Атеизму-нет

...ибо атеизм - это тонкий слой льда, по которому один человек может пройти, а целый народ ухнет в бездну. Ф.Бэкон

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Канал сайта на Youtube

Только видео. Только хардкор

denga

urokiatheisma

amborghini2

Главная РПЦ Нужны ли нам социально активные церковники?

Нужны ли нам социально активные церковники?

E-mail Печать PDF
Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 

Армия, школа, Интернет, концерты и автопробеги «Стоп абортам!» - церковь сегодня присутствует везде. Или почти везде. А в Пасхальную неделю в Москве еще и провели нашумевший показ православной моды (модельеров, напомним, вдохновили идеи протоиерея Всеволода Чаплина о всероссийском дресс-коде). Организаторы тогда мне заявили: ура, мы предвкушаем истерику антиклерикального лобби, что для нас наилучшая реклама. А будоражат общество святые отцы все чаще и чаще. Только нужны ли обществу их инициативы? В эфире программы «Прощеное воскресенье» (97,2 FM) спорили православный публицист Виктор МИЛИТАРЕВ и депутат Госдумы от ЛДПР Сергей ИВАНОВ. 

Елена Чинкова

«А ОН НАМ ЛЮСТРУ ДЛЯ ХРАМА ПОДАРИЛ»

Виктор Милитарев: - С самого начала хочу заметить - с резким осуждением новых инициатив Русской православной церкви сегодня выступают все-таки не организации. Если такие и есть, то они маргинальные и никакого влияния у них нет. Я имею в виду, что 5 - 7% жителей нашей страны - идейные антиклерикалы. Или даже не столько идейные, сколько эмоциональные. Их раздражает любая общественная активность церкви. Безумно! Именно они распространяют байки, не вполне соответствующие действительности, - типа попов на «Мерседесах» или попов-алкоголиков.

Елена Чинкова (корреспондент «КП»): - А что, нету таких? Особенно на «Мерседесах»-то?

Милитарев: - На «Мерседесах» есть. Алкоголики тоже есть. Что же я врать-то буду.

Сергей Иванов: - Значит, не байки!

Милитарев: - И все же байки. Когда 3 - 4% таких выдаются за 75%, то это, мягко выражаясь, не совсем правда. Но главное - раздражает социальная активность. Когда мы предприняли с друзьями попытку создать православную народную дружину и сделали несколько обходов нашего района, в блогах была фантастическая истерика. Гораздо большая, чем после показа православной моды. «Если вы, гниды, выйдете с вашей дружиной на нашу улицу, я возьму ружье и буду вас отстреливать» и т. д. А когда на один из обходов пришли наши друзья из Союза православных хоругвеносцев (а они ходят в форме черного цвета), в Сети появился снимок одного из них с телефоном в руке: «Наверное, этот козел только что студента ограбил, но не знает, как пользоваться мобилой». Видите, какая возникающая на ровном месте ненависть! Людей раздражает именно соцактивность, то есть выход православных за ограду храма. Пока при покойном Патриархе Алексии основная деятельность сводилась к открытию новых приходов и монастырей, на нас почти не обращали внимания. Ну, злобствовали по поводу православных телепередач. Плюс заказная кампания против митрополита Кирилла. Стоило же ему стать Святейшим и начать проводить линию, восходящую к митрополиту Никодиму, линию активного миссионерства и социально сильной церкви, начался ор типа «А фиг ли эти попы вылазят? Ненавижу, не прощу!».

Чинкова: - Откуда такое неприятие священства, особенно среди интеллигенции? Может, не выходить за пределы храма? И тогда раздражения не будет?

Иванов: - Нет такого неприятия! И те, кто кричал при гниду, это, видимо, та самая вошка, которая чем-то обеспокоена. И молодежь сейчас в церковь ходит. Но какая-то часть всегда не воспринимает. Что мешает? Это в том числе и «Мерседесы», и алкоголики. Это та ложка дегтя, которая всю бочку и портит. У нас в Курске был случай. В мэры города лет десять назад баллотировался один безголовый политик. Как раз отмечали круглую дату преподобного Серафима Саровского. И этот политик заявляет, что ему было видение. Явился Серафим Саровский и сказал: «Иди, ты победишь, тебя все поддержат». Когда корреспонденты обратились к главному священнику нашей области за комментарием, он сказал: «Никак не будем комментировать». «Почему?» - «А он нам купил люстру для храма».

Действительно, есть там стяжатели, алкоголики и народ с другими грехами, и если они примазываются к церкви, а потом начинают еще нас учить, что надо так и так, то тут уже верой и не пахнет.

 
 

АНАФЕМА ОЛИГАРХАМ

Антон Челышев (радиоведущий «КП»): - На вопросы о церковных богатствах в РПЦ как-то заявили, что этот блеск и роскошь нужны для того, чтобы укрепить авторитет церкви в глазах верующих. Чтобы духовенство не выглядело хуже, чем буржуи, которые могут себе это позволить.

Иванов: - Русской православной церкви принадлежит колоссальная историческая роль в создании нашего государства. Это была идея, вокруг которой объединялись люди. И на тот момент это все было приемлемо - великолепие храма должно было показать обывателю, который пришел из деревеньки, где земляной пол и коровы в соседней комнате с телятами стоят, что вот действительно Царствие Божие. Но сейчас другое время.

Милитарев: - Иерархи вообще считают неприличным реагировать на такого рода обвинения и наезды.

Челышев: - А чего же хотите вы тогда от тех 5 - 7% населения, которые не верят? Если пропускать все мимо ушей и надеяться на то, что все больше людей будет верить, это вряд ли сработает.

 
.

Милитарев: - Реальное подавляющее большинство нашего народа предельно лояльно к православию. Просто эти шесть процентов обожают громко орать. Поэтому их ор всегда нам лучшая реклама. Переубедить их в большинстве невозможно. Разве что демонстрацией примера. Если церковь покажет, что она - дерево, которое несет добрые плоды. А это как раз и есть вопрос социальной активности церкви.

Челышев: - Уже 20 лет как у нас церковь свободна. Хотелось бы побольше видеть ее добрых плодов.

Милитарев: - Да, всего два года, на мой взгляд, как начался период, когда церковь начинает доказывать обществу, зачем она нужна нашей стране и нашему народу. При всем уважении к почившему Патриарху Алексию II должен сказать, что его патриаршество, на мой взгляд, во многом похоже на патриаршество его предшественника Пимена. Это периоды определенного рода застоя в церковной политике. Другое дело, что Пимен нес свое служение в период крайней недоброжелательности к церкви государственной власти, а с 1990 года власть была настроена к нам уже в основном доброжелательно.

В результате к церкви было привлечено огромное количество молодых священников, не получивших достаточного образования, как едко говорит один мой знакомый священник про некоторых своих коллег: «Человек не успел с трактора слезть, а уже учит всех молитве». Это привело к разрастанию так называемого младостарчества, то есть безответственного учительства. Это стало создавать систему чрезвычайно авторитарного духовничества, не свойственного нашей церкви совсем.

Церковь никогда не будет находиться в открытом противостоянии с властями. Но мы понимаем, что в нашей стране многое не очень хорошо, если не сказать плохо. Церковь имеет функции учительства, она никогда не будет призывать к тому, к чему могут склонять политики, например посадить олигархов на соседнюю шконку с Ходорковским. Но церковь будет призывать их поделиться с народом, быть социально ответственными. А осуждение таксистов, которые задирали цены! Я был счастлив, когда во время теракта в «Домодедово» отец Всеволод зашел к Патриарху, рассказал о том, что было, и тот мгновенно среагировал, как барометр. Потому что подлость наших московских таксистов превзошла по гнусности жестокое убийство, совершенное террористами. Надеюсь, в ближайшие 5 лет мы наконец увидим, что такое социальное служение церкви.

Иванов: - Я не согласен с тем, что церковь не должна быть против власти. Если уж она претендует на то, чтобы сеять разумное, доброе, вечное, то должна высказывать свою позицию. Никто не мешает церкви воспитать очередных Пересвета и Ослябю. Личным примером показать: смотрите, ребята не пьют, не курят, пашут на своем монастырском огороде, вон какие замечательные люди. И этот личный пример будет гораздо убедительнее походов в школу, в армию. Этого не хватает. Кто мешает РПЦ не призывать посадить на шконку, а предать анафеме товарищей, которые грабят в России, живут за границей, а потом еще какие-то козни нам строят? Можно же сделать? Можно! Я бы не посчитал это вмешательством в светскую жизнь. Это нормальная активная позиция.

 
 

Челышев: - Не только олигархов, но и чиновников всех мастей. Ни разу не слышал обличения коррупционеров из уст представителя РПЦ.

Чинкова: - ЖКХ клеймил сам Святейший…

Иванов: - У нас церковь никогда против власти не пойдет. И набирается от нее тех же самых вредных привычек. Казалось бы: трудно поймать за лапу хапуг-взяточников и принародно выпороть, посадить? Не важно, кто это - депутат, министр. Одного, второго, третьего.

Челышев: - Обличать их в проповедях в каждом отдельном приходе.

Иванов: - Если уж католики не побоялись своих педофилов церковных…

Звонок от радиослушателя Кирилла: - Разве может церковь заставить чиновника стать честным одной угрозой предать его анафеме? Не верю.

Челышев: - Мы говорим об обличении. РПЦ и ее последователи активно ополчаются на всяких извращенцев типа гомосексуалистов.

Кирилл: - Но мы не можем заставить быть правильными. Церковь может призывать, помогать. Православие всегда уважает власть, поскольку считает, что власть от Бога.

Челышев: - Власть от Бога только помазанникам Божьим.

Кирилл: - Любая власть в понятии православия - от Бога.

Челышев: - Власть в нашей стране от народа. Почитайте Конституцию.

Иванов: - Сталинская власть тоже от Бога, когда священникам рот заливали расплавленным серебром? То-то же.

ОБЩАЯ ИДЕЯ - ГОМОФОБИЯ?

Чинкова: - Знаю, вы задумывали и гомофобные пикеты. Это тоже под эгидой РПЦ?

Милитарев: - Месяца два назад кое-кто из аппарата церковного пригласил людей, которые обычно на одном гектаре не встречаются, - активистов молодежных организаций «Единой России» и русских националистических организаций. Мы с интересом друг на друга смотрели, тем более что все мы верующие. И поняли, что у нас очень мало общего, но есть то, в чем мы абсолютно едины, - защита семейных ценностей, здорового образа жизни и здоровая гомофобия, которая, как я пошутил, является сегодня чуть ли не единственной национальной идеей нашего народа. Если гомосексуалист приходит в церковь, ему говорят, что он может причаститься, если навсегда оставит свой крайне тяжелый грех. Разгонять гей-парад, если бы мэр вдруг разрешил это свинство, не стали бы. А провести протестный митинг можем. Но если хоругвеносцы в очередной раз станут их гонять, официально этого никто не скажет, но про себя подумаем: «Какие молодцы!»

МОЗОЛИТЬ ВЛАСТЯМ ГЛАЗА

Милитарев: - Патриарх жестко критикует неправедно богатых. Просто не может себе позволить назвать их пофамильно. Это не функция церкви. Это не совсем прилично.

Челышев: - Достаточно периодически об этом говорить. Мозолить властям глаза.

Иванов: - Недостаточно. Это все скатится к тому: «А он нам люстру подарил». С одной стороны, он олигарх, с другой - пожертвовал деньги на храм. И все. Уже рука не поднимается его критиковать.

Челышев: - Значит, люстры брать не надо. При лампочках служить. Надо что-то менять. Находить общие точки у церкви и у тех, кто ее активно не принимает. Ведь есть среди тех, кто не принимает, люди думающие.

Милитарев: - Если люди увидят, что благодаря деятельности церкви снижается количество разводов, абортов, повышается уровень благотворительности, возникает огромное количество добровольцев, включая монахов, которые помогают больным и бедным, то все поймут, что, даже если ты сам неверующий, мы для тебя полезны. Когда ждать? В ближайшие 3 - 4 года.

Иванов: - Начинать надо с личного примера. И самое главное - не должно быть запретных тем. Нужно все темы обсуждать и принимать меры.

Взгляд с 6-го этажа

Не поучать, а утешать!

Не отношу себя к оголтелым антиклерикалам. Скорее к тем, кто отвык за последние 20 лет верить на слово, а привык проверять декларации последующими делами. Но действительно не могу сказать, что испытываю полное доверие к некоторым отдельным персонам в рясах, что мелькают на экранах и любят эпатировать публику. Да, наверное, в самом деле лишь 5% ездят на «Мерседесах» и не больше 7% являются алкоголиками. А остальные несут народу «разумное, доброе, вечное»... Но почему-то до сих пор не могу забыть двадцатилетней давности встречу с местным батюшкой в подмосковном городе в квартире приятеля-кооператора, куда тот пришел за свежей порнушкой. Что угодно после этого можно говорить мне про Царствие Небесное, про идеалы, выдержавшие испытание временем, но исповедоваться подобному фарисею как-то не тянет.

А еще в период моего студенчества и работы машинистом сцены в одном из московских театров был и иной персонаж в нашем дружном коллективе. Он очень хотел стать священником. Не сказать, что был уж столь одаренный тип. Ни Ветхого, ни Нового Завета не знал, а просто желал жить в «батюшкином достатке» и пытался получить на это благословение. Говорят, получил...

Почему-то так получается, что батюшки, заботящиеся о пастве, задвигаются в дальние приходы, а на экраны вылезают те, кто готов освятить все - от джипа и борделя до биржи, на которой разорятся 99 из 100 человек. Лишь бы заплачено было согласно прейскуранту. А еще... Впрочем, хватит. Иначе выйдем за те самые 5 - 7%.

Никто не может заставлять церковь делать что-то. И никого она не может силой заставлять. Самый верный путь к тому, чтобы церковь стала нравственным ориентиром и авторитетом, - личный пример священников и возвращение ее главной функции для всех нас - способности утешать. Истинный глубокий авторитет церковь веками обретала не богатством храмов и воинственными нравоучениями, а смирением и подвижничеством. И только благодаря этому получала право указывать обществу, куда ему идти.

Александр ГРИШИН