Искусство современности в модели

Один из известных скульпторов    сказал как-то, что физики воспринимают его творчество  глубже,   чем   искусствоведы,   потому что сами сведущи в методе моделирования.    Кибернетика учит их создавать модели природы, эквивалентные ей, но с устройством и работой, поддающимися воздействию человека, как бы прозрачными для   его   мысли.
«Не так ли,— продолжил свою мысль скульптор,— и Лев Толстой в романе «Война и мир» моделировал русское общество начала XIX века, судьбы и страсти князя Андрея, Наташи Ростовой, Пьера... Не так ли поступает в творчестве каждый настоящий художник?»
Трудно не согласиться с этим. Как модель планера не претендует быть самим планером, железнодорожное расписание — движением поездов, а афиша мира искусства "Куда сходить в Москве" не является искусством,  так и произведения искусства не есть действительность. Жизнь предстает в своей художественной модели не в зеркальном отражении и не в муляжном подобии, а в процессе наблюдений, суждений и переживаний художника. Она оценивается, преображается чувствами и мечтами человека.
Если сознание истинно, здорово, то между отражением существующих фактов и предугадыванием их возможностей не возникает непримиримого противоречия, «биологической несовместимости». И дело, очевидно, не в количестве подмеченного и придуманного, а в их качестве. Важно только, чтобы художественная модель жизни помогала человеку стать культурнее, гуманнее, быть мудрым хозяином и творцом своих духовных возможностей.
То же, вероятно, можно сказать и о масштабах модели. Макет книги и вычислительное устройство не лучше и не хуже друг друга. Не так ли взаимо-отпосятся роман и рассказ, монументальное полотно и камерный портрет? Для нас важна незаменимость и неповторимость модели, ее своеобразие. Поэтому мы от каждого вида искусства требуем присущего именно ему. Но жизнь развивается, а вместе с ней — и границы этих видов. Вот почему, к примеру, начиная с середины XIX века многие живописцы стремятся не увлекать зрителя теми эффектами, которые лучше и техничнее достигаются в фотографии.
Некоторые художники и философы считают даже, что нынешняя пресса, наука и фотография в столь достаточной мере снабжают современника информацией о действительности, что роль живописи сводится к эксперименту, к возбуждению в человеке фантазии, творческого духа.
Воздавая должное этой увлекательной гипотезе, я склоняюсь к той мысли, что изобразительное искусство по-прежнему остается моделью представлений о месте человека в природе и обществе. В образах живописи, как никогда ранее, происходит утверждение этого места, как никогда ранее, созерцание и мечта становятся активными, действенными по отношению к повседневности.
А этим интересам соответствуют прежде всего истинность знаний о существующем, которые мы получаем и от художественных моделей, а также благородство устремлений, которые воспитываются в нас искусством.
Вот почему мы, естественно, стараемся уберечь наши художественные модели от ошибок в устройстве, от неправильности в работе. Иначе их показатели ввергают нас в заблуждение, которое, обладая средствами художества, может воздействовать магически.

Поделитесь статьей с друзьями

Наши проекты

Светское государство. Ответы на вопросы
urokiatheisma
denga  
Яндекс.Метрика Индекс цитирования