Атеизму-нет

...ибо атеизм - это тонкий слой льда, по которому один человек может пройти, а целый народ ухнет в бездну. Ф.Бэкон

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная Новости последние МАЦА ПРОТИВ КАТОЛИКОВ

E-mail Печать PDF
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Дело было много лет назад.

В одной среднерусской епархии в областном центре N жил да был архиерей. Настоящий такой архиерей, еще советского разлива, с большой белой бородой, статной походкой и в сане архиепископа. Епархия была не слишком большая, но зато крепкая; народ там жил верующий, были в епархии свои епархиальные святые, да и общечтимые были. Радовали владыку и монастыри, и храмы, только вот одно огорчала – кафедральным собором служил кладбищенский храм. Но и кладбище было немаленькое, и собор выглядел собором, а что на кладбище – так и доходу больше. Так и жили.

А еще жили на территории епархии татары (естественно, мусульмане), а в главном городе существовала крепкая еврейская община со своей синагогой. Мусульман возглавлял муфтий, а у иудеев был свой замечательный раввин – настоящий, в шляпе и лапсердаке. Главы конфессий в советские годы встречались на приемах по случаю Дня Победы и очередной годовщины Великого Октября, иногда сталкивались в приемной Уполномоченного по делам религий, но, в общем и целом, существовали в параллельных пространствах.

И было так до начала 90х годов. В этом самом начале, как многие помнят, в нашу страну хлынули разнообразные сектанты. Но народ в этой области жил традиционный, и как ни скакали на стадионе неопятидесятники, как ни завлекали многоженством мормоны, как ни морочили головы спешащим прохожим иеговисты – среднерусский народ не поддавался.

Но тут случилась беда. Дело в том, что жили в этом городе еще и католики. Причем не только в областном центре, но и в некоторых районах. Непонятно было, откуда они взялись – кто говорил о сосланных участниках польского восстания, принесших свою веру, кто о пленных немцах, но факт в том, что жили они там исторически. Собственно, в советские годы никого они не волновали, даже наоборот – прикольно было: идет такая баба Глаша с латинским молебником и все на нее зырят. Храма у них не было, собирались они по домам, но в силу малочисленности и экзотичности их не трогали. А в перестройку даже разрешили открыть им молельный дом.

И вот в самом начале 90х, когда СССР приказал долго жить, Великим Постом в областной газете появилась заметка: «Вчера наши братья-католики отметили Пасху. Богослужение возглавил новый ксендз отец… (ну, назовем его Тадеуш). Присутствовали учащиеся воскресной школы. Музыкальное сопровождение – солист N-ской филармонии народный артист Чувашской АССР Леонид Розенфельд». Да, римская курия вспомнила про среднерусских католиков и прислала туда настоящего ксендза. Родом ксендз был из Западной Белоруссии, по национальности – поляк, и очень образован. Он даже учился в Риме, а по слухам, которые сразу же дошли до епархиального секретаря православной епархии, состоял членом ордена иезуитов.

И вот с этой новостью епархиальный секретарь и явился к Владыке.

Владыка, по случаю великопостного понедельника сидел за столом и трапезничал солеными грибочками с квашеной капустой. В маленькой хрустальной вазочке лежали холодные бочковые соленые огурчики, в другой – опять же соленые помидорки, а на тарелке кузнецовского фарфора дымилась печеная в золе картошка. В запотевшем кувшине рдел сводивший зубы морс. Владыка был постник и вкушал все строго по уставу.

Услышав сообщение епархиального секретаря, архиепископ задумался. Ну, ладно, хрен бы с ним, с Розенфельдом (в голове Владыки проплыл холодец с хреном, который терли для него в Свято-Троицком женском монастыре), может, он и вправду немец. Ну, понятно, ксендз приехал – перестройка! Но вот иезуит из Белоруссии – этот делов наделает. Да, собственно, уже начал – только приехал, а уже воскресную школу открыл.

Владыка не то, чтобы сильно не любил католиков. Скорее – наоборот, уважал. Но побаивался. Он был из никодимовцев, и когда-то сопровождал авву в Рим. И вот именно в Риме он понял, насколько католики богаты. И коварны – сейчас сразу миссионерить начнут.

В голове его созрел хитрый план.
«А когда у нас иудейская пасха?» - спросил он епархиального секретаря. Тот не помнил. Тогда Владыка велел пригласить епархиального электрика, которым был как раз еврей дядя Моня и епархиального водителя татарина Тимура, которые с упоением рассказали архиепископу, какие праздники мусульмане и иудеи празднуют весной.

К Благовещению и муфтий и раввин получили приглашения на архиерейский прием. А ксендз – нет.

Команда поваров расстаралась – и запеченная осетрина, и соленый муксун, и черная и красная икра, и даже камчатские крабы. Раввин, конечно, от крабов отказался, и пытался отказаться от осетрины, но владыка достал лупу и показал мелкие чешуйки, сказав, что осетр – вполне кошерен. А муфтий уписывал крабов за обе щеки под черносмородинную настоечку.

В общем, посидели хорошо. Под конец, Владыка произнес тост «За традиционные религии!», в котором вспомнил, как православные, мусульмане и иудеи вместе противостояли католической экспансии в эпоху крестовых походов. Все выпили и поцеловались.
,
Вскоре наступил Песах. В синагоге места было маловато, да и правоверные иудеи вряд ли были бы рады визиту архиепископа. Но раввин нашел выход – в машину племянника дяди Мони Йоси было загружено несколько пачек мацы и ящик кошерного израильского вина (хитрый раввин успел узнать, что когда владыка молодым игуменом служил в Русской Духовной Миссии, то отдавал ему предпочтение). Владыка сначала задумался – что ему делать с мацой, а потом порылся в Требнике Петра Могилы и нашел Чин благословения и очищения Вина, и Елея, Меда, или инаго пития, или ияди коелибо, виейже приключитися животну некоему в скверну впасти, который и совершил над иудейскими дарами.

В оставшееся до Пасхи время все епархиальное управление во главе с Владыкой дружно хрустело мацой. К Пасхе же Владыка отправил и раввину, и муфтию множество крашеных яиц, куличей и творожных пасох. Ну, и, естественно, пригласил их на пасхальный обед. На Курбан-Байрам муфтий кормил бараниной и чак-чаком, на Йом-Кипур постарался раввин (правда, по тихому, в ресторане «Московский»). В проповедях же каждый из них всегда подчеркивал гнусную роль крестоносцев в истории.

Ксендз-иезуит недоумевал – почему интеллигентные жители города, сначала радостно встретившие представителя «культурного христианства», теперь стали при встрече нервно покашливать и отворачиваться. Архиерей же, муфтий и раввин продолжали обмениваться подарками на все праздники. И каждый год Владыка в полном облачении совершал Чин освящения мацы, как стали называть его епархиалы.

И Владыка тот уже давно преставился, и муфтий, и даже раввин, доживший почти до ста лет, но в N-ской епархии обычай освящать мацу держался много лет. Может, и сейчас новый митрополит мацу освящает и ест. А католики так и сидят в своем молельном доме.

Вот так!

father-kot

ЦИТИРОВАТЬ СТАТЬЮ В СВОЕМ БЛОГЕ

Скопировать содержимое окошка и вставить в режиме HTML, в свой блог. Если у вас ЖЖ, то вставляете как медиаролик.



Просмотр

МАЦА ПРОТИВ КАТОЛИКОВ
13.09.2017
Дело было много лет назад. В одной среднерусской епархии в областном центре N жил да был архиерей. Настоящий такой архиерей, еще советского разлива, с большой белой бородой, статной походкой и в сане архиепископа. Епархия была не слишком большая, но зато крепкая; народ там жил верующий, были в епархии свои епархиальные святые, да и общечтимые были. Радовали владыку и монастыри, и храмы, только вот одно огорчала – кафедральным собором...

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить