Будьте добрее

User Rating:  / 0
PoorBest 
Скачать шаблоны для cms Joomla 3 бесплатно.
Зелёные шаблоны джумла.

Станислав КАЛИНИЧЕВ
Автобус из аэропорта шел по ночным улицам Киева. Свет в салоне был погашен, благополучно прибывшие из дальних краев пассажиры подремывали на мягких сиденьях. Какая-то женщина, волоча по проходу большой желтый чемодан, подошла к водителю и попросила:
—  Сейчас будем проезжать мимо моего дома, остановите, пожалуйста, на секундочку.
—  Следующая  остановка   возле Бессарабского  рынка,— железным голосом     ответствовал     водитель.
—  Но ведь это отсюда километра  два!  А  я  с  чемоданом,  в  два часа ночи...
Водитель молчал.
—  Ну,   остановите,    пожалуйста. Вот же мой дом!
—  Ночными  рейсами  почти  все прилетают    домой.    Не   развозить же мне каждого! Надо было такси брать,— раздраженно обрезал водитель и прибавил газу.
—  Как    же     это...— попыталась возмутиться   женщина,   но   вовремя  сориентировалась  и  униженно стала    просить: — Ну,   в   виде    исключения, товарищ водитель.
Дом, на который она показывала, давно остался позади. Тогда водитель молча нажал на тормоза. Высадив женщину с желтым чемоданом, он с минуту стоял, как будто переживал свою уступчивость. И мне стало жалко его. Как трудно работать в сфере обслуживания, если ты такой человеконенавистник! Это же не работа, а сплошная мука! Ну, доставил себе небольшую радость, поиздевался над женщиной, но остальным-то не потребовалось обратиться к нему. Вот что должно быть обидно!
Уже позже я припомнил, что еще в аэропорту у здания аэровокзала стоял этот же самый автобус, но пустой, с закрытыми дверями. Неподалеку, поеживаясь от пронизывающего ветра, топтались люди в очереди. Многие прилетели с юга и были одеты не очень тепло. Но до отправления автобуса оставалось, согласно графику, еще минут десять. И водитель сидел на своем месте, посасывал сигарету, а двери не открывал. Зачем же пассажирам сидеть в тепле несколько лишних минут? Вот постоят на ветру, померзнут, смотришь, кто-то и простудится после курорта!..
Выходит, что издевка над женщиной с желтым чемоданом была не единственной радостью нашего «героя». Выходит, что не так уж мало может он, сидя на своем месте, причинить людям зла. Только мне стало еще больше жаль его, потому что самое страшное, на мой взгляд, зло он причиняет себе самому.

А сколько надо терпения и прощени когда люди расходятся или делят наследство? Хорошо что хоть закон сдерживает некоторых от злых действий.  Адвокаты ведут дело о наследстве http://ur-right.ru/nasledstvo-i-pravo/nasledovanie-imushestva.html и делают все возможное чтобы сгладить углы и противоречия.
...Однажды в полупустом помещении новой аптеки я увидал за окошком провизора — женщину, чье лицо показалось знакомым. Так ведь это же Ася! Я ее знал еще почти девчонкой. Правда, с той поры минуло лет двадцать. Вот сюрприз! Я подошел к окошку потихоньку и стал рядом, Сейчас, думаю, поднимет глаза — то-то будет рада! Но Ася продолжала энергично перекладывать на столе бумажки, перелистывать какие-то бланки и не замечала меня. А я стоял с широченной улыбкой на лице, готовый встретиться с ее удивленным взглядом. Но она занималась чем-то своим. От застывшей улыбки у меня устали мышцы лица. И тогда я, нахмурясь, сказал:
— Послушайте...
Она подняла на меня глаза, узнала, обрадовалась, мы стали вспоминать общих знакомых и то далекое время.
— А знаешь, — сказала она, — я тебя сразу увидела, когда ты вошел в аптеку, только не узнала. Думала, ты за лекарством. Тут все психи: только вошел — уже торопится. Дай ему то, дай другое... Вижу — остановился. А я не спешу поднять голову, думаю: пусть постоит, ничего с ним не случится.— Она простодушно засмеялась.— Стоит, чувствую, ждет. Молчит. Наверняка, думаю; закипает, сейчас начнет из себя выходить. А это, оказывается, ты. Господи, как я рада!
Мне уже не хотелось спрашивать, как она живет, как ей рабо-тается. И без того все было ясно... В жизни мне выпадала печальная необходимость хоронить товарищей. Переживал, сокрушался, чувствовал, как вздуваются рубцы на сердце. Но проходило время, боль притуплялась, поток жизни сглаживал рубцы. А вот моральная смерть Аси до сих пор не дает покоя, хоть сама она еще где-то сидит в аптеке, ходит по городу. Для меня она умерла самой обидной и постыдной смертью— еще при жизни.
Мне жаль человеконенавистников, равнодушных эгоистов и хамов: по-моему, они всегда несчастны. Им всегда кажется, что кто-то получил больше, чем они, что их несправедливо обходят: в зарплате, в общественном положении, при раздаче наград и поощрений. Они всю жизнь захлебываются в собственной злости. Разве можно быть счастливым, живя среди тех, кого ненавидишь! И уж совсем смешно говорить о душевном комфорте таких людей, начиненных ядом.
Чтобы не показаться слишком мрачным, скажу, что этим же аэрофлотовским автобусом я ездил десятки раз, ходит он аккуратно, большинство водителей профессионально добры, любезны и предупредительны. Почти каждый и о городе расскажет и объяснит, ка-
ким транспортом добраться по нужному адресу, а пожилому человеку и чемодан поможет вынести. Такой наверняка и устает меньше и с легким сердцем спешит на работу.
А в Одессе мне довелось быть свидетелем, как пассажиры полупустого трамвая всем скопом объясняли приезжему, где находится его дом отдыха. И вдруг вагон затормозил, из кабины вышла вагоновожатая и сказала:
—  Гражданин     приезжий,    ехай спокойно.  Я тебя  к самому дому довезу.
Через какое-то время (трамвай катился уже за городом) она остановила вагон возле едва заметной тропинки, направила на нее приезжего и, высунувшись чуть ли не по пояс из окошка, дала ему вдогонку несколько нужных советов.
Некоторые пассажиры возроптали: что это, мол, она второй раз останавливает вагон в неположенном месте? Тогда вожатая вышла из кабины и простодушно спросила:
—  А вы разве не заметили, что он   приезжий?   Вас   всех   я   довезу по графику, а ему тут многое непонятно.  Должна   же   я   его   как следует   доставить!   Иначе   что   он может о нашей Одессе подумать!
У этой вагоновожатой первое необходимое условие для счастья уже есть: она воспринимает свой город, как родной дом, где все пассажиры — желанные гости.
Автор ограничился примерами из сферы обслуживания лишь потому, что здесь каждый работник на виду. Но это не значит, что на другой работе нелюбовь к людям ведет к более отрадным результатам. В нашем общенародном государстве всякая работа в конечном итоге направлена на благо всех и каждого. Поэтому токарь и пахарь, артист и ученый без доброго чувства к людям не могут не любить дело, которому служат, не уважать себя. А это одно из непременных условий человеческого счастья.

 

Уникальная программа снижения веса от Фаберлик.
Новинки косметики фаберлик на faberllena.ru