denga

Разум и религия

Положение Церкви на Руси в 18-ом веке. Реформы Петра.

Поделитесь статьей с друзьями

Хотя в предыдущие периоды истории государство и Церковь существовали в тесном взаимодействии, они представляли собой при этом два различных субъекта права, имея возможность оказывать взаимное влияние, дополнять друг друга, осуществляя юрисдикцию каждый над определенной сферой общественных отношений. Преобразовательская деятельность Петра I ознаменовала собой изменение политики государства в отношении Церкви. Будучи направлена на превращение последней в часть государственного аппарата, эта политика привела к существенному изменению ее правового статуса.

Одним из первоочередных шагов Петра I было решение о взятии в 1697 году под контроль хозяйств архиерейских домов и монастырей и запрещении последним всякой строительной деятельности, затем прекращении в 1698 году выплаты казенной руги (т. е. денег и хлеба) церквам, имевшим угодья и приходские дворы. Вмешавшись во внутренние дела Церкви, Петр I в 1700 году воспрепятствовал избранию патриарха и самолично назначил местоблюстителя патриаршего престола. При этом из его компетенции были изъяты вопросы назначения на церковные должности и другие административные вопросы, которые перешли в ведение царя и его приближенных. Согласно Указу от 24 января 1701 года, был восстановлен Монастырский приказ - государственное учреждение, созданное для управления церковными вотчинами, другим имуществом и финансированием Церкви.
Монастырский приказ претворял в жизнь решения монарха по всем вопросам в области регулирования статуса Церкви, причем содержание царских указов, регулировавших деятельность самого Монастырского приказа, свидетельствует о тенденции к расширению сферы предметов
его ведения и приобретении им время от времени все больших прав. Одной из функций этого ведомства стал контроль за хозяйственной жизнью Церкви, в том числе за использованием имущества и расходованием денежных средств монастырей. Монастырский приказ управлял доходами, поступавшими с церковных вотчин; для выполнения этой задачи он осуществлял регистрацию крестьянских дворов на церковных землях, доходной недвижимости, мельниц и т. п. В ведение Монастырского приказа были переведены также патриаршая типография, контроль за изданием духовной литературы, наблюдение за духовными школами. Изъятие управления собственным имуществом из ведения Церкви, в сущности, означало его секуляризацию, переход в собственность государства. Лишившись контроля над своими доходами, Церковь оказалась ввергнута в финансовый кризис, поразивший все стороны ее жизни: деятельность монастырей, строительство, просвещение. Монастырям вменялось в обязанность предоставление продовольствия для драгун, фуража - для лошадей и помещений - для иностранцев. Отныне монастыри и скиты можно было основывать только при наличии соответствующего царского разрешения.
В результате принятия Указа от 30 декабря 1701 года Церковь окончательно превращалась в бюджетную организацию, царю стало принадлежать право утверждать ее штатное расписание. В период с 1701 по 1705 год государство не только изъяло доходы монастырей, но и, несмотря на отсутствие правовой основы своих действий, стало фактическим хозяином церковных вотчин: продавало их, дарило, сдавало в аренду. В дальнейшем, с 1705 по 1710 год, государство отказывается от фактически проведенной секуляризации церковных вотчин и переходит к их частичной секуляризации. Всем архиерейским домам и монастырям, у которых имелись небольшие владения, они возвращались в их полное распоряжение, a 11 наиболее крупных архиерейских домов и 60 таких же монастырей подвергались определению. На их содержание выделялось определенное количество денег и хлеба, а часть вотчин, с которых эти средства собирались, возвращались соответствующим структурным подразделениям Церкви; они стали называться определенными. Другая же часть вотчин, которая оставалась за определением и получившая название заопределенных, по-прежнему управлялась Монастырским приказом, доходы с них поступали в государственную казну. Следовательно, секуляризации подверглись только заопределенные вотчины. Такое положение сохранялось вплоть до 1720 года, когда Монастырский приказ ликвидируется, а управление заопределенными вотчинами переходит к их первоначальным владельцам, хотя доходы с них по-прежнему должны были поступать в казну. Таким образом, присвоение государством права собственности на церковные вотчины сменилось частичным присвоением доходов.
Своеобразным итогом «церковной» реформы стало принятие правового акта, известного как Духовный регламент, долгое время определявшего правовой статус Церкви в обществе и закрепившего церковную реформу. Регламент предусматривал упразднение патриаршества в России и преобразование церковного управления по образцу гражданских коллегий. Для выполнения функций церковной власти, взятых на себя государством, 25 января 1721 года учреждается Синод, именовавшийся первоначально Духовной коллегией, который стал проводником конфессиональной политики монарха. На Синод, согласно Духовному регламенту, определявшему его права и обязанности, был возложен контроль за хозяйственным состоянием церковных владений. Тем самым, высшее церковное управление стало осуществляться под контролем светской власти, глава которой становился главой Церкви. В свою очередь, она утрачивала административную самостоятельность и превращалась в одно из государственных учреждений. Распоряжения и иные документы Синода подлежали визированию со стороны назначаемого императорской властью обер-прокурора Синода, должность которого была учреждена в 1722 году. На него, по дущест-ву, была возложена высшая исполнительная власть в Церкви. В его компетенции также находились сношения с государственными учреждениями, заведование синодальными учреждениями, канцелярией Синода, хозяйственным управлением, учебным комитетом, типографией. Таким образом, созданием Синода фактически было упразднено каноническое церковное управление.
3 марта 1721 года Сенат издал специальный указ, который доводил до всеобщего сведения решение монарха о передаче Синоду управления вотчинами, находившимися во владении Церкви, а также о предоставлении ему права осуществлять государственные сборы с этих вотчин. В марте 1721 года снова был восстановлен Монастырский приказ, который стал органом Синода по хозяйственному управлению вотчинами. Деятельность нового Монастырского приказа была сосредоточена на сборе доходов с заопределенных вотчин. В январе 1725 года Монастырский приказ был преобразован в Камер-контору синодального правительства. В этот период отмечается стремление правительства к введению в монастырях и архиерейских домах твердых штатов. В 1723 году было предписано на освободившиеся в монастырях места не принимать новых монахов, а замещать их отставными солдатами.
31 января 1724 года издается Указ, демонстрирующий настойчивую попытку Петра I возложить на монастыри выполнение некоторых социальных функций, согласно которому в монастырях должны размещаться не способные по состоянию здоровья к труду отставные солдаты и нищие, а монахам предписывалось ухаживать за ними и обрабатывать землю, «дабы самим хлеб себе промышлятъ». 5 февраля 1724 года новым именным указом предписывалось упразднить монастыри с малой численностью монахов, а оставшихся монахов перевести в более крупные монастыри. 22 мая 1724 года издается примерный штат монастырей, в котором устанавливается годовое содержание монашествующих деньгами и хлебом. Монастыри делились на I и II классы, в зависимости от принадлежности к которым выделялись определенные суммы на церковные нужды.
Согласно Духовному регламенту, государство стало применять жесткие полицейские меры против «раскольничьих ересей» и «инаковерующих». Так, в 1716 году было дано указание со всех старообрядцев, кроме живущих в пограничной местности, взимать государственные подати в двойном размере. В то же время, желая привлечь пленных шведов на русскую службу, Петр I в 1721 году издал манифест, предоставлявший инославным свободу отправления богослужений, согласно которому «они, дети их, потомки в природной своей вере пребудут, собственные кирки и пасторов содержать могут и все те привилегии получать имеют, которые мы прочим чужеземцам уже пожаловали и впредь пожалуем». Хотя это положение и можно оценить как зачатки свободы совести, тем не менее, правовой статус инославных религиозных объединений зависел от конкретных политических условий и выгод.
В XVIII веке перед государством особенно остро стояла задача расширения государственной феодальной собственности и увеличения контингента зависимых от него непосредственных производителей - крестьян. По этой причине преемники Петра, не исключая и Правительство Екатерины I, пришедшее к власти в январе 1725 года, начали проводить политику секуляризации. В первую очередь это проявлялось в отстранении Церкви от руководст-на принадлежащим ей имуществом, для чего Высочайшим указом от 12 июля 1726 года Синод был разделен на два департамента. Первый, состоявший из шести архиереев, в основном ведал сферой культовой деятельности. Второй, состоявший исключительно из светских чиновников, назначавшихся без согласования с Церковью, брал под контроль ее имущество, включая церковные земли, а также хозяйственную и судебную сферу. Согласно Указу от 26 сентября 1726 года, второй департамент Синода стал называться Коллегией экономии синодального правления. Продолжались попытки установления штатов монастырей и архиерейских домов.
Во   время   правления   Анны   Иоанновны   (1730-1740 гг.) наблюдаются две противоположные тенденции. Первая — стремление завоевать поддержку Церкви, вторая - продолжение секуляризационного курса. Еще во время царствования Екатерины 1 возникал вопрос о недоимках с церковных вотчин: тогда для их сбора 13 марта 1727 года при Верховном тайном совете была создана специальная Доимочная канцелярия'"'. Особенно острый характер дело о недоимках приобрело в 1735 году, когда началась война с Турцией, в связи с чем потребовалась мобилизация больших денежных средств. По этой причине Указом от 30 января 1736 года Коллегия экономии была подчинена Канцелярии для сбора и хранения остаточных денежных сумм по всем учреждениям и ведомствам страны". Однако уже очень скоро, согласно Указу от 15 апреля 1738 года, Коллегия экономии, в которую был преобразован второй департамент Синода, была переподчинена Сенату. В результате, Синод полностью стал государственным учреждением, которое содержалось только жалованием из общей государственной казны. Спустя некоторое время в подчинение Коллегии экономии были переданы Дворцовый и Казенный синодальные приказы, ведавшие синодальными (бывшими патриаршими) вотчинами и до этого находившиеся в подчинении непосредственно Синоду, 25 апреля 1740 года было принято решение о передаче заопределенных вотчин в полное распоряжение Коллегии экономии, которая теперь не только ведала управлением и сбором доходов, но и сама непосредственно вела в этих вотчинах хозяйство. В этот период практикуется закрытие монастырей, изъятие их имущества и его передача в государственную казну. В соответствии с резолюцией Анны Леопольдовны от 26 июня 1741 года заопределен-ные вотчины впредь до нового рассмотрения и определения по-прежнему оставались в ведении государства, а до- : ход с них поступал в Коллегию экономии, подобно тому, как это было в 20-е годы XVIII века415.
Елизавета Петровна относилась к Церкви в целом покровительственно. 15 июля 1744 года ликвидируется Коллегия экономии, а функции по сбору заопределенных доходов, управление собственно синодальными вотчинами передается в ведение Канцелярии синодального экономического правления". Указом, вышедшим в 1753 году, Елизавета Петровна вернула Церкви все ранее изъятое при Петре I имущество. Однако вскоре вопрос о секуляризации церковного имущества обостряется снова. Передав в ведение Синода управление этим имуществом, императрица стремится к изъятию в государственную собственность имеющихся, по ее мнению, у Церкви излишков. Внешней причиной этому становится подготовка к войне с Фридрихом II, требующая мобилизации значительных финансовых средств. Так, согласно Указу от 30 сентября 175 7 года, у монастырей и архиерейских домов изымались права управления вотчинами и передавались отставным офицерам, а деревни переводились в помещичьи оклады. Из полученного Церковью дохода запрещалось употреблять в расход денежные средства сверх утвержденных штатов, остальные денежные средства хранились особо и могли быть использованы только на основании именного указа ее величества. Монастыри также лишались денежных средств, предназначенных для содержания отставных военных, причем их изъятие производилось за все годы, за которые подобные средства не собирались. На собираемые за прошедшие годы деньги были учреждены инвалидные дома, а остальное отдано в банк, чтобы процентами и средствами, ежегодно собираемыми с монастырей, содержать будущих отставных военных. Несмотря на подобное стремление к секуляризации, положения этого указа не реализовывались. Вместо этого принимается решение обложить постоянной податью в 1 рубль все церковные крестьянские дворы. Причем половина суммы должна были идти в казну, а половина — духовному ведомству.
В 1744 году для контроля органов церковного управления в губерниях архиерейские домовые правления - исполнительные органы епархий - были преобразованы и консистории, которые состояли из светских чиновников и выполняли функции коллегиальных органов управления в епархиях. Члены консистории назначались Синодом, секретарь консистории был целиком подчинен только обер-прокурору. Это приводило к зависимости местного архиерея не только от местного губернатора, но и от секретаря консистории - местного чиновника - представителя обер-прокуратуры. Таким образом, организационное построение консисторий основывалось на тех же принципах ограничения церковной власти, что и Синод.
Петр III принимает указы, которые связаны с окончательной секуляризацией церковных земель. Им издаются распоряжения об усилении государственного контроля за управлением церковными вотчинами. Печальную известность получил Указ от 21 марта 1762 года о полной секуляризации недвижимых церковных имуществ. Восстановленная этим же указом Коллегия экономии передавалась в ведение Сената. Земельные участки, мельницы, рыбные ловли и т. п., арендуемые церковными учреждениями, в том числе безземельными монастырями, не пользовавшимися государственными субсидиями, сохранялись за  арендаторами, сохранялась прежняя экономическая основа их существования. Однако, действуя на протяжении трех месяцев, этот указ Петра III был отменен сразу по восшествии на престол Екатерины II,
Правление Екатерины II ознаменовалось продолжением курса на секуляризацию и полную реорганизацию церковного аппарата в центре и на местах на основе принципа коллегиальности при участии представителей государственной власти. Первыми деяниями императрицы в отношении правового статуса Церкви стала подготовка и осуществление секуляризации церковных имуществ. Уже 29 ноября 1762 года Высочайшим указом утверждалась особая комиссия, которой предписывалось определить реальные доходы церковных вотчин и сопоставить их с доходами лучших хозяйств светских помещиков. Комиссии также было поручено предложить «штаты» монастырей и архиерейских домов, т. е. фактически определить размер жалованья, которое они должны были получать из казны после изъятия их имущества.
По рассмотрению предложений Комиссии и почти годичного изучения документов Синода Екатерина II издала императорский манифест от 26' февраля 1764 года об упразднении прежнего поместного землевладения церковных учреждений. Согласно манифесту, секуляризации подлежали церковные вотчины, которые передавались в административное и судебное ведение государственного учреждения - Коллегии экономии, находившейся в подчинении Сената. Отнимались населенные земли, но на правах пользования оставались наделы: архиерейским домам - 30 де-сятин, а монастырям - 6-9 десятин. При этом крестьяне изъятых церковных вотчин получали наименование «экономических крестьян». Тем же манифестом для епископских кафедр и монастырей были установлены штатные оклады, которые выплачивались из государственной казны. На эти цели государство расходовало от 1/4 до 1/8 средств, собираемых в виде годового оброка с крестьян бывших церковных вотчин. Остальные средства поступали в доход государственной казны. В то же время, было улучшено положение приходов, так как были отменены хлебные сборы с церквей и так называемые «подможные гривны», платившиеся приходами на военное дело. Несмотря на изъятие земель архиерейских домов и монастырей, проводилось наделение землей приходских храмов.
Секуляризация ликвидировала феодальное землевладение Церкви, утвердив полное экономическое господство светских помещиков. Ограниченное наделение землей в таких условиях ставило Церковь в еще большую зависимость от государства. Последнее обстоятельство неизбежно привело к серьезным нарушениям религиозной жизни Церкви. Так или иначе, проведя секуляризацию церковных земель, Екатерина II, по существу, завершила церковную реформу Петра I.
В результате включения в состав территории Московского государства в XVI-XVII веках новых регионов Россия стала многонациональной империей, народы которой принадлежали к разным конфессиям. Среди них второе место после Православия принадлежало исламу. Наличие внутри- и внешнеполитического исламского фактора дало импульс выработке качественно новых отношений государства с последователями ислама и исламскими религиозными объединениями. Первоначально эти отношения характеризовались значительными ограничениями их деятельности. Так, Указ Сената от 9 ноября 1742 года предписывал разрушать новые мечети, однако вскоре была осознана неэффективность подобной политики, поэтому в 1773 году был принят Закон о терпимости вероисповеданий, гласивший; «... как Всевышний на земле терпит все веры, языки и исповедания, так и ее Величества... поступать изволит, желая только, чтоб между подданными ея Величества всегда любовь  и согласие  царствовало». В 80-х годах были изданы указы, предписывавшие местной администрации сочетать интересы государства с веротерпимостью. С целью контроля и управления исламскими религиозными объединениями по Указу Екатерины II от 22 сентября 1788 года в Уфе было учреждено Уфимское духовное магометанского закона собрание во главе с муфтием, В регионах распространения ислама был введен своеобразный норматив в отношении количества мечетей на душу населения. Так, одна мечеть полагалась на 100 дворов, но мечеть также могла быть построена и в том случае, если в данной местности количество дворов было меньшим. Строительство мечетей и школ производилось с разрешения Духовного собрания и наместнической власти. Руководители исламских религиозных объединений, муфтии, назначались пожизненно по представлению Министерства внутренних дел и утверждались императором (императрицей). Очень быстро Духовное собрание приобрело черты типичного присутственного места - департамента по делам мусульман, в состав которого входили, в частности, муфтий и шариатский суд. Государство стремилось построить взаимоотношения с исламскими религиозными объединениями по той же модели, что и с Православной церковью.

И. А. Куницына "Правовой статус религиозных объединений в России: исторический опыт, особенности и актуальные проблемы" (М., 2000. 462 с.)

 

---------------------------

Бег - залог крепкого здоровья. Беговые дорожки Winner http://www.fit-trade.ru/category/begovye-dorozhki-winneroxygen.html - это один из лидеров в области спортивных тренажеров. Купить их по доступной цене вы можете в магазине fit-trade.ru. Хотя, конечно, это далеко не единственный товар - заходите на сайт  - здесь большой выбор спортивного оборудования.

 

 

Поделитесь статьей с друзьями

urokiatheisma