Атеизму-нет

...ибо атеизм - это тонкий слой льда, по которому один человек может пройти, а целый народ ухнет в бездну. Ф.Бэкон

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная Священники Россия умирающая?


Россия умирающая?

E-mail Печать PDF
Рейтинг пользователей: / 2
ХудшийЛучший 

Безумно интересный очерк путешественника на скутере Андрея Сотникова о жизни вдалеке от гламурной Москвы где общество живет в привычной уже суете: ищет где покушать повкуснее, повеселиться поярче, поменьше и т.д.. Советую прочитать его целиком вечерком как время будет. Пока хотел бы предложить некоторые выдержки:



Еду по Ярославке на Сергиев Посад, опять решил заехать к святому Сергию, попросить помощь в дальний путь, без вышней помощи его не одолеть. Вход в лавру почему-то охраняют два милиционера, похоже, государство опять присоединилось к церкви, а нам об этом забыли объявить. Пока стоял в очереди к святым мощам, было такое чувство, что в России одни верующие, но только вышел из Лавры, как все опять встало на свои места — вокруг нищета, хамство и мерзость безобразия.
На обочине пожилая супружеская чета катит тележки с картошкой, сделанные из старых детских колясок. Какая удивительная у нас страна, какой терпеливый народ —русские! Ну почему, Господи, эти люди за всю свою трудовую жизнь так и не смогли скопить денюжку на какую-нибудь технику, пусть самую дешевенькую, которая бы помогла им на старости лет? Эх ты, Россея-матушка, нищая страна, когда же твои дети заживут по-человечески?! А может эти испытания, которые ты посылаешь на наши головы, и есть доказательство твоей великой любви к нам?





Вечером въехал в Коткишево. Познакомился с здешним главой, священником, о котором читал когда-то статью. Странные явления наблюдаются в современной сельской Руси. С одной стороны, село целенаправленно вымирает, подчиняясь строгому государственному курсу. Но с другой стороны, вопреки всему оно возрождается и происходит это там, где селится мудрый человек, к примеру, фермер, который возрождает село, а вокруг него растут новые дома, что грибы. Или это может быть деятельный священник, который приехал восстанавливать церковь, сколотил общину, и вокруг него начинается буйство жизни.

Но мало на Руси осталось личностей, основательно подчистили в ХХ веке — сначала революция и эмиграция, потом 37-й год, кого не расстреляли, тех упрятали, затем Великая Отечественная, опять гибли лучшие, кто остался, тех гноили в психушках, потом вторая волна эмиграции, — одним словом, весь век русский народ очищался от личностей, практически никого не осталось. А в среде священнослужителей, как ни удивительно, редко, но встречаются.



Наконец к часу ночи, затолкав скутер в какую-то безумную горку, мы въехали в Нероново.
...
Теперь я точно знаю, что никакие труды не остаются без награды. И чем ты больше сил затратил на достижение своей цели, тем большим будет последующее вознаграждение (поэтому раньше по святым местам, от монастыря к монастырю ходили только пешком, в лаптях да с котомкой). На следующее утро я понял, в какую благодать попал. Можно ли было ожидать, что в глуши, в тридесятом царстве, вдали от людей, дорог и всех цивилизаций мира я увижу этакое: каменную церковь XVII века прекрасной сохранности, огромный барский дом с колоннами тех же времен, рядом с ним поменьше — дом управляющего, и еще меньше — дом заместителя управляющего. Все в запустении, но, благодаря отсутствию людей, дорог и всех цивилизаций, в прекрасной сохранности. А когда ты попадаешь в место, где за последние несколько веков мало что изменилось, тебя посещает необычный покой.

История здешней общины такова. Пять лет назад москвич Виктор, выйдя на пенсию, понял, что жить так больше нельзя. Он пришел в церковь, спросил, чем он может им помочь? В церкви познакомился с батюшкой, таким же авантюристом как он, батюшка предложил поехать вместе в костромскую глушь, восстанавливать старинную церковь на месте бывшей дворянской усадьбы. Для моего знакомого это предложение было спасением. Стукнули по рукам, собрались, поехали.

Батюшка такую жизнь долго не выдержал, сбежал, а Виктору она очень даже понравилась, он здесь обрел свое истинное предназначение. Но так как жить одному в такой ляпоте было не по-христански, да и скучно, он решил создать общину. А кто поедет в такую глушь, где из всех благ цивилизаций только электричество? И он нашел единственно верный путь, стал искать среди отверженных обществом. Поначалу ходил по вокзалам, притонам, приглашал бомжей, но все это не приносило результатов. Приехав сюда, все они потом возвращались, не желая трудиться.

Потом он обратил взор на специнтернаты, выпускники которых, покинув его стены, очень скоро гибли или опускались на самое дно — нужно было их срочно кому-то спасать. А если не он, то кто же?! И он стал обивать пороги ближайшего специнтерната, и люди поехали. А так как просто жить и трудиться в таком благодатном месте бессмысленно, он основал языческо-староверческую общину. Теперь тут постоянно живет 10 человек. Они окрепли, завели коров, коней, собственную пасеку, а раньше случалось, что и голодать приходилось. Сейчас в общине ожидалась первая свадьба, на которую возлагались большие надежды.



На обочине дороги сидит малю-ю-юсенький лягушонок. Он был такой беззащитный по сравнению с этими огромными огнедышащими громадами, проносящимися мимо, что я поневоле проникся уважением к его абсолютному бесстрашию. Смерти, казалось, для него не существует, а перейти из состояния жизни в состояние смерти и наоборот, для него было все равно, что нам в магазин сходить. Вот вам и малюсенький беззащитненький лягушонок.



В городке Марьян-Поле сделал безуспешную попытку зайти в музей. К бородатым туристам с рюкзаками здесь не привыкли, поэтому сначала пришлось доказать, что ты не террорист. Сначала мы боялись фашистов, потом их сменили американцы, теперь никого не осталось — придумали террористов.
Потому что народ всегда нужно держать в страхе. Ну какие, скажите пожалуйста, в Марьян-Поле могут быть террористы? Да их и за тысячу километров днем с огнем не сыщешь, а и здесь при входе в музей у мужика с бородой требуют паспорт, как будто в паспорте написано, что ты не террорист, а борода есть главный показатель твоей террористической сущности. Мир перевернулся, и если раньше борода была показателем духовности, даже Христос носил бороду ил староверы, вслед за ним, то сегодня мужчина с бородой стал изгоем и «террористом».



К сожалению, дорога — это единственное, что отличает наши области друг от друга. В остальном, везде жизнь одинаково хреновая (да простят это выражение мои профессора-филологи). Пару лет назад я специально ездил по стране, присматривался, где жизнь лучше, чтоб осесть, где народ не так бедствует, где зарплату достойную платят, где чиновники меньше воруют, а бизнесмены с народом честно делятся. Ездил, ездил, только время зря потерял, все одинаково, все беспросветно, все безнадежно



Еще в Вологодской области купил местные газеты, но все до них руки не доходили — хотелось узнать, о чем пишут земляки Василия Белова. А тут развернул, боже ж ты мой, ничего, кроме пошлости и гадости, в них нет. Впрочем, как и везде. Какая странная у современных журналистов задача — культивировать грязь. По всей стране рыщут полчища наглых журналистов, ищут что-где есть плохого, пошлого и мерзкого, найдут и с превеликой радостью разносят это по всему свету. Ничто доброе, светлое, чистое и высокое у них не котируется, как будто читать и смотреть эти СМИ должны одни убийцы, насильники, подлецы и негодяи, а не простой народ. Получается, что со времен Михаила Булгакова, не советовавшего читать советских газет, потому что от них развиваются все мыслимые и немыслимые болезни, ничего не изменилось. Жил без газет полмесяца и голова не болела, прочитал — опять раскалывается. И это за мои же деньги?!





При подъезде к Медвежьегорску увидел надпись «Захоронение Сандармох» и дорогу, идущую в лес. Свернул посмотреть, что это такое. Проехал пару километров вглубь леса по отличной дороге и уже хотел возвращаться назад, когда открылось нечто: сначала из леса показался большой обелиск — птица с поникшими крыльями; далее часовня, зашел в нее, там лежит книга с именами людей и годами жизни, почти все даты обрываются в 1937 году. Кругом молодой лес и весь лес в деревянных крестах.
Место удивительное и чувствуешь себя здесь по-особенному — кругом витает дух трагедии. Передать словами это состояние невозможно. Стал ходить от креста к кресту, читать надписи, рассматривать фотографии — лица благородные, умные, породистые, сразу видно, что не из нашего времени, хоть и русские люди. Заметил, что каждый крест стоит в центре небольшого круга, метров пять в диаметре, земля в этом круге немного осела, видно было, что здесь что-то закапывали и постепенно до меня стало доходить, кого именно здесь закапывали и волосы на голове сами собой заходили. И весь лес в таких кругах и крестах, насколько глаз может охватить...



В полукилометре от развалин монастыря, при въезде в деревню Слобода наткнулся на другое чудо. Из остатков сельхозтехники какой-то местный самородок при помощи сварки и природной смекалки, соорудил полноценную детскую площадку с дюжиной аттракционов. Тут тебе и карусели, и вертушка для подготовки космонавтов, и экзотические качели, и горки. Такого количества аттракционов я не встречал даже в самых крутых московских двориках, а какая-то тьмутараканная Слобода смогла это себе позволить и все благодаря одному неравнодушному. Нет, не правы говорящие, что один человек не может сделать нашу жизнь счастливее. Ведь вот человек поставил перед собой цель и осчастливил жизнь детей всего села.



Признаюсь во грехе, люблю во время путешествий девиц рассматривать — это то немногое, что у нас действительно прекрасно. Женщины русские, как это не прискорбно, скоро скукоживаются, утрачивают былую красоту, — и в первую очередь красоту лица. Едешь порой за какой-нибудь красоткой, восхищаешься ее фигурой, совершенными волосами, стройными ножками, но как только взглянешь в лицо — Боже, хоть святых выноси. Не знаю, как было раньше, но сегодня на Руси трудно женщине сохранить красивое лицо. Если в 17 лет это красота еще природная, то потом на лице неизбежно проявляет свои следы наша многотрудная жизнь, как и вылазят пороки со страстями. Но я нашел выход, стараюсь в лица красавицам не заглядывать, давая возможность своему воображению дорисовать образ. Ведь нужно же чем-то вдохновляться. Зрелая женская красота — явление редкое, практически штучное. Это не значит, что ее нет, красота встречается и в 40 и в 50 лет, но это не лоск, не рукотворная красота, это красота души, идущая из глубины человека. Я бы зрелым русским красавицам памятники ставил, потому что это и есть самый настоящий подвиг, подвиг красоты.

ЦИТИРОВАТЬ СТАТЬЮ В СВОЕМ БЛОГЕ

Скопировать содержимое окошка и вставить в режиме HTML, в свой блог. Если у вас ЖЖ, то вставляете как медиаролик.



Просмотр

Россия умирающая?
30.05.2011
Безумно интересный очерк путешественника на скутере Андрея Сотникова о жизни вдалеке от гламурной Москвы где общество живет в привычной уже суете: ищет где покушать повкуснее, повеселиться поярче, поменьше и т.д.. Советую прочитать его целиком вечерком как время будет. Пока хотел бы предложить некоторые выдержки: Еду по Ярославке на Сергиев Посад, опять решил заехать к святому Сергию, попросить помощь в дальний путь, без вышней...