denga

Разум и религия

Корабль Хеопса

Все народы, в том числе Восточные славяне в древности , имели свои святыни. Недавно учеными было рассказано о египетских пирамидах — гигантских каменных гробницах фараонов. Тело фараона жрецы обрабатывали солями и смолами — «бальзамами» , в результате чего труп превращался в мумию. Бальзамирование предохраняло тело от гниения, но надо было оградить мумию и от врагов, и от грабителей. Ведь вместе с покойником хоронили одежду, оружие, драгоценную утварь...
В массивах пирамид устраивались погребальные камеры, к которым вели тщательно скрытые ходы. Среди строителей пирамид были гениальные зодчие и механики, которые хитроумнейшими способами закрывали и скрывали от глаз все входы в каменную гробницу. Гигантские, тщательно обточенные глыбы поворачивались вокруг оси, закрывая вход, громадные камни падали или соскальзывали сверху, чтобы прижать и закрепить повернувшийся камень, забить, как пробкой, каменный коридор — все было пущено в ход, чтобы затруднить доступ в гробницу.
Усердно прятали фараоны и жрецы свои сокровища, но не менее настойчиво стремились к ним воры, завоеватели, а последние полтора века и ... ученые. Со времени египетского поход-Наполеона археологи усердно ищут то, что осталось от грабителей. К сожалению, за 5 тысячелетий было найдено и расхищено почти все, и ученым редко удается напасть на какую-нибудь нетронутую еще кладовую.
Величайшая из пирамид — Хеопсова — была вскрыта примерно в 830 годах н. э. арабским завоевателем калифом аль-Ма-муном. Надо отдать справедливость строителям пира миды — самые искусные мудрецы, зодчие и механики калифа не .могли разгадать секрета и найти тайные входы: запиравшие их камни ничем не отличались от других я казались столь же неподвижными. Людям аль-Ма-
муна пришлось вслепую пробивать тоннели в толще камня. Для этого была привлечена вся наука и вся техника того времени — от железных орудий до кипящего уксуса, которым растворяли и размягчали твердый известняк.
И вот однажды в 30 метрах от входа в один из тоннелей работавшие услышали в толще пирамиды заглушенный звук от падения камня... Ясно, что где-то близко была пустота! Сейчас же тоннель повели на звук и, наконец, вышли в наклонную галерею. Галерея привела их в погребальную камеру.
Как свидетельствуют древние арабские рукописи, они увидели «человекообразную статую, с человеком внутри», — так описал автор впервые увиденный им саркофаг с мумией. На груди мумии был резной золотой нагрудный знак, а на лбу рубин «величиной с яйцо». Там же нашли «горшок с зелеными изумрудами», «тысячу больших золотых монет» и другие вещи.
Нужно ли говорить, что пришедшим через тысячу лет французски м а рхеолога м остался лишь пустой гранитный саркофаг без крышки. Полтораста лет раскопок и поисков не принесли ученым больших успехов: одна статуэтка, две каменные дощечки с надписями и несколько мелких предметов — вот все, что говорило о Хеопсе и его славе. «Большая пирамида» казалась безнадежно обобранной.
И вот несколько месяцев назад молодой египетский архитектор Кемал эль Мелах случайно напал на новую подземную камеру, где, может быть, хранятся сокровища более ценные для науки, чем «горшок с изумрудами», добытый калифом аль-Ма-муном.
Как это произошло? Кемал руководил строительством дороги к пирамидам. У южной стороны пира миды под слоем песка он обнаружил 135j метровый ряд тяжелых плит тесаного песчаника. Опытный строитель, он понял, что это не могут быть остатки фундамента исчезнувшей постройки. Нет, это скорее перекрытие подземного сооружения. С замирающим сердцем приказал он прорезать в 15-тонной плите отверстие. Под плитой оказалась пустота, из которой поднимался запах кедровой и сандаловой смолы, драгоценных благовоний.
Прильнув глазами к отверстию — оно было шириной сантиметров двадцать пять — Кемал направил в него зеркалом солнечный зайчик.., и замер. Посреди подземного зала стоял оснащенный корабль свыше 16 метров длиной с многочисленными веслами, с обстановкой. Только балдахин с бахромой над
царским троном обрушился, а все остальное было цело.
Как ни велик был соблазн поскорее увидеть, чем нагружен корабль и что еще таит в себе подземелье, молодой архитектор велел тотчас же заделать отверстие цементом. К счастью, он знал, что свежий воздух, резкое изменение влажности и температуры может безнадежно испортить вещи, пролежавшие в закрытой камере почти 5000 лет. Известны случаи, когда вещи и даже мумифицированные тела буквально рассыпались в прах через несколько минут после того, как были раскрыты. Ученые войдут в камеру лишь тогда, когда будет разработана система мероприятий, обеспечивающих сохранность всего, что может быть найдено на корабле и вокруг него — тканей, кожи, папирусов, произведений живописи, деревянной и металлической утвари.
Что же это за корабль в 15 метрах под землей? Это «солнечный корабль», на котором усопший фараон должен был плыть на небеса в сопровождении своего «отца» — бога солнца Ра. А корабль, предназначенный для столь дальнего путешествия таких высоких персон, полагалось и обставить и снабдить достойным образом. Удивительно ли, что ученые надеются найти на нем много такого, что расширит наши представления о жизни, культуре и быте древних египтян?

Роберт Джоффри. Легендарный американский танцовщик

Джаффа Анвар Бей Хан, известный миру как Роберт Джоффри, начал учиться танцу в возрасте двенадцати лет в своем родном городе Сиэтле, штат Вашингтон. В 1949 году девятнадцатилетний танцовщик успешно дебютировал в «Парижском балете Ролана Пети», а уже через несколько лет создал свою балетную школу. Работа в качестве педагога, директора, хореографа и неустанного искателя и открывателя талантов принесла Роберту Джоффри заслуженную славу и репутацию признанного мастера американского танцевального искусства.
В 1956 году их было всего шестеро артистов, собранных вместе энтузиазмом Роберта Джоффри, но в последующие годы количество исполнителей возросло до двадцати шести. Труппа окрепла, репертуар ее расширился, насчитывая уже шестнадцать спектаклей. Помимо гастрольных поездок, артисты Джоффри в течение семи лет выступали в качестве постоянной балетной труппы Нью-йоркского городского оперного театра. Уже тогда в работе Роберта Джоффри утвердился и окреп один из основных его принципов: отказ от «звездной» системы. Его артисты не делятся на звезд и кордебалет — здесь царит своеобразная балетная демократия. Звезд нет, а в то же время каждый из членов коллектива — звезда... Балерина, исполняющая в сегодняшнем спектакле ведущую партию, на следующий день может выступать в том же спектакле в самой скромной роли, и наоборот. Такой подход позволяет каждому артисту в полной мере раскрыть свое дарова-
ние,    и постоянный    приток молодежи    в труппу Джоффри именно этим и объясняется.
Большим событием в жизни балета было выступление в Белом доме по приглашению президента Кеннеди в 1963 году. За ним последовало и первое гастрольное турне труппы по городам СССР.
В программе «Сити Сентер Джоффри Балет» сейчас произведения 38 композиторов; причем Роберт Джоффри уделяет внимание и старому и новому балету.
В Ленинграде и в Риге, в Вильнюсе и в Москве американские гости не только выступали на сцене — они встречались с советскими людьми, знакомились с их жизнью.
— Конечно,— говорит Роберт Джоффри,— турне было очень напряженным, а сроки очень ежа-тыми. Но программа в каждом-городе оставалась насыщенной встречами. Часто зрители после спектакля приходили к нам и трогательно благодарили нас. Ни в одной из многих стран, которые посетил наш балет, не приходилось слышать таких теплых и сердечных слов.
Особое впечатление на американских артистов, и в частности на самого Роберта Джоффри, произвело посещение Хореографического училища Большого театра СССР. Человек, отдавший педагогической работе в балете четверть века своей жизни, как никто другой мог оценить условия, созданные в Москве для юных танцовщиков. «Когда приходишь в класс,— говорит Джоффри,— и видишь прекрасную подготовку детей в  купальниках для занятий танцами,  мечтаешь, чтобы и у нас было так же. Наши классы, к сожалению, переполнены, иногда до тридцати человек, а надо не больше двенадцати, как в Московской школе. Ведь каждый ученик требует индивидуальной программы занятий...»
Ю. ЗАРАХОВИЧ

Картина К. Д. Флавицкого «Княжна Тараканова»

Картина К. Д. Флавицкого «Княжна Тараканова», появившаяся на выставке в 1864 году, вызвала восторженные отзывы художественной критики. Высоко оценивал картину и В. Стасов.
Флавицкий воспользовался старинной полулегендой о княжне Таракановой Володимирсной, называвшей себя дочерью Елизаветы и якобы претендовавшей на русский престол. Утверждали, что Тараканова, заключенная в Петропавловскую крепость, погибла во время наводнения. На самом же деле Тараканова умерла двумя годами раньше. Изображая несчастную женщину, загубленную в одиночной камере, Флавицкий полагал не без основания, что его полотно будет воспринято современниками как обличение самодержавия. Так и получилось. Академия художеств удостоила Флавицкого звания профессора, но картину не приобрела. Причиной тому было неудовольствие царского двора, приказавшего в каталоге выставки против произведения Флавицкого напечатать: «...сюжет этой картины заимствован из романа, не имеющего никакой исторической истины».
«Очень сожалею, что я так мало знаю о Флавицком,— писал Крамсчой, — ...мимо «Княжны Таракановой» пройти нельзя. Это вещь крупная...»
В картине «Дождь в дубовом лесу», написанной в последнее десятилетие жизни художника, И. И. Шишкин выступает как лирик, но лирик своеобразный, умеющий и лирическому пейзажу придать свойственный живописцу размах. С поразительным мастерством передан в картине пронизанный дождем воздух; живопись ее тонка, музыкальна. Это чарующий образ природы, щедро напоенной влагой. Как и все другие работы художника, «Дождь з дубовом лесу» — яркое свидетельство того, с каким пристальным вниманием и любовью изучал Шишкин натуру. Художник-патриот, он мечтал о том времени, «когда вся русская природа живая и одухотворенная взглянет с холстов русских художников».
Картина И. Н. Крамского «Неутешное горе» — одно из самых известных произведений в русской живописи. Долго и мучительно работал над ним Крамской. Навеянная личной трагедией (смертью любимого сына), картина подвигалась медленно. По собственному признанию Крамского, он работал, искренне сочувствуя материнскому горю, работал, вкладывая в картину «кровь и нервы художника». Три варианта создал Крамской, прежде чем написал свое замечательное произведение. Оно сильно разнится от первоначального замысла, где мать, будучи не в силах уйти от гроба, в отчаянии опустилась на пол.
Вспоминая о впечатлении, вызванном появлением этой картины, Репин писал, что оно было глубоким, потрясающим. Казалось даже, что это не картина, а реальная действительность.
Силою своего огромного таланта И. Н. Крамской поднялся до высот обобщения. Его полотно по-настоящему трагично и утверждает духовную красоту материнства. Изумительно лицо матери, поразительно верно написана нервная рука, скомкавшая платок. Все просто, никакой аффектации, но материнское горе волнует каждого.
Е.  БРАГИНСКИЙ

Эль Греко

Взыскание задолженности через суд в Казани http://priarum.ru . Агенство Priarum оказжет вам эти и другие юридические услуги.

----------------------

Два выдающихся критских мастера были известны современникам под именем EI или // Greco, то есть грек. Одним был художник Доминико Теотоко-пули, осевший в Толедо. Другой, музыкант и композитор Франгиско Леондарити (ок. 1518-1572 гг.), был одно время органистом в католическом соборе в Кастро, певчим в соборе Св. Марка в Венеции и придворным музыкантом герцога Баварского. Оба были порождением критского Ренессанса.
Крит, находившийся под властью Венеции с 1221 г. до 1669 г., был местом пересечения греческой и латинской (романской) культур. Столицей Крита стал Эль Хандак, основанный и укрепленный в предыдущую оккупацию острова арабами в 827-961 гг.; под именем Кандия, или Хандакс, он стал резиденцией герцога Венеции. На городской площади Кандии были выстроены дворец герцога, собор Св. Марка с campanile и лоджия [крытая галерея}, бывшая любимым местом сбора венеци-анско-критской знати. С 1648 г. до окончательной капитуляции 16 сентября 1669 г. этот город был нервным центром сопротивления, которое герцог Морозини в течение 21 года оказывал осадившим остров туркам.
После падения Константинополя Крит приютил многих византийских ученых на их пути в Италию. Это стало большим вкладом в греческое Возрождение, которое в свою очередь стимулировало Возрождение на Западе. Главный вклад Крита в грекогово-рящем мире, однако, заключался во влияниях, двигавшихся в обратном направлении. Значительная критская колония в Венеции с центром в церкви Сан-Джорджи о сыграла выдающуюся роль в истории греческого книгопечатания и издательства. Венецианец с Крита За-хария Каллерги, соперничая с альдинзми [книги, изданные Мануцием Альдом Старшим] Мануция, выпустил первую книгу на греческой демотике в 1509 г. Однако в последнее столетие венецианского правления сам Крит стал местом такого творческого взрыва, который оставил след далеко за пределами острова. Здесь помимо живописи, музыки и архитектуры расцвела литература на народном греческом языке (демотике). Целая школа драматургов создала на критском диалекте корпус сочинений рифмованными куплетами, обнимавших широкий спектр религиозных, комических, трагических и пасторальных тем. Так, действие трагедии Георгия Хортаци (1545-1610 гг.) Эрофили происходит в Египте. Эротокритос Вицен-дзоса Корнароса (ок. 1553-1614 гг.) — роман в стиле Ари-осто. Критская война Марино-са Буниалиса — эпическое произведение о событиях турецкой осады:
«О мой прекрасный Кастро, плачут ли еще о тебе / те, кто живут сейчас и спрашивают ли они о тебе? / все люди Кастро должны одеться в черное / и стенать день за днем, и оставить песни; / мужчины, женщины, дети и каждая дева / должны показывать, какую родину они потеряли».
Театрам и академиям Кандии, Кастро и Ретимно неожиданно пришел конец в 1669 г. Как и всему этому плодотворному симбиозу венецианско-критской культуры, которая лишь краткое время была «самостоятельной, новаторской силой». Но критские изгнанники увезли с собой свою литературу на континент, где она вскоре стала популярным чтением. И хотя афинские интеллектуалы ею пренебрегали, но книжные каталоги XVIII в. показывают, что эти произведения широко читались. И в самом деле, еще до произведений Дионисиоса Соло-моса (1798-1857 гг.) и ионийской школы критская драма создала значительный репертуар произведений на демотике. Именно Критский Ренессанс дал толчок к становлению современной нации греков с их богатой литературой.

 

 

Алькофрибас

Произведения Франсуа Рабле, бывшего монаха, бывшего юриста и врача, составляют богатейшую кладовую литературного и исторического наследия, какое только может предложить ранний период европейского Нового времени. Однако эксцентричность его творений возбуждала подозрения в ту эпоху нетерпимости, так что Рабле начал публиковаться под псевдонимом Алькофрибас Назье, составленным из букв его имени, произвольно переставленных в виде анаграммы. На сегодня трудами Люсьена Февра и Михаила Бахтина доказано что эти произведения до сих пор представляют широчайший научный интерес.
Февр, один из издателей Анналов, увлекся Рабле, когда узнал, что специалисты склонны видеть в создателе Гаргантюа и Пантагрюэля скрытого воинствующего атеиста. Того, кто придумал коммуну Телем с ее единственным законом Fais ce que voudras [Делай, что хочешь], никто не мог считать традиционалистом в религии. Но, с другой стороны, обвинение его в подрыве христианских взглядов было делом серьезным. В ответ Февр создал один из величайших обзоров коллективного разума:[Проблема неверия а XVI веке] (1942 г.). Тщательно исследовав все обвинения в возбуждении скандалов и все возможные источники нонконформистских верований (в радикальном протестантизме, науке, философии и оккультизме), Фев,р пришел к выводу, что для Рабле была характерна «глубокая религиозность" того века, «который жаждал веры».
Бахтин, выдающийся русский ученый, исследователь творчества Достоевского, обратился к Рабле в связи со своим интересом к психологии. У Рабле была слава выдающегося мастера вызывать своим грубым юмором безудержный смех [нос] . Но он также затрагивал и ту глубинную область,
где смех смешивается со слезами. Бахтин начинает с гипотезы, которая основывается на утверждении Рабле, что «смех — признак человечности». "Смеяться — значит быть человеком, быть человеком — значит смеяться». Mieux est de rire que de larmes ecrire. Pour ce que rire est le propre de i'homme. [Лучше смеяться, чем писать слезами, потому что смеяться свойственно человеку.]
Но Бахтин считает, что современная цивилизация серьезно повредила это главное из человеческих качеств. Со времен Рабле европейцы стали настолько скованными и заторможенными, что смеются только над пустяками. На деле они больше не знают, что такое священное, чтобы смеяться над ним. Это в высшей степени пессимистическое мнение совпадает с социальными выводами Мишеля Фуко. Поневоле задумаешься, а не был ли Рабле последним по-настоящему человечным европейцем.

 

-----------------

В жизни бывают разные ситуации - например каждый может потерять ключ. Или сам замок пришел в негодность. В таких случаях нужна замена замков http://www.zamki-c.ru/7.php . Специалисты своего дела сделают эту работу быстро и четко.

urokiatheisma