Атеизму-нет

...ибо атеизм - это тонкий слой льда, по которому один человек может пройти, а целый народ ухнет в бездну. Ф.Бэкон

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Канал сайта на Youtube

Только видео. Только хардкор

denga

urokiatheisma

amborghini2

Главная Статьи Техника Пассажиры автомобиля

Пассажиры автомобиля

E-mail Печать PDF
Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Леонас КЯУЛЕЙКИС
ПАССАЖИРЫ
(Из рассказов таксиста)

Volkswagen Passat 4588

I. РАССЕЯННЫЙ  ЧЕЛОВЕК.
- Куда?
—  Антакальнис.
...Сердце  красавиц   склонно  к  измене и   к   пе-е-е-ремене,   к-а-а-н   ветер   мая...
—  Что такое?  Здесь  был дождь?
—  Нет,— отвечаю,— мостовую   полили.
—  Неправда,  мы  плывем  по  реке.  Ты  капитан,   у   тебя   в   руках   штурвал.
—  Нет,    я   не   капитан,    я   шофер.
—  Нет,   капитан,   и   мы   обгоняем   пароходы. Хочешь  пива?  Нет, тебе нельзя. Позволь  я тебя  поцелую.  Мне  нравится твой  нос.  Говорят, что  мы,  литовцы,  носом  землю  пашем.  С  тобой  мне  ничего не страшно,  тепло  и  уютно... И счетчик стучит, как сердце влюбленного.   .
...Ласки их любим мы, хоть они ложны, Жи-и-и-ть, невозможно без наслаждений... Налейте, налейте бокалы  веселья...
Он  высунул   голову  наружу  и   вдохнул  воз-дух.
—  Какой  банальный   рассвет!    Серые    воробьи,   серые  переулки   и  серые  пыльные   мысли.  А ты  знаешь,— продолжал он,— что чело-
век подобен колодцу? Сколько из него ни черпай, все равно найдет о чем поговорить. Особенно с утра... Стой! Я хочу закурить...
—  Пожалуйста.— Я       протянул       пассажиру пачку   сигарет.
—  Нет.   Я   сам...   сам   должен   купить   у  той блондинки.   Поцелую   этот   светлый   локон,   затянусь дымом и подставлю лицо лучам восходящего   солнца...
—  Там не табачный киоск,— говорю я,— это кинореклама.
—  Какая  разница!  Но  почему это  я дрожу?
...а ты ул-л-ыбайся и лиц-цо м-м-мажь м-м-мукою...  сме-е-ейся,  па-аяц...
—  Вам,  наверно,  холодно,  потому  что  вы  в пижаме...
Он   стал   рассматривать  себя   с  удивлением.
—  О мама миа! Как в том анекдоте! Я провожал  приятеля  из  санатория  на  станцию.  Но вышло   почему-то   так,   что   приятель   остался, а  вместо  него уехал   я...  Куда  же   мы теперь?
—  На Антакальнис,— напомнил  я.
—  Зачем же, ведь квартира заперта, а ключа у меня нет. Поворачивай обратно в Друски-нинкай.
Когда    выехали    из    города,    мой    пассажир крепко   спал.
II. МЕТАМОРФОЗА.
- Куда?
—  Я сам знаю,  куда...  Езжай прямо!  Почему мокро? Был дождь?
—  Нет,— отвечаю,— мостовую   полили...
—  А   покрышки   хорошие?
—  Стертые,   пора   Meflfci-.
—  Значит,   скользят,   кап   корова   на   льду. А   тормоза   хотя   бы   исправные?
—  Не   знаю,   только   смену   принял. Пассажир   подозрительно   принюхался.
—  Остановись! Затоомозил.
—  Что-то   ты   мне   кажешься    подозрительным.  Признавайся,  выпил?
—  Ну,   что   вы,   как  можно,   я  же   понимаю, что    это   значит...
—  А в  машине пахнет водкой! А ну, дыхни!
—  Ну,   что   вы...
—  Дыхни,  а  то сейчас же  позову  милиционера.
—  Пожалуйста,   могу   и   дыхнуть...
—  Откуда   же   все-таки   запах   алкоголя? — допытывается  он,   не  спуская  с  меня  глаз.
—  Правда,   не   знаю.   Может   быть,   остался от  двух  подвыпивших мужчин,   которых   я  отвез    на    вокзал?
—  Почему  же ты  вез  пьяных  на  вокзал,  а не    в   милицию?
—  Так они же могли опоздать на поезд...
—  Вы,   как   официанты.   Пьяного   легче   обсчитать.
Мне  стало  обидно  и  грустно,   и   я   вытащил сигарету.
—  А    ты    знаешь,    что    за    рулем    курить нельзя?
Я   положил   сигарету   обратно.
—  Я  не переношу  запаха  дыма  и алкоголя. Прямо!   Нет,   останови,   подожди   меня   здесь. Зайду в гастроном. Да, но мой чемодан в багажнике...
Поколебавшись  несколько секунд,  он  вынул блокнот.
—  Номер   машины?   Фамилия? Вернувшись   с    покупками,    пассажир   снова
принялся меня внимательно разглядывать.
—  Чем-то мне знакомо твое лицо.
—  Да,— говорю,— недели   две   назад   я   вез вас в  пижаме в Друскининкай.
До Антакальниса мы ехали молча.
Перевела с литовского Ел. КАНТОР.