Атеизму-нет

...ибо атеизм - это тонкий слой льда, по которому один человек может пройти, а целый народ ухнет в бездну. Ф.Бэкон

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Подписывайтесь на канал Youtube сайта

Только видео. Только хардкор

Опровержение лжи Невзорова

urokiatheisma

Денга - религиозные деньги

denga

Подписывайтесь на сообщество ВК

mindjpg

Главная История Первый хранитель пантеона


Первый хранитель пантеона

E-mail Печать PDF
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Компания ООО "Ритуал - Горус, компания по продаже ритуальных товаров и услуг http://ritual-gorus.ru, предоставляет различные ритуальные услуги: от продаже венков, гробов и других ритуальных принадлежностей до предоставления катафалков и ритуальных агентов, готовых выполнить за вас все что необходимо для организации достойных похорон.

-------------------

Имя Николая Викторовича Успенского (1885—1947) больше известно знатокам истории нашего города, нежели широкому кругу читателей. А между тем плоды деятельности этого человека уже многие годы вызывают благодарное чувство у ленинградцев и зарубежных туристов. Именно ему принадлежит особая заслуга в организации и становлении Ленинградского государственного музея городской скульптуры. Существенную часть экспозиции этого своеобразного хранилища составляют надгробные памятники на местах захоронений в Александро-Невской лавре и на «Литераторских мостках» Волкова кладбища.
С первых лет существования монастыря, заложенного в 1710 году в честь Александра Невского, его территория отводилась для погребения выдающихся государственных деятелей, полководцев, ученых, писателей, композиторов России. Здесь нашли свой последний приют М. В. Ломоносов, А.В.Суворов, Д. И, Фонвизин, И. А. Крылов, Н. М. Карамзин, П. А. Вяземский, А. Н. Ворони-хин, И. Е. Старое, М. И. Глинка, М. П. Мусоргский, П. И. Чайковский, Ф. M. Достоевский, В. В. Стасов...
Но не только великие имена влекли петербуржцев на старинные Лазаревское и Тихвинское кладбища. Постепенно здесь и в монастырских церквах-усыпальницах сложилось исключительное по полноте и разнообразию собрание мемориальной скульптуры, над созданием которой работали такие крупные художники и ваятели, как И. П. Мартос, М. И. Козловский, CD. Г. Гордеев, А. Н. Воронихин, И. П. Витали, П. К. Клодт, Н. К. Рерих.
Однако в на'чале нашего века судьба памятников уже вызывала большую тревогу у прогрессивной общественности. Дело в том, что скульптуры no-прежнему находились в ведении церковных чиновников, которые фактически не заботились об их сохранении. К тому времени одни надгробные произведения исчезли, другие пришли в крайне тяжелое состояние.
Путь к превращению лавры в музей-заповедник открылся лишь после Великого Октября. С такой инициативой выступило общество «Старый Петербург». Объединение энтузиастов, существовавшее еще в дореволюционном Петрограде, после некоторого перерыва возродилось в ноябре 1921 года. В голодном, израненном городе, переживавшем в ту пору трудный период своей истории, нашлись люди, поставившие целью сохранение классических архитектурных ансамблей и заповедных уголков Северной Пальмиры. Организаторами движения были А. Н. Бенуа, И. А. Фомин, Б. В. Асафьев, А. Ф. Кони, И. С. Жар-новский.
В 1923 году общество арендовало у отдела коммунального хозяйства Лазаревское кладбище         Александро-Невской лавры. Стало возможным начать углубленное изучение некрополя. Были составлены планы участков и полная топографическая опись памятников. На территории меньше гектара сохранилось свыше двух тысяч надгробий. В хаосе сооружений, буквально утопавших в земле и наступавших друг на друга, необходимо было выявить наиболее ценное, характерное, уберечь от разрушения. Некоторые произведения требовали безотлагательной реставрации. Ее безвозмездно проводили скульпторы В. В. Козлов и В. В. Лишев. Однако на первых порах некрополь не имел хранителя, в руках которого была бы сосредоточена исследовательская и хозяйственная работа.
.. .Начало трудовой деятельности Н.В.Успенского, казалось, не давало оснований предполагать, что он станет впоследствии одним из веду-
щих организаторов музейного дела в Ленинграде. В предреволюционные годы Николай Викторович был статистиком-вычислителем, а затем редактором в Статистическом комитете Министерства внутренних дел. События Великого Октября резко изменили его судьбу. В 1918—1920 годах Успенский возглавил один из отделов Петроградского Совета. В начале 1920-х годов он поступил в только что Организованный тогда Высший фототехнический институт. Пробуждению интереса к истории искусства, памятникам культуры способствовали преподаватели, среди которых были А. П. Остроумова-Лебедева и Д. И. Митрохин.
Овладев профессией художника-фотографа, Успенский работал в Радиологическом институте и фабрике «Севзапки-но». Тогда же началась его активная деятельность в обществе «Старый Петербург — Новый Ленинград» (так оно стало называться с 1925 года). Снимки Н. В. Успенского, посвященные архитектурным памятникам Ленинграда и Пскова, демонстрировались на выставках и привлекали зрителей высоким качеством.
В 1926—1932 годах Н.В.Успенский— научный сотрудник Русского музея. В то же время он на общественных началах выполнял обязанности хранителя Лазаревского некрополя. Он сразу же приступил к подготовке будущей экспозиции. На каждое надгробие был заведен паспорт, куда заносились описание сооружения, материал, размеры. Пригодилось и мастерство фотографа: множество сделанных Успенским снимков стали впоследствии основой музейного архива.
Одновременно составлялась уникальная        биографическая
картотека, куда вошли сведения о сотнях лиц, захороненных в некрополе. Успенский перерыл горы журналов, архивных материалов, родослов-
ных книг, газетных публикации. До сих пор собранные им сведения используются в исследовательской работе. Изучая развитие мемориальной скульптуры на общем фоне мирового искусства. Успенский в эти годы начал формировать библиотеку, значительная часть которой влилась позднее в музейное книгохранилище. Постоянную помощь советами и консультациями оказывали ему знатоки старого города П. Н. Столпянский, А. Г. Яцевич, Н. П. Анциферов.
Каким должен быть будущий музей? Что станет предметом его просветительской деятельности? На эти вопросы трудно было дать ответ, потому что ничего подобного прежде не существовало.
Прежде чем определить характер экспозиции, надо было выяснить во всей полноте, что представлял собой Лазаревский некрополь. Без постоянного ухода мемориальные сооружения ветшали, разрушались, уходили в землю. Известен целый ряд исторических деятелей XVIII века, погребенных в Невском монастыре, от памятников которым не осталось и следа.
Дело в том, что древнейшим и наиболее распространенным на Руси видом надгробия были каменные и металлические плиты. Их с течением времени уничтожали или просто засыпали, готовя место для новых захоронений. Так продолжалось многие годы.
И вот в 1926 году Н.В.Успенский начал настоящие археологические раскопки. Под слоем земли, достигающим полутора метров, обнаружились следы первоначального мощения главной дорожки. Через два года она была раскрыта полностью на протяжении около 30 метров. Примечательно, что всю эту работу, требовавшую значительных физических усилий. Успенский проделал своими руками с помощью двух студентов-художников.
В 1926—1928 годах было вырыто более 150 плит, относящихся к ранней эпохе существования кладбища. У западной стены Лазаревской церкви под землей оказались белокаменные плиты, отмечавшие места захоронений супругов Ржевских—участников петровского «всешутейского» собора. Витиеватая резьба, в рисунок которой вплетен родовой герб, характерна для самого начала XVIII века (ныне они находятся в экспозиции бывшей Благовещенской церкви). Удалось также обнаружить ценные памятники первой половины XVIII века — Чернышевым, Апраксиным, Балк-Полевым. Массивные плиты из чугуна и известняка с картушами с гербами, причудливой вязью эпитафий характеризуют высокий уровень мастерства их создателей.
Находки помогли придать некрополю-музею         действительную историческую глубину и перспективу. Наряду с сохранившимися архитектурными и скульптурными памятниками конца XVIII—XIX веков ранние надгробия задали основную тематическую направленность экспозиции—показать развитие форм мемориальных сооружений в русском искусстве.
Скрупулезное изучение всех описаний           Александро-Невской лавры позволило Н. В. Успенскому сделать удивительные открытия в старейшем каменном здании лавры — Благовещенской церкви-усыпальнице. Здесь хранились замечательные памятники русского классицизма, сочетающие изысканность архитектурного решения с богатым скульптурным декором. Однако характер композиций, использовавших язык античной символики, видимо, казался церковникам слишком «светским».
Еще в прошлом веке в монастырской церкви «пропал» памятник фельдмаршалу А. М. Голицыну, созданный скульптором Ф. Г. Гордеевым в 1 788 году. В 1931 году Н.В.Успенский, исследуя стену усыпальницы в том месте, где согласно старым планам находилось надгробие, заметил шов, наводящий на мысль о заложенной нише. Действительно, оштукатуренный деревянный щит оказалось легко пробить. Направленный в небольшое отверстие при помощи зеркала солнечный зайчик высветил фрагмент мраморной скульптуры. Античный герой, облокотившийся на щит, и аллегорическая фигура Добродетели, окружившие пирамиду с портретом фельдмаршала, вновь открылись перед зрителем. Одно из значительных произведений Федора Гордеева обрело второе рождение.
А в пристройке к Благовещенской церкви, так называемой палатке, за грудой хлама
и мусора Успенский обнаружил произведение И. П. Марто-са — считавшееся утраченным надгробие А. А. Нарышкина.
Однако тогда, в начале 1930-х годов, эти находки еще не могли быть показаны широкому зрителю. Создание экспозиции на территории лавры осложнялось различными обстоятельствами. Ввиду финансовых затруднений общество «Старый Петербург — Новый Ленинград» было вынуждено передать некрополь Государственным реставрационным мастерским. С 1930 года он находился в ведении музейно-мас-сового отдела Политпросвет-центра. Лишь в июле 1932 года было принято решение об организации музея, но сразу вслед за этим исторические кладбища поступили в распоряжение треста «Похоронное дело». .. Несмотря на изменение ведомственной принадлежности, постоянным хранителем некрополя все эти годы оставался Н. В. Успенский.
Тревожила судьба не только лаврских памятников. В это время приходили в запустение Смоленское кладбище, еще с XVIII века бывшее местом погребения ученых и художников, Новодевичье, Митрофань-евское, Фарфоровское и многие другие. Печальную картину являло собой и Волкове чладбище с его знаменитыми «Литераторскими мостками», где, начиная с В. Г. Белинского, хоронили выдающихся литераторов и общественных деятелей.
И вот тогда было принято решение, в условиях того времени обеспечившее максимальную сохранность памятников, являющихся нашим национальным достоянием. В 1932— 1935 годах в ведение музея-некрополя передали бывшие Лазаревское и Тихвинское кладбища и Благовещенскую церковь Александро-Невской лавры, а также «Литераторские мостки». Сюда перевозились и ценные памятники с других кладбищ города с одновременным перезахоронением праха. В те же годы подобная работа началась и в Москве. Однако там, на территории бывшего Донского монастыря, собирались главным образом памятники, интересные в художественном отношении. Ленинградцами с самого начала задача была поставлена шире — создать музей-пантеон выдающихся деятелей отечественной культуры.
Николай Викторович Успенский стал первым директором нового музея. Наступил новый этап его деятельности, пожалуй, наиболее драматичный. Далеко не у всех встречала понимание мысль о неизбежности реконструктивных работ в некрополях, их перепланировки, частичного удаления случайных и не представляющих интереса надгробий.
Конечно, предполагалось сохранить все замечательные в историческом отношении памятники. В то же время экспозиция Лазаревского «некрополя XVIII века» строилась таким образом, чтобы отчетливо выявить путь развития искусства художественного надгробия. При этом кладбище не должно было потерять ощущения достоверности.
Надо сказать, что современный посетитель, действительно, воспринимает Лазаревский некрополь как подлинный, исторически сложившийся ансамбль— настолько органично включены в его ткань несколько десятков памятников, перенесенных сюда в 1930-е годы, чтобы спасти их от разрушения. Среди них памятники А. Д. Захарову, К. И. Росси, Ф. И. Шубину, М. И. Козловскому, И. П. Мартосу, замечательные образцы мемориальной пластики конца XVIII — начала XIX веков.
Весомую поддержку музею, создававшемуся с немалыми трудностями, оказывали такие выдающиеся знатоки музейного дела и охраны памятников, как Н. И. Белехов, Г. М. Прес-нов, скульпторы Н. В. Дыдыкин, И. В. Крестовский.
Еще до открытия экспозиции Николай Викторович проводил в некрополе увлекательные экскурсии. Блестящая эрудиция, яркая образная речь покоряли слушателей. В 1934 году здесь побывала группа ленинградских писателей. Их не могло не взволновать тяжелое состояние музея, большое значение которого было для них бесспорным. Так родилось письмо к А. М. Горькому, под которым стояли подписи О. Д. Форш, А. Н. Толстого, К. А. Фе-дина, Ю. Н. Тынянова, М. М. Зощенко и других известных литераторов. При содействии Алексея Максимовича удалось форсировать работы по реконструкции и благоустройству территории кладбища в лавре. Одновременно по решению Исполкома Ленсовета в июле 1935 года такие работы начались и на «Литераторских мостках».
Первым участком, открытым для посещения в августе 1937 года, стал Некрополь мастеров искусств. Это мемориальный парк, созданный на месте Тихвинского кладбища, где сохранились памятники выдающимся деятелям русской литературы, музыки, театра и изобразительного искусства. В 1930-е годы здесь были перезахоронены Н. А. Римский-Корсаков, А. А. Иванов, П. А. Федотов, И. Н. Крамской, В. А. Каратыгин, П. А. Стрепетова, В. Ф. Комиссаржевская и другие. Строгая регулярная планировка парка (архитектор Е. Н. Сандлер) в сочетании с разросшейся зеленью создает настрой торжественности и в то же время углубленной со-
средоточенности. В 1939 году в ведение музея перешли все памятники          монументальной
скульптуры Ленинграда и за ним закрепилось его современное название.
Всю войну Николай Викторович провел в осажденном городе. Здесь в сентябре 1941 года его застала весть о гибели старшего сына Льва в воздушном бою над Каховкой. В эти грозные годы с особой силой проявилось чувство высокого патриотизма ленинградцев, осознание глубокой исторической преемственности в деле защиты Отечества. В здание Благовещенской усыпальницы, к могиле великого русского полководца А. В. Суворова, приходили перед отправкой на линию огня воины Ленинградского фронта.
В некрополях, за старинными каменными оградами, в безмолвии стояли памятники. Многие ценные скульптурные детали были бережно укрыты. Уже летом 1944 года, вскоре после снятия блокады, небольшой коллектив сотрудников музея начал работу по восстановлению экспозиции. Н. В. Успенскому не удалось принять участие в послевоенном открытии некрополей летом 1947 года. Незадолго до этого его не стало.. .
Ныне Ленинградский государственный музей городской скульптуры принимает ежегодно свыше 600 тысяч посетителей. Здесь уже стало традицией отмечать знаменательные даты, связанные с жизнью и деятельностью выдающихся представителей отечественной культуры. В эти дни сотрудники музея проводят специальные экскурсии, раскрывают значение той или иной личности для развития отечественной науки, культуры, революционно-освободительного движения. Воскресные чтения, встречи со школьниками и учащимися ПТУ, фотовыставки, шефские выезды с лекциями на предприятия — все это усиливает эмоциональное воздействие мемориальных зон города.
За годы одиннадцатой пятилетки реставрировано свыше полутораста памятников. На очереди — расширение музейной экспозиции. По решению Исполкома Ленсовета в 1976 году начаты работы по реставрации всего архитектурного ансамбля Александро-Невской лавры с целью превращения его в музей-заповедник. Органичной составной частью его останутся некрополи.
Многие памятники напоминают здесь о выдающихся деятелях советской культуры. На одной из боковых дорожек «Литераторских         мостков» —скромный постамент с урной. На нем надпись: «Николай Викторович Успенский. Устроитель и первый директор Ленинградских некрополей».
Ю. М. П И Р Ю Т К О,
Источник: "Ленинградская панорама" N10-1987

ЦИТИРОВАТЬ СТАТЬЮ В СВОЕМ БЛОГЕ

Скопировать содержимое окошка и вставить в режиме HTML, в свой блог. Если у вас ЖЖ, то вставляете как медиаролик.



Просмотр

Первый хранитель пантеона
02.11.2014
Компания ООО "Ритуал - Горус, компания по продаже ритуальных товаров и услугhttp://ritual-gorus.ru, предоставляет различные ритуальные услуги: от продаже венков, гробов и других ритуальных принадлежностей до предоставления катафалков и ритуальных агентов, готовых выполнить за вас все что необходимо для организации достойных похорон. ------------------- Имя Николая Викторовича Успенского (1885—1947) больше известно знатокам истории нашего города,...

 

Комментарии  

 
0 #1 Caseyvax 20.01.2017 10:36
wh0cd287829 glyburide metformin: http://glyburide-metformin.gdn/ metformin on line: http://buymetformin-2015.top/ how to buy doxycycline online: http://doxycycline-monohydrate.cricket/ zoloft: http://zoloftonline.gdn/ mobic: http://mobic-7-5.science/ buy benicar: http://buybenicar.club/ cipro online: http://ciproonline.gdn/ buy sertraline without: http://zoloft-50-mg.cricket/ crestor: http://buycrestor.gdn/ toradol for fever: http://toradol.club/
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить