denga

Разум и религия

Новости этой и других стран

К УСТАВУ УСПЕНСКОГО ПОСТА

Успенский пост – самый короткий (всего 15 дней) многодневный пост в году, однако он отличается наибольшей строгостью. Глава 33 Типикона гласит:

«о посте пресвятыя Богородицы подобает ведати:

В пост святыя владычицы нашея Богородицы успения, 15 дней кроме преображения Христова, постимся до 9-го часа дне: понедельник, среду и пяток, сухо ясти: и творим коленопреклонение, даже до причащения. Во вторник и четверток, варение без елеа. В субботу же и неделю, варение со елеем, и вино пием: рыбы же не ядим, до успения пресвятыя Богородицы: но токмо на Преображение Христово, ядим рыбу, дважды днем.»

МАЦА ПРОТИВ КАТОЛИКОВ

Дело было много лет назад.

В одной среднерусской епархии в областном центре N жил да был архиерей. Настоящий такой архиерей, еще советского разлива, с большой белой бородой, статной походкой и в сане архиепископа. Епархия была не слишком большая, но зато крепкая; народ там жил верующий, были в епархии свои епархиальные святые, да и общечтимые были. Радовали владыку и монастыри, и храмы, только вот одно огорчала – кафедральным собором служил кладбищенский храм. Но и кладбище было немаленькое, и собор выглядел собором, а что на кладбище – так и доходу больше. Так и жили.

Гипотеза механики объективирования

Всё являемое нестабильно и преходяще, ущербно и относительно и есть основания предположить что все феномены суть проявления некой первопричины - нелокального источника, полноты. Абсолюта, который являет (познает, реализует) себя всеми возможными способами в бесконечном мультиверсе (суперпозиции) феноменальных миров. (Впрочем, нет оснований утверждать, что в этом есть цель или воля.)

Содержание сознания

Феноменологически содержанием сознания являются феномены, и если самоидентифицироваться с сознанием, то можно утверждать, что всё, вся феноменальная тотальность - есть сознание (или его проявление) - без разделения на феноменальное "я" и феноменальное "другое", т.к. и первое и второе - суть содержание сознания.

Т.е. все воспринимаемые объекты (феномены) являются неотъемлемым выражением субъекта как сознания (иначе говоря: субъект и объект всегда выступают вместе, всегда друг для друга, никогда не в отрыве друг от друга). Т.е. получается: "Всё есть Я".

С другой стороны, если мы в поисках субъекта займемся феноменологической редукцией по принципу "моё - не есть Я", то обнаружим, что субъект в физическом мире оказывается необнаружим. Т.е. "Я не есть что-либо". У субъекта не может быть объективных качеств.

Мы обнаружим наблюдающего, наблюдение и наблюдаемое как феномены, которые воспринимает сознание как объекты субъекта (т.е. все три будут частями картины, "частями пейзажа"). Но всегда вне картины необходимо должен подразумеваться наблюдающий, который наблюдает картину, в нашем случае феноменальных наблюдающего, наблюдение и наблюдаемое. И он оказывается недостижим, т.к. вне физического мира, т.е. метафизичен и неопределим.

rudio

Любовь как наше истинное Я

Любовь - это тождественность с "другим". И это естество истинного Я - неразделенного Сознания. Эта тождественность выражается в любви, в понимании, в чувстве красоты.

Любовь это счастье как таковое, но это и смерть для "отделенного я", того "я", которое образуется из мысли об отдельности сознания от так называемого "внешнего" мира.

Зачастую мы называем любовью что-то не достигающее идеала тождественности с "другим", но всё равно при этом мы верно связываем понятия любви и счастья.

В "приземленном" варианте счастье выражается в моменте достижения объекта желания. Но удовлетворение - как отблеск счастья - при этом приносит не сам объект желания, а краткий момент прекращения желания, когда как сквозь разрыв в тучах сияет наше подлинное Я, не знающее никакого недостатка.

Желание - это сопротивление страху и поиск удовольствия - то из чего сделано "отделенное я". В момент счастья "отделенное я" умирает, исчезает. Отсюда идея драматической близости любви и смерти в искусстве. Также и оргазм есть физиологическое проявление такой смерти желания, смерти "отделенного я".

rudio

urokiatheisma