Атеизму-нет

...ибо атеизм - это тонкий слой льда, по которому один человек может пройти, а целый народ ухнет в бездну. Ф.Бэкон

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Wiki-справочник "Атеизму-нет"

urokiatheisma

youtube

amborghini2

Главная История Несостоявшееся усыновление


Несостоявшееся усыновление

E-mail Печать PDF
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Эту историю я услышал от отца, Михаила Алексеевича Рязанова, который всю жизнь проработал в Челябинске, где и умер в середине восьмидесятых годов. Это был реалистически мыслящий человек, совершенно не склонный к вымыслам. Поэтому я ему верю.
Происходил отец из деловой дореволюционной среды. Дед, Алексей Владимирович, приехал в конце прошлого века из Владимирской области, женился на дочери богатого местного бая, получил в приданое достаточный капитал и основал в Заречье, на берегу реки Миаес, заезжий двор. У бабушки была своя лавчонка с разными бытовыми товарами с небольшим оборотом — на мелкие расходы. По тогдашним меркам родителей отца нельзя считать богатыми людьми, но жили они в достатке, хотя семья была большой, многодетной.
Дед, по семейной легенде, поддерживал хорошие отношения с местными большевиками, в особенности с Александром Авдеевым, женатым на его родной сестре. У нее, тоже на берегу реки Миасс, в Заречье же, имелась мастерская (по ремонту всякой бытовой утвари — самоваров, замков и прочего), которую подпольщики использовали как убежище. В ней же работал слесарем и лудильщиком Александр Дмитриевич Авдеев. А когда его вынудили перейти на нелегальное положение, то скрывался он в том же прибежище, в тайнике в подвале.
Частенько он с женой наведывался в дом моего деда, и его там
хорошо знали, а дети звали дядей Саней.
В 1917 году Авдеев, подхваченный революционными событиями, исчез из Челябинска, но родственники его не забывали. Знали, что после революции дядя Саня стал «большим начальником» в Москве.
В 1930-м (или в 1931-м, сейчас не помню) отец решился поехать к дяде Сане — не просто повидаться, а рассчитывая на помощь. В это время отец оказался без работы, от родительских капиталов ничего не осталось, жить было не на что, и он надеялся, что бывший родственник (Авдеев развелся с тетей Паней и женился вновь в Москве) посодействует его устройству на работу, возможно, -и в столице.
В отделе пропусков Наркомзема отец назвался родственником зам-наркома Авдеева, и они вскоре встретились. Дядя Саня беседовал с отцом в своем кабинете (Гусь-Хрустальный переулок, I — таким запомнился адрес отцу). Просьба об устройстве на работу была удовлетворена Авдеевым сразу, однако в столице он предложить ничего не мог, а, отдернув занавеску со стены, на которой была прикреплена большая карта СССР, показал несколько городов, где отец мог получить хорошее место по специальности на новых предприятиях — по направлению Наркомзема. Отец выбрал Семипалатинск, там вступил в строй мощный по тем временам мясокомбинат.
Авдеев распорядился оформить соответствующие документы, и после окончания службы они поехали
на «лимузине» к нему на квартиру, Дядя Саня был очень любезен, хорошо угостил племянника, потом предался воспоминаниям о своей революционной молодости на Урале, и разговор сам собой коснулся того периода, когда Авдеев в 1918 году был комендантом охраны плененной царской семьи в Екатеринбурге. И тут он поведал нечто такое, о чем отец никогда ни от кого не слышал и нигде не читал.
Если верить Авдееву, то он, как комендант охраны, был оповещен о предстоящем расстреле всех Романовых задолго до исполнения приговора. Екатеринбургские большевики, в чьих руках находилась судьба пленников, ждали подходящего момента, чтобы без лишнего шума и посторонних свидетелей выполнить секретное решение. Поэтому он обратился к своему местному начальству с рапортом, в котором просил разрешения усыновить Алексея Романова (у Александра Авдеева своих детей не было). Просьбу он обосновал гуманными соображениями — ребенок не был ни в чем повинен.
В ответ на эту бумагу Авдеева арестовали, обвинив в монархическом заговоре. Ему грозил расстрел. Дядя Саня уверял отца, что его расстреляли бы без всякого сомнения, если б не выполнили единственную просьбу: до исполнения казни сообщить обо всем Я. М. Свердлову, с которым поддерживалась прямая связь по телеграфу. Свердлов приказал Авдеева отпустить, поручившись за него, ведь они хорошо . знали друг друга по подпольной работе, сидели когда-то в одной камере и подружились. Короче говоря, Авдеева выпустили, преследование прекратили.
Умер он (со слов отца) в 1947 году — своей смертью. Хотя дата и наводит на сомнения.
Вот и все, что я знаю об этом случае из жизни революционера А. Д. Авдеева. Об этом отец рассказал мне в 1954 году, когда, видимо, посчитал возможным открыть «тайну» дяди Сани, ведь тот предупредил племянника, чтобы он никому об этом не обмолвился.

Юрий РЯЗАНОВ

 

ЦИТИРОВАТЬ СТАТЬЮ В СВОЕМ БЛОГЕ

Скопировать содержимое окошка и вставить в режиме HTML, в свой блог. Если у вас ЖЖ, то вставляете как медиаролик.



Просмотр

Несостоявшееся усыновление
13.12.2016
Эту историю я услышал от отца, Михаила Алексеевича Рязанова, который всю жизнь проработал в Челябинске, где и умер в середине восьмидесятых годов. Это был реалистически мыслящий человек, совершенно не склонный к вымыслам. Поэтому я ему верю. Происходил отец из деловой дореволюционной среды. Дед, Алексей Владимирович, приехал в конце прошлого века из Владимирской области, женился на дочери богатого местного бая, получил в приданое...

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Подписаться на канал Youtube сайта