Федышины

User Rating:  / 0
PoorBest 
Скачать шаблоны для cms Joomla 3 бесплатно.
Зелёные шаблоны джумла.


Николай Иванович Федыщин с сыном Иваном.

Тот, кто в Русском музее, в Ленинграде, знакомился с памятниками древней живописи, конечно, видел «Богоматерь Владимирскую», созданную в XV веке. Доброта и нежность женского лица, черты которого напоминают изображения античности, радостный, словно предчувствующий счастье младенец. Эта работа, в которой много жизни и движения, отлично сохранилась. Ее живописью и через пять столетий любуются благодарные потомки. И не только а нашей стране. Она экспонировалась в Германии, Австрии, Англии, США. ...В августе 1925 года в Карго-
польском уезде, в церкви Флора и Лавра на реке Свиди, заведующий художественным отделом Вологодского краеведческого музея Иван Васильевич Федышин обнаружил икону небольших размеров. Это была «Богоматерь Владимирская». А вскоре музейные фонды пополнились и другими шедеврами, таким, например, как «Николай чудотворец с житием», созданный в XIV веке и хранящийся теперь в Третьяковской галерее...
Вологодский Город, арки кладкой в сажень. За три с лишним века по его широким плитам прошли сотни тысяч людей, башенные часы отзвонили годы и столетия. Здесь находится Вологодский краеведческий музей. Полстолетия фамилия Федыши-ных значится в списках его сотрудников. Три поколения этой семьи посвятили свою жизнь спасению старинных памятников, служат искусству бескорыстно и преданно. Не так давно в музее открылась персональная выставка художника-реставратора Николая Ивановича Федышина возвратившего любителям живописи, народу, стране десятки первоклассных произведений.
Основатель династии — Иван Васильевич Федышин, человек, чья работа казалась незаметной, а положение скромным, сделал очень много для родного города. Пятнадцать лет он заведовал художественным отделом музея, объездил весь край, выявляя и собирая древнюю живопись, скульптуру, книги и ткани, постоянно пополняя музей ценными экспонатами.
С ним переписывались художники, искусствоведы, историки. Этот человек был известен многим крупным специалистам. Первым, кто оценил подлинное призвание сына верховажского крестьянина, был знаменитый его земляк В. А. Гиляровский. Успешно окончив Московское училище живописи, ваяния и зодчества, Иван Федышин со словами признательности писал Гиляровскому: «Учи-тель жизни моей, Владимир Алексеевич! Памятую Ваш завет любить человека. Двадцать лет назад я пришел к Вам в Москву из Соловков мальчуганом, а теперь учу Вашим заветам своих учеников».
Дальнейшая судьба навсегда связала И. Федышина с реставра-
музея. Это были годы, когда не хватало опытных специалистов, восстанавливающих в первоначальном виде произведения изобразительного искусства и архитектуры. Вскоре после свершения Октябрьской революции Советское правительство обратило серьезное внимание местных Советов на охрану памятников искусства и старины. И. В. Федышин едет учиться на курсы при Русском музее в Ленинграде, а затем в Москву, где проходит стажировку в реставрационных мастерских Комиссии по сохранению и раскрытию памятников древней живописи при Музейном отделе Главнауки. Больше всего интересовали его особенности северного древнерусского искусства. Он и тогда хорошо знал это письмо, объединяющее произведения безвестных каргопольских, вологодских и строгановских мастеров, любил их цветовую гамму и, конечно, тот народный характер, который отличал лучшие работы старинных живописцев. Его восхищало, как часто, изображая «лик» святого, предписанный каноном церкви, местный иконописец придавал его образу черты своих современников, окружал Параскев, Николаев, Савватиев разными бытовыми подробностями, такими, как выпечка хлеба, ношение воды, подвоз дров, приближая их, если говорить современным языком, к зрителям.
В те годы в одном из писем к жене, Екатерине Николаевне Со-коловой-Федышиной, которая заведовала художественным фондом музея, Иван Васильевич писал: «...скажу. Катя, что мы должны благодарить небо за то, что живем в Вологде. Вологда считается вторым городом после Новгорода по обилию и качеству памятников древнерусской иконописи...» .
Увлеченный своим делом, он торопится поделиться знаниями со своей, женой и другом, рассказывая в письмах о лекциях известного художника И. Э. Грабаря: «Очень подробно он разъяснял нам устройство иконных досок и шпонок в разные эпохи. Эти особенности, по словам Игоря Эммануиловича, весьма полезно знать при датировке записанных икон... Но самое интересное — это какими гвоздями прикреплены шпонки: деревянными или железными? Если деревянными, то икону нужно спрятать... в самый дальний угол и никому не показывать... непременно утащат».
Вернувшись в Вологду, он тщательно осмотрел весь город и окружающие его монастыри. Каждый иэ них являл собою крепость, где были свои тайники и замурованные ходы. Федышин перебирал сотни сваленных на чердаки и в подвалы иконы и христианские календари http://mafusal.com.ua/products/kalendari.html среди досок. Черные, на вершок запачканные голубиным пометом доски не смущали опытного реставратора. Драгоценные находки он уносил в музей, собрав в двух залах старинные иконы, где каждое произведение — шедевр древнего искусства. В своих экспедициях на речке Ухтоме Иван Васильевич обнаружил единственную древнейшую икону вологодской школы XIV века «Николай Чудотворец с житием» из Борисоглебского Каргачского погоста, а на Кубе-не — доску с «Чудом Георгия о змее» XVI века.'
Е. Н. Соколова подробно описывает композиционные и художественные особенности «Георгия»: «Все в нем хорошо, сильно, просто, своеобразно. Георгий на белом коне на фоне какого-то древнего неба... палаты с людьми такие простые и интересные, царица, змей — все хорошо... Змей, оказывается, выходит иэ озера, а царица стоит на оконной решетке и держит змея на веревочке... Издали его окутывает какая-то прозрачная дымка, и краски приобретают особую мягкость, углубленность. Иконописец оказался бессознательным импрессионистом».
Большой интерес представляет также найденный И. Федышиным в маленькой деревянной часовне, • недалеко от устья Кубены, каменный резной Лахмакурский крест — замечательный памятник искусства XV века.
Опытный художник-реставратор, И. В. Федышин снимал более поздние наслоения с икон, -«лечил» доски от сырости. Много времени и сил уходило на переговоры с церковниками, чинившими препятствия художникам. Вот, например, строки из письма известного реставратора П. И. Юкина: «Глубокоуважаемый Иван Васильевич! В Ферапонтов-ском монастыре я расчищаю... икону Иоанна Предтечи, несомненно, письмо Дионисия... Завтра приступаю к раскрытию вновь обнаруженных фресок... тоже письма Дионисия... Если бы Вам удалось убедить общины двух церквей склонить к промывке фресок, то тогда можно приступить в будущем году к работе в начале лета...»
Необыкновенно точно выразил красоту этих произведений вологодский поэт Николай Рубцов, писавший: «...небесно-земной Дионисий, из соседних явившись земель, это дивное диво возвысил до черты, небывалой досель.»»
О своих наблюдениях и впечатлениях, связанных с древнерусским искусством, И. В. Федышин хотел написать книгу, но не успел. Незадолго до войны он умер.
...Передо мной журнал «Наши достижения», основанный А. М. Горьким, № 1 за 1936 год. На фотографии смышленое лицо мальчика — Коли Федыши-на, которому едва минуло 7 лет. Заметка о нем называется «Археолог Федышин». Коле посчастливилось на берегу реки, в речном грунте, найти черепки глиняной посуды 'И орудия из кости, принадлежавшие древним финским племенам, жившим на территории Вологодской области около двух тысяч лет назад. Своей находкой он позволил ученым сделать ценное научное открытие, подтверждающее существование стоянки доисторического человека на месте Вологды. Об этом узнал А. М. Горький и заинтересовался юным археологом. За два года любознательный школьник сделал около трехсот находок, которые составили в музее обширную коллекцию древней керамики.
— С детства я мечтал быть археологом,— говорит Николай Иванович.— Даже ездил на раскопки с братом поэта Валерия Брюсова, археологом. Но жизнь сложилась так, что надо было кому-то продолжать дело, завещанное родителями. Мальчишкой я учился у отца рисовать и понимать древнее искусство. Затем был учеником известного реставратора Александра Ивановича Брягина, друга отца. Учился на курсах во Всесоюзном художественном научно-реставрационном ' центре ' имени Грабаря и Всесоюзной центральной научно-исследовательской лаборатории консервации и реставрации.
Николай Иванович Федышин — первый вологодский художник-реставратор высшей категории. Он расчищает иконы, собранные и сохраненные Федышиным-стар-шим, возвращая из далеких веков прекрасные образцы живописи. Под черным слоем олифы опытный глаз реставратора угадывает контуры изображений. Мастер укрепляет красочный слой, начинает расчистку, и вот в маленьких прямоугольниках, как в окошечках теремов, появляется первоначальное          изображение,
сверкает киноварь одежд, яркое золото фона. Сантиметр за сантиметром идет раскрытие и расшифровка старинного памятника, пока не засверкает первозданными красками произведение исчусст-ва. Невольно вспоминаются строки из пушкинского «Возрождения»: «...краски чуждые, с летами, спадают ветхой чешуей; созданье гения пред нами выходит с прежней красотой».
Около трех тысяч произведений древней живописи содержит ныне вологодская коллекция. До сих пор многие из них еще не полностью исследованы. И пока неизвестно, что хранится под изображенными здесь темными ликами, под позднейшими грубыми записями. Ведь найти старинную живопись только полдела. Надо еще вернуть ей краски, расчистив от более поздних наслоений и не потревожив первоначальную красоту.
Большие пыльные доски стоят штабелями в мастерской Н. Феды-шина. Он открыл и отреставрировал восемьдесят пять произведений XIV—XVIII веков. Это итог творческой, исследовательской работы многих лет. Среди его открытий несколько работ худож-ников-вологжан, например, «Никола Зарайский» XVI века, где изображен добродушный, житейски мудрый человек, совершающий добрые дела: он спасает утопающего, освобождает осужденного.
Николай Иванович составил большую картотеку художников древней Вологды, систематизировал манеру их письма, а сейчас работает над рукописью книги «Вологодские изографы», посвященной неизвестным страницам древнерусской живописи.
Н. И. Федышину удалось доказать, что фрески в соборе Рождества богородицы в Ферапонтовом монастыре писались , с 6 августа по в сентября 1502 года, то есть всего 34 дня, а не два сезона, как утверждали исследователи до него. Ошибка в датировке, по мнению Федышина, произошла из-за того, что были неточно определены полустертые цифры подписи. «Окончена на второе лето» не означало «через год», ибо новый год по старому летосчислению начинался с 1 сентября, а храм стали расписывать с 6 августа...
Теперь в работе отцу помогает сын Иван. Он учится в Москве, в Центральных реставрационных мастерских.
К Федьки иным часто захаживают на огонек старожилы города, поэты и писатели. Здесь бывает Василий Иванович Белов, не раз приезжал и Василий Макарович Шукшин, снимавший в Белозерске фильм «Калина красная».
Реставраторы Федышины постоянно пополняют кладовые Вологодского областного краеведческого музея, открывают все новые страницы древней  живописной культуры русского Севера.
Вологда — Москва.

Уникальная программа снижения веса от Фаберлик.
Новинки косметики фаберлик на faberllena.ru