Пикассо и фотография

User Rating:  / 0
PoorBest 
Скачать шаблоны для cms Joomla 3 бесплатно.
Зелёные шаблоны джумла.

Cейчас каждый человек может сделать печать фото срочно http://irvisfoto.ru/ . А еще несколько десятков лет назад, фотография была лишь уделом избранных...Рассказывает известный французский фотограф Брассан.

Однажды Пикассо, как-то в 1939-м,  зашел посмотреть мои снимки парижской жизни; сводников и их девиц, преступников, гомосексуалистов, места незаконной продажи спиртных напитков, танцевальные залы, опиумные притоны, публичные дома.
«Когда видишь то, что вы выражаете в фотографии, — говорил он мне,— понимаешь, что есть вещи, которые далее на могут оставаться предметом живописи. Зачем художнику возиться с вещами, которые можно так четко передать с помощью объектива фотоаппарата? Ведь не правда ли, это абсурд? Фотография достигла той фазы, когда она может освободить живопись от всякой литературы, событийности и даже от предмета. Во всяком случае, определенный аспект предмета принадлежит теперь только фотографии. Так почему бы художникам не воспользоваться своей новообретенной свободой и не заняться чем-нибудь другим?»
Любит Пикассо фотографию или не любит? Любит он фотографироваться или не любит. Часто он думает о фотографик? Повлияла ли фотография на его творчество? Несомненно, эти «опросы заслуживают глубокого исследования. Здесь я могу лишь дать моментальную зарисовку, основанную на некоторых интуитивных выводах и наблюдениях.
Первое наблюдение: благодаря роли, которую они играли и продолжают играть в его жизни, фотографы авнимают важное место в его иерархии ценностей... Можно по крайней мере сказать, что его друзья-фотографы столь же важны для него, как и его друзья-художники, скульпторы, коллекционеры или матадоры.
Первый человек, осмелившийся показать работы Пикассо о Соединенных Штагах, был фотограф Альфред Стиглиц. Не знаю, был ли Пикассо лично знаком с этим великим американским фотографом, который не только оставил значительный след в истории фотографии, но был человеком открытой души и живого ума. В своей нью-йоркской галерее он выставил произведения нескольких великих художников — зачинателей современного искусства, в том числе Пикассо, Матисса и скульптора Маноло. Именно он вместе с Атже вo Франции и Эмерсоном в Англии вернул фотографию на верным путь реальности после всех ее шатаний в сфере ложного художественного изобретательства.
Еще до первой мировой войны Пикассо подружился с другим американским фотографом, счастливо живущим и поныне, — его зовут Ман Рэй. Он был знаком с художниками, окружавшими Гертруду Стайн. Большинство фотопортретов Пикассо — в это время очень редких — было сделано Ман Рэйем.
Сам я знаю Пикассо уже 35 лет — с 1932 года, когда мы вместе работали над изданием журнала «Минотавр». Тогда Пикассо был 51 год, Об этом времени я рассказываю в своей книге. Здесь я ограничусь лишь одним эпизодом, показывающим, как фотография оказала прямое влияние на его искусство.
Тогда я еще пользовался стеклянными пластинками. Ими заполняли магазин, они были тяжелые. У меня всегда был запас на 24 снимка. Если мке хотелось сделать больше, я незамедлительно перезаряжал аппарат в черном мешке для перезарядки. Мне приходилось это проделывать несколько раз и дома у Пикассо, на улице Бохи или в Буанслуге. Я бы не стал говорить о технических деталях, если бы однажды не оставил на столе у Пикассо неэкспонированную стеклянную пластинку, Пикассо обнаружил мою пластинку, пощупал ее, обнюхал, обследовал, был сначала заинтригован, а потом очарован ею. Не знаю, видел ли он когда-нибудь гравюры, сделанные Коро на стеклянной пластинке, покрытой желатиной. Так или иначе, он не мог устоять перед потребностью использовать ровную поверхность, гладкую, как лед на замерзшем озере. Когда я вернулся в студию на следующий день или через день, он с озорной улыбкой протянул мне пластинку, осторожно держа ее большим и указательным пальцем, чтобы мне она была видна на свет.
«Смотри, что я сделал с твоей пластинкой»,— сказал он.
Действительно, это не была уже девственная поверхность. Его бесконечно терпеливые пальцы, вооруженные гравировальной иглой, превратили ее в крошенную, 2.5 X 3,5 дюйма, картину Пикассо. Я очень хорошо ее помню. На ней был изображен женский профиль, в стиле его картин н скульптур, вдохновленных Мари-Терез Вальтер — миниатюрный вариант его шедевра «Женщина перед зеркалом», написанного в марта того же 1932 года, напечатанного в цвете в «Минотавре», а теперь принадлежащего Музею современного искусства в Нью-Йорке.
Я хотел взять пластинку с собой и сделать с нее пробный отпечаток.
«Нет, нет, — сказал он, — Оставь ее. Мне еще нужно над ней поработать, Я отдам тебе ее в следующий раз.
«В следующий раз!» Потом-то я даме слишком часто имел случай убедиться, что на его языке «следующий раз» значит «никогда». Что стало с этой пластинкой? Я ни резу не видел ее воспроизведенной, Может быть, она лежит где-нибудь на дне чемодана? Разбита? Пропала? Так или иначе, идея: оригинальной гравюры на фотопластинке и даже первый подобный опыт датируется пятью годами раньше, чем серия фотогравюр, сделанных в 1937 году в сотрудничестве с Дорой 'Маар,
ОНА  ПРИВЕЛА ЕГО К ФОТОГРАФИИ
Дора Маар... Нельзя отрицать, что во власти, которой она обладала над Пикассо, большое значение имел ее талант фотографа. Именно она познакомила его с камерой и с печатанием в затемненной комнате. Любопытны «фотографии», в которых Пикассо пытался слить в органическое целое фотографический образ и фотокопию предмета, сделанную самим зтим предметом: тюля, кружев, а также линий, нарисованных его рукой на желатине. И именно Дора Маар, благодаря своему постоянному присутствию у Пикассо во время создания «Герники», последовательно фиксировала развитие картины с помощью камеры.

Тогда в нашем окружении было много фотографов. Я назову здесь только тех, кто был более или менее связан с Пикассо. Капа, совсем молодым трагически погибший в Индокитае. Он оставил серию фотографий Пикассо с «го молодок семьей, снятых на берегу залива Хуан, Сима, тонкий художник-живописец, фотографировал его и его работы в основном в Антибский период, во дворце Гримальди, Робер Дуано оставил документы о его керамическом периоде в Валлорнсе, Мили, американский "фотограф и кинематографист, задумал и сфотографировал со вспышкой любопытные рисунки Пикассо, сделанные специально для камеры. Дэвид Дуглас Данюн, автор "Пикассо о Пикассо" и довольно вульгарного собрания фотографий, показывающих Пикассо главным образом с клоунской стороны, долгое время был близок к нему. Ирландский фотограф Куин, который жил в Ницце, тоже стал одним из близких друзей художнике. В течение десяти лет он фотографировал Пикассо за работой. Ему принадлежит книга «Пикассо за работой», изданная в Швейцарии. Наконец, я должен упомянуть молодого фотографа Вильй из Влллориса, который составил книгу из фотографий Пикассо и Жаклин не ферме Нотр-Дам да Вн е Монсане, а также роскошное издание, вышедшее ограниченным тиражом,— «При свете дня» (тенет Жака Превера). В этой книге Пикассо показан в новом, непосредственном вторжении в сферу фотографии. Но на этот рез союз фотографии и печати показался мне менее удачным.
ЛЮБИТ ИЛИ НЕТ
Было бы логичным спросить, почему не возникало вопроса, любит ли Пикассо фотографироваться? Я должен сделать любопытное наблюдение. Хотя он рисовал свое лицо — и не только лицо но и руки, и месте, где он жил, своих женщин, детей — и хотя он испытывает страстный интерес к собственной персоне, фотографии его очень немногочисленны. Некоторые периоды его жизни вообще не запечатлены на пленке. Может быть, по мере того, как он стал меньше интересоваться своим лицом, он отдавал его фотографам. А может быть Пикассо, по мере того как он созревал и начинал отдавать себе отчет в важности своего творчества и исключительной роли, ему принадлежащей, перестал отказываться от ВОЗМОЖНОСТИ запечатлеть с помощью камеры свое повседневное существо-ванне. Враждебность к фотографам перешла в терпимость и кончилась благосклонностью, если не соучастием, С возрастом что отношение изменилось. Он теперь не только не отказывается фотографироваться, но и сем подает более или менее остроумные идеи фотографу, увлекается игрой, принимает ради него разные личины. Например, фотография, которую к сделал 28 апреля 1949 года в его студии на улице Великих Августинов, Перед огромным полотном, изображающим обнаженную на отдыхе, и с Жаном Maрэ у ее ног в качестве натурщика, Пикассо cхватил кисть и палитру и сыграл «художника» в Своеобразном экстазе. Это была его идея. По своей инициативе в бы никогда не стал заставлять его выступать в роли клоуна, как это делали впоследствии другие фотографы, пользуясь его добрым характером.
Все творчество Пикассо вращается вокруг действительности, а справедливо или несправедливо (с моей точки зрения, несправедливо) фотография стала для нас «точным образом реального», неким «alter ego» действительности. Творчество Пикассо как бы притягивается фотографией, вращается вокруг нее, но кривая, которую око очерчивает, — не круг. Это огромный зллипс кометы, эксцентрическая орбита, которая иногда то близко приближается к центру притяжения, что, кажется, она может сгореть, то отходит от него на такое расстояние, что, кажется, уходит из-под власти гравитации. Творчество Пикассо сильно отмечено апогеями и перигеями. В некоторые периоды жизни его усилия воспроизвести действительность с фотографической точностью столь же велики, как в другие — полностью уйти от действительности.

Уникальная программа снижения веса от Фаберлик.
Новинки косметики фаберлик на faberllena.ru