь,— подтвердил   мальчик  и   первым   проскользнул в дверь.
—  Он    нам    не    помешает,— сказал мужчина.— Посадите   его   где-нибудь   в уголке, дайте ему книжку с   картинками, он и просидит так,  пока я закончу работу.
Я отвел Сережку в столовую, усадил в кресло и дал ему альбом Эффеля.
Мы с плотником принялись за работу. Он открывал и закрывал входную дверь, подгоняя ее под новый замок, а я, не закрывая рта, давал руководящие указания.
За стеной раздался приглушенный звон стекла.
—  Сережка! — позвал  плотник. Сережка не отозвался.
Пантелеев как-то странно посмотрел на меня, отложил инструменты и медленно пошел в столовую. Я— за ним.
В столовой не было ни Сережки, ни альбома Эффеля, ни даже огрызка от яблока. Не было и хрустальной вазы с яблоками, что стояла на столе.
Мы заглянули всюду, куда мог спрятаться мальчик четырех лет. Мы не нашли его ни в серванте, ни под столом, ни за портьерой. Я выдвинул ящики стола и поискал между ножами и вилками, но тщетно.
Снова послышался звон разбитого стекла. Теперь из спальни. Мы со всех йог кинулись туда.
В спальне на ковре лежал разбитый
плафон от люстры. Но Сережки и здесь не было. Ни в гардеробе, ни на люстре, ни под ковром...
Мы стояли посреди комнаты и недоуменно смотрели друг на друга, как вдруг с прикроватной тумбочки упал телефон.
—   Минуточку!   —   воскликнул   Пантелеев. — Тут он, попался!
Пантелеев проследил, куда тянется телефонный провод, лег животом на ковер и пошарил рукой под кроватью.
—   Здесь он! — с облегчением вздохнул   счастливый  отец.— Только  голыми руками    его    не    возьмешь.    Кровати очень низкие. Чем бы его выудить?..
—   У меня есть спиннинг,— сказал я.
—   В самый раз!
—  Держите.
—   Поедем  на рыбную ловлю,— словно   ни   к   кому   не  обращаясь,   сказал Пантелеев.
—   Поедем! — донесся    из-под  кровати голосок Сережи.
—   Ну, вот,    приехали! — тем же тоном сказал     Пантелеев.— Я    рыбак, а где рыбка?
—  Тут! — живо    откликнулся    Сережка.   Видимо,   началась  игра,   в  которую отец и сын играли не в первый раз.
Пантелеев закинул крючок под кровать.
—  Зацепи рыбку за штанишки!—сказал  он. — Только осторожно,  чтобы  не поцарапать рыбью чешуйку.
—   Не бойся, не поцалапаю, — донеслось из-под кровати.— Готово!
—   Приступаю к ужению! Пантелеев передал мне спиннинг.
—   Вы   крутите, — шепнул   он, — а я буду страховать, чтобы он с крючка не сорвался.
Я стал медленно вращать катушку спиннинга. Леска натянулась, как при вываживании крупной рыбы. Наконец из-под кровати появился Сережка. Он был весь серый от пыли. В одной руке он держал обрывок телефонного провода и адаптер asus http://primuss.ru/cat/redundant_power_supply_asus/power_adapter_for_asus_laptop_19v_4_74a_5_5x2_5_mm/, в другой — обломок вазы.
Пантелеев только взглянул на меня и стал собирать свой чемоданчик.
—   Извините,  что   так   получилось,—. сказал   он, —завтра   к   вам   придут   починить телефон.
Полночи я не спал. Я ползал по комнатам, собирая осколки и прижигая пораненные пальцы йодом.
Утром у двери раздался звонок. На пороге стояла молодая женщина.
—  Здравствуйте,— приветливо   сказала она.— Я техник с телефонной станции. У вас вчера испортился телефон?
Я очень ей обрадовался.
—   Извините, я  не одна,— смущенно сказала    женщина.— Детский    сад    закрыт на ремонт. А муж тоже работает. Мальчика не на кого оставить. Вот мы и водим его с собой по очереди, вроде бесплатного  приложения.  Сегодня  моя очередь...
—   Сегодня    мамина    очеледь,— сказал Сережка,  выходя  из-за спины  матери.

Почему мы так говорим

Есть довольно популярный отдел во многих журналах и газетах: «Почему мы так говорим?» В нем пишут про различные слова — откуда они родом, какое у них происхождение, что такое карта онлайн и все такое прочее. Давно пора такой отдел завести и в спортивных изданиях: ведь в спорте есть свои загадочные слова, выражения, целые фразы — и никто не знает, почему мы так говорим! Ну, как докопаться, например, до причины появления клички «Лаура», которая в давние годы надолго прилепилась к защитнику одной известной московской футбольной команды? Или «Чита»? Или «Чепчик»? А это всё прозвища, или, говоря по-модному, «полевые псевдонимы» известных в свое время мастеров футбола, В самом деле, есть в Бразилии Пеле, Диди, Дада и так далее? В конце концов слово «Чепчик» звучит для бразильца не менее загадочно, чем «Диди» для нашего уха. В общем, о вкусах на прозвища не спорят. Но все же почему мы так говорим?
...Моим первым открытием была расшифровка знаменитого прозвища «Бей-пузырек». Как вы знаете, так называют болельщики известного хоккейного аса. Называют любовно, ласково. Но почему? Из-за чего?
Как удалось мне установить, родилась эта кличка лет десять назад. Причем любопытное обстоятельство— сперва бытовала наряду с ней и еще одна: «Я — четвертый». Не много ли для одного, пусть и весьма популярного, хоккеиста? Откуда они?
Историю этих псевдонимов мне рассказали хоккейные болельщики-старожилы. В одном матче — лет десять назад — трое болельщиков собрались на трибуне распить пол-литра. Один уже открыл «пузырек»; а двое других, предвкушая удовольствие, держали стакань!. В это мгновение в бутылку попала перелетевшая барьер шайба и вдребезги разбила драгоценный сосуд. С этой минуты за хоккеистом и увязались два прозвища сразу: «Бей-пузырек» и «Я — четвертый». В результате естественного отбора выжило более оригинальное «Бей-пузырек», что-то вроде двойной фамилии типа Бий-Бродский или Бой-Туров.
Самым сложным моим открытием было выяснение прозвища капитана одной из футбольных команд мастеров. Почему его зовут «Копилка»? Как только я начал ворошить спортивных мемуаристов, мне напомнили, что несколько сходное прозвище («Разменяй рубль») имеет один известный футбольный судья. Оба псевдонима носят, так сказать, финансовый оттенок, подумал я, не из одного ли эпизода они родом?
Подозрения   подтвердились:   оказывается,   и   судья
и капитан заработали свои прозвания одновременно, в соавторстве, если можно так выразиться.
Несомненно, многие любители футбола помнят международный матч между «Эрикой» (эта команда тогда первый раз приехала к нам) и нашим «Вымпелом». И, конечно, не забыли, что эта встреча началась с опозданием на пять минут. Задержал начало матча арбитр из-за чрезвычайного происшествия.
...Команды вышли на поле, прозвучали гимны, футболисты обменялись памятными подарками. Капитаны подошли к судьям. Как положено, главный арбитр разыграл ворота: высоко подбросил монетку. День был солнечный, вверх смотреть было больно. Монетка блеснула и... словно растворилась в небе. Буквально растаяла — исчезла, не вернулась на землю!
Тут уж все — трое судей и два капитана, задрав головы, начали шарить глазами по небу. А небеса чистенькие, голубенькие — ни облачка, ни монетки.
—  Здорово вы ее швырнули! —восхищенно произнес один из боковых судей.
—  Надеюсь, коллеги, вы не думаете, что мой гривенник  вышел на  околостадионную  орбиту? — мрачно спросил главный.
—  Вот так рождаются  неопознанные  космические предметы! — усмехнулся  другой боковой судья.
—  Придется    бросать    еще  раз,— произнес  главный.— У кого есть деньги?
Судейская бригада и оба капитана были без мелких.
—  Разменяйте   рубль,— шаря    в    кармашке    своих шорт, проговорил  главный судья.
Тут все заулыбались: кто ж с собой берет деньги, когда выходит на матч?
Решили договориться о воротах без розыгрыша — путем добровольного соглашения.
Матч начался. А минут через десять обнаружилась пропавшая монета.
Капитан «Вымпела», обладатель буйной, словно состоящей из тысячи черных пружинок шевелюры, получил навесной пас и пробил головой по воротам соперников. Ударил — и такой вопль исторгнул, что телевизионный режиссер дал на всякий случай во весь экран шторку-надпись крупными буквами: «ПРОСИМ ИЗВИНЕНИЯ ЗА ЗВУКОВЫЕ ПОМЕХИ».
Именно в пружинистой буйной шевелюре нашего капитана и спряталась, оказывается, монетка-жребий. Там можно было не то что один гривенник, а рублей на пять мелочи расфасовать.
вот так и родились прозвание «Копилка» и полевой псевдоним судьи «Разменяй рубль»... Вот почему мы так говорим.

Варенье со вкусом

Обычно я не заглядываю в шкатулку Марианны: я не любопытен. И на этот раз я стал в ней копаться только потому, что искал спички. Я, конечно, знал, что им там неоткуда взяться, но когда перевернешь весь дом в поисках нужной вещи и ничего не найдешь, то начинаешь искать в самых неподходящих местах.
На дне шкатулки я увидел черновики писем, адресованных бюро перевозок «Братья Адамсен». Марианна всегда пишет черновики карандашом, а потом перепечатывает на моей машинке. Но какую переписку она могла вести с «Бр. Адамсен»? Мы переезжали полтора года назад. Мое любопытство было разбужено. Я вытащил письма и стал читать.
Первое  звучало  так.
«Бюро перевозок «Бр. Адам-сен». Когда в свое время, лет 12—13 назад, вы перевозили наши вещи, то по дороге ничего не пропало и не разбилось, даже, наша очень дорогая китайская ваза, которую вы, наверное, помните и за которую я страшно боялась, так как она досталась мне по наследству, и поэтому мы выбрали вашу фирму, когда нам нужно было опять переезжать — это было 5—6 месяцев назад. На этот раз ехать нужно было всего два квартала, поэтому тем более непонятно, почему вы не сумели сделать все как следует. Пропал ящик, в котором было двенадцать банок клубничного варенья домашнего приготовления, они совершенно явно исчезли, я их искала по всему дому и не нашла, их абсолютно точно нету, и я этим очень недовольна и считаю, что это не годится для солидной фирмы. Пожалуйста, посмотрите, не остались ли они в машине. С приветом Марианна Брейнхолст. P. S. Там на банках написано «смородина», но на самом деле это клубника, у меня просто других наклеек не было».
Письмо номер два датировано тремя днями позднее.
«Бюро перевозок «Бр. Адамсен». Я получила ваше письмо, но должна сразу же сказать, что меня интересуют де деньги и не возмещение убытков, поскольку варенье было домашнее и за деньги такого не купишь. То
клубничное варенье, которое продается в магазине, ни в какое сравнение не идет, потому что это конфитюр, а не варенье, и у нас в семье его не любят. Он слишком сладкий, даже немного приторный. Читаем отзывы о азбуке вкуса http://jams.ru/company/azbuka_vkusa/reviews - там варенье куда вкуснее.  Я только считаю, что уж если вы так заботились о том, чтобы снести с чердака весь наш старый хлам, то о моей клубнике тем более могли бы подумать как следует. Она для меня представляет особую ценность, потому что я несколько дней ползала на коленях, собирая ее. Я не знаю, насколько можно положиться на ваших людей, но помню, что среди тех, кто носил вещи, был один маленький и толстый с черными волоса-ми, в шерстяной безрукавке, он помогал перетаскивать пианино и другие тяжелые вещи. Честно говоря, он производил нехорошее впечатление, и меня не удивит, если окажется, что именно он и припрятал этот ящик для себя. Если это он, то я не хочу, чтобы его наказывали, а только прошу вернуть мое варенье. С приветом Мариаи-на Брейнхолст».
Третье письмо написано через три недели.
«Бр. Адамсен». Спасибо за ваше письмо, которое я получила восемь или больше дней тому назад, ведь время летит так быстро. Я давно хотела вам написать, но все никак не могла собраться. Что касается того маленького с черными волосами и в безрукавке, то скажите ему, что хотя он и не ест клубнику, так как от любых фруктов у него начинается экзема, то все равно ведь можно предположить, что он стащил варенье, чтобы его продать, поскольку оно домашнего приготовления, но я все-таки не думаю, что он это сделал, потому что он скорее взял бы дорогую вазу (ту. китайскую, вы помните), если бы она, конечно, была. Он, таким образом, вне подозрения, это вы ему можете передать. Вообще же с этим делом вам больше ничего предпринимать не нужно, потому что я как следует подумала и вдруг вспомнила, что эти 12 банок варенья мы съели еще прошлым летом. С дружеским приветом Марианна Брейнхолст»,
Вилли БРЕЙНХОЛСТ

Чужая слава

Собрав нас, директор прочитал письмо из органов приблизительно такого содержания. Кто-то из нашего отдела, повстречав ночью известного штангиста, учинил с ним драку. Штангист пострадал, что всем показалось странным - штанга это все-таки не сноубординг http://www.topsnow.ru/first_lessons.html. Фамилии нашего сотрудника  не запомнили. Зато название места его работы называет четко.
—  Придется   кому-то     сегодня     влепить   выговор,— сказал председатель, обведя всех суровым взглядом.— Так   кто   же   это  дебоширил   ночью   в районе Строительной улицы?
Все посмотрели на меня.
—  Вы  что, друзья,— смутился  я,— неужели  меня подозреваете?
Все молчали.
—   Верно,   мой  брат,   что  живет  на   Строительной,   в   тот  день   как   раз   справлял   новоселье.   И я  действительно  ночью  возвращался   домой.   Но, поверьте,   никакого   штангиста   не   встречал.
—  Ну,   это   уже    легче,— вздохнул    председатель.— Просто,   наверное,   выпил   лишнего   на   радостях и не помнишь.
—  Да нет же, клянусь!— заверил я.
—  Клятвы   тут   неуместны,— сказал     председатель.— Я  сам,  помню,  вьшил  как-то  больше,  чем надо,   и   потом  такое   выделывал!   А  что   именно, не помню.
—  А  я  отлично  все  помню.  Вышел   из  дому  и через несколько метров встретил такси...
—  Может, он штангиста за такси принял и пытался остановить?— подумал кто-то вслух.
—  Вполне   возможно,— заметил   председатель.
—  Да   поверьте  же   наконец,—сказал   я,—в   тот вечер я был совершенно трезвый...
Дружный хохот не дал мне окончить фразу.
—  Ну   и   насмешил! — Вытер   слезы    председатель.— Пойти  на   новоселье   к  брату   и   выйти  оттуда   трезвым — что  может  быть  смешнее?
Я оглядел присутствующих: ни у кого не оыло сомнений, что именно я был участником злосчастной драки.
—  Посмотрите     на   меня,   на   мою   фигуру,   на мои мускулы! Разве я способен побить спортсмена да еще штангиста? — умоляюще   попросил   я.
—  У  меня  есть  знакомый,— отозвался  с  места ученик   чертежника,— совсем     хилый,   но   восемь порций   второго   может     запросто   съесть   и   еще пива по двенадцать кружек выпивает.
—  Сознавайся,  а то  хуже будет,—  грозно   сказал председатель.
И я сознался.
—  Было.  Дрался.  Больше  не  буду,—утомленно сказал я и сел.
—  Э,   так   нельзя,—закричал   председатель,—ты давай   подробности!   Как   подрался,   почему,   при каких     обстоятельствах.   Выговор  тебе   все   равно обеспечен. Не для того же мы собрались, чтобы только факт констатировать.
—  Какие   подробности?—смущенно  сказал   я.— Ну   иду   я   после   новоселья. Гляжу,   по   тротуару какая-то  гора   движется.     Я   попросил   его  сойти на  мостовую.  Он   ни  с  места.  Так  я   ему   ка-а-к врезал—  он  на  другую  сторону     улицы  перелетел!
—  Какой,  силач! — выкрикнул  женский   голос.
—  Вот   это   удар!— отметил   чей-то   бас.
—  Перелетел с одного удара?—осторожно поинтересовался председатель.
—  Буду  я  еще  на   него два    удара  тратить,— небрежно сказал я.
—  Позвольте!— возмущенно        поднялся   вдруг наш  электрик.— К   чужой   славе   хочешь   примазаться? Не выйдет!
Все   посмотрели   на   него.  Электрик  никогда   не выступал на собраниях.
—  Пишите  выговор      мне,—сказал    он.—Это  я ударил прославленного штангиста.

Его последний отзыв и спасибо

Вот уже четвертый день толстый брюнет с проседью Георгий Андреевич жил у толстой крашеной блондинки Анастасии Петровны на правах вроде как мужа.
Обоим было несколько за сорок, у обоих порой прихватывало сердчишко, вступало в поясницу и мышиными зубками грызло в боку после острого и жирного, но когда-то они были красивы и удалы, спользовали только качественную косметику https://lamirina.ru/  и поныне каждый из них считал, что в основном, с пустяковыми потерями, сохранил свою красоту и удаль.
Тася — так она продолжала представляться — работала буфетчицей в ресторане. Там она и познакомилась с Жорой, когда он по-хозяйски зашел из зала на служебную половину и хриплым тенорком попросил завернуть ему «с собой» бутылку водки.
Поговорили, он ее подождал, проводил домой и застрял в ее однокомнатной квартире.
Георгий Андреевич и Анастасия Петровна догадывались, что у каждого из них в прошлом житье-бытье было много всего-всякого, но по взаимному молчаливому согласию не пытали друг друга анкетными расковырками. Она знала о нем только то, что Жора — командировочный с юга, что он разведен с женой и собирается переводиться в Москву, для чего читает отзыв об отеле
Сейчас вроде бы муж Жора посапывал, положа пухлую ладонь на мясистое плечо своей вроде бы супруги Таси. Она не слала и, глядя во тьму, прикидывала, в какой пропорции будет завтра разбавлять коньяк старкой и как это выйдет по деньгам. Она задремала, но ее разбудил надсадный рокот автомобильного мотора под окном.
Там, в узеньком дворе, в теснине высоких домов, прилаживался на ночевку могучий транзитный автофургон. Это было проклятье ее дома. Фургоны прибывали ночью, шоферы спали в кабинах и отапливались от моторов, которые то нагло взревывали, то работали на низких, бормочущих оборотах. Стекла в Таенной квартире дребезжали, уснуть в такие ночи было трудно, и она люто ненавидела эти автофургоны и чертову шарашкину контору во дворе, где шоферы утром получали новые наряды н выкатывались со двора. Но теперь у Таси был заступник.
—  Жор, а Жор...
—  А-а... — прохрипел Жора.
—  Сделай что-нибудь, прогони машину.
Георгий Андреевич вытер ладонью слюнявую губу.
—  Какую машину?
Ничего не понимая, он сел, спустив ноги на ковер.
—  Слышишь, во дворе грузовик гундит.
—  А-а, это мы сейчас.
Жора сполз с дивана и подошел к окну. Тася видела его профиль, всклокоченные волосы и нос картошкой.
—  Так. Какой у тебя номер дома — пять?
—  Семь.
—  А отделение милиции?
—  Пятьдесят первое.
Жора снял трубку телефона, набрал 02 и сказал:
—  Пятьдесят первое дайте. Срочно! Алло! Со второго  Кренделевого  проезда   говорят.   Дом  семь.  У нас тут черт те что, товарищи,  во дворе делается. Какие-то автофургоны устроились на ночевку. Грохочут моторами,  понимаете,  не дают людям отдохнуть после работы. Весь дом не спит, понимаете...
Не прошло и трех минут, как во двор въехала еще
одна машина. Захлопали дверцы, послышались голоса. Рокот автофургона смолк. Стекла в окне перестали дребезжать. Жора и Тася, босые, не включая света, стояли у окна и жадно наблюдали за ходом событий.
Внизу на заснеженном квадрате двора рядом с автофургоном стоял милицейский «Москвич». Лейтенант в ушанке и сапогах говорил по радиотелефону. Витой, как пружина, шнур тянулся из кабины «Москвича» к трубке. Очевидно, лейтенант получил вполне четкие указания, потому что через минуту «Москвич» круто развернулся и поехал со двора, а за ним неохотно двинулась туша автофургона.
Во дворе стало пусто и блаженно тихо.
Два толстых босых человека у окна радостно обнялись и захохотали светлым смехом победы н освобождения.
Ну, сильны! — сказал Жора, снова укладываясь на тахту. — Пять минут, и все дела! У нас в Кременчуге милиция раньше следующего дня не пожаловала бы. Во оперативность! Столица, мать честная. Слушай, Тлсь, надо им отзвонить в милицию — поблагодарить.
—  Не надо, спи. Перебьются без твоего спасибо.
—  Неудобно. Люди ночью в мороз тут же приехали по ерундовому в общем-то делу. У нас в Курске ахнут,   когда  я  это  расскажу.
—  В Кременчуге, — поправила Анастасия  Петровна.
—  Там я раньше жил, а лотом в Курске.
—  Ложись, Жора. Не колготись.
—  Нет, позвоню.  Надо поощрять людей за хорошее.
Он встал и зашлепал к телефону.
—  Алло! Пятьдесят первое? Это опять со второго Кренделевого проезда говорят. Дом семь. Огромное вам  спасибо,   товарищи,   за   оперативную    помощь. Это  я,   который   насчет   автофургона    вас   вызывал. Да-да, теперь тишина. Знаете, я сам из Хабаровска, дак там у нас такого не увидишь.
—  Из Куоска,— поправила с тахты вроде бы жена Тася.
Жора  брыкнул   в  ее сторону  ногой,   чтоб   не  мешала.
—  Ваша фамилия? — спросил дежурный.
—  Кублецов, — ответил Жора. — Так и  запишите: от всего сердца благодарит гражданин  Кублецов Георгий Андреевич.  И объявите патрульным благодарность в приказе за охрану покоя граждан.
—  Спасибо,   Георгий Андреевич,  объявим.   Вы  из какой, кстати, квартиры?
—  Дом семь, квартира девяносто два, второй подъезд, пятый этаж.
—  Так.   Значит,    Георгий   Андреевич   Кублецов,— врастяжку сказал дежурный.— Вы с какого года будете, Георгий Андреевич?
—  С  двадцать   восьмого,  а   что?
—  Да мы тут три года разыскиваем  некоего Куб-лецова   Г.   А.— многоженца   и  злостного    неплательщика   алиментов.   Сейчас   мы   проверим.   Никуда   не отлучайтесь, пожалуйста.
С пожарной быстротой Георгий Андреевич принялся одеваться.
—  Чтоб я еще когда-нибудь в жизни кому-нибудь сказал спасибо! Ну нет, не дождетесь, голуби! — бормотал он, лихорадочно натягивая брюки.
М. ВИЛЕНСКИЙ

Диалоги

На трамвайной остановке

Вы     не      скажете,     как пройти к гостинице «Восход»?
—   К  гостинице    «Восход»? А вон видите, пошел трамвай?
- Да.
—   Четыре...  пять...   шестая остановка    как    раз и    будет гостиница «Восход».
—   Но я же только что сошел с этого трамвая!
—  Зачем?
—  Там   гражданин    сказал,
что я уже проехал свою остановку.
—  А-а,    понимаю.     Вы     в трамвае сидели?
—  -Сидел.
—   А тот  гражданин  стоял?
—  Стоял.
—  Теперь наоборот.
—   Что    значит     наоборот?
—   Вы   стоите,   а   он  сидит.

Услуги копирайтинга

Создатель практически любого сайта нуждается в контенте для продвижения своего детища. Однако далеко не все имеют на это время и силы. На помощь вам придут профессиональные копирайтеры. Услуги копирайтинга и seo на seowrite http://seowrite.org/?page_id=144 вы можете заказать на сайте seowrite.org. Здесь вы сможете сами выбрать копирайтера по душе.

У доктора

—  Здравствуйте,        доктор.
—   Ну и что?
—  Да  вот что-то  палец болит... нарыв.
—   Отрезать надо.
—  Это как?
—   Укоротить,        укоротить.
—   Простите, доктор, не понял.
—  Сейчас  это  опять   в  моду входит.
—   При чем тут мода?
—   Я  понимаю, до нас    это еще  не дошло. А  вот на  Западе, я сама видела в журнале,   там   опять    с    короткими ходят.
—  Да мне-то какое до них дело!
—   Нет, нет, надо резать, и как можно смелее...
—   Не  дам!    Вы    слышите, черт  бы   вас   побрал,   не  дам!
—   Вы    чего    расшумелись, гражданин?    Ведите    себя    в рамках.   Не  видите,  я  занята. Это я не тебе, Люба. Тут пациент   ни   с   того,   ни   с   сего раскричался...   Так   вот   я   тебе     категорически      советую: режь   ты   свею   юбку,   причем выше    колен,   тебе    пойдет.,

Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Thursday the 20th. Joomla 2.5 Templates. Custom text here
Copyright 2012

©