Светское государство. Ответы на вопросы urokiatheisma denga

В 1897 году Марк Твен "прорубил окно http://doma-kupola.ru/materialy/okna.html в Европу". Он посетил Вену, где прожил некоторое время, занимаясь наблюдениями общественной жизни венцев. Венское общество писателей и журналистов, желая почтить вниманием знаменитого американского сатирика, устроило в его честь большой прием. После теплых приветственных слов председателя общества Марк Твен ответил небольшой шуточной речью, начало которой он произнес на немецком языке. Речь эта почему-то не вошла в собрание сочинений писателя.

Вот что сказал на этом приеме Марк Твен:

Меня глубоко трогает такой теплый прием со стороны сотоварищей по перу в этой, столь отдаленной от моей родины, стране. Мое сердце полно благодарности, но бедность моего немецкого лексикона заставляет меня быть бережливым в выражениях. Извините, что дальше я буду читать то, что хотел бы сказать по-немецки. На немецком языке я говорю плохо, но многие . знатоки уверяли меня, будто бы я пишу на нем, как ангел. Доселе с ангелами я не был знаком. Это, наверное, произойдет позднее (жестом руки Твен указал вверх), когда будет угодно всевышнему. Спешить же с этим мне что-то еще не хочется.

Давно уже я одержим страстным желанием произнести речь на немецком языке, но до сих пор осуществить это желание мне не удавалось. Люди, симпатизирующие мне, говорили: «Молчите, милостивый государь. Ищите лучше какой-нибудь другой способ причинить неприятности окружающим». Да и на этот раз ваше любезное общество также могло бы не дать мне права говорить по-немецки, так как девиз вашего общества — всячески охранять чистоту немецкого языка.

Но заверяю вас, я не имею никакого желания нанести ему вред —испортить этот благородный язык. Наоборот, я обуреваем желанием улучшить, реформировать его Поэтому я ввел бы некоторые изменения в этот отличный язык. Во-первых, я сократил бы его пышную, растянутую конструкцию, выкинул бы и уничтожил в нем эти вечные вводные предложения. Я под страхом смерти запретил бы введение в одно предложение более тринадцати подлежащих, пододвинул бы глагол вперед настолько, чтобы не приходилось отыскивать его при помощи подзорной трубы. Словом, я максимально упростил бы этот славный язык.

Прошу вас, дорогие друзья, не оставляйте мой проект без внимания. Проведя предлагаемую мною реформу, вы получите великолепный язык.

Несколько дней назад один корреспондент здешней газеты ухитрился написать в своей статье фразу, содержащую сто двенадцать слов. В этой фразе было семь придаточных предложений, а подлежащее менялось тоже не менее семи раз. Бедное подлежащее!

Еще одно небольшое замечание, Я с удовольствием реформировал бы и ваш разделяющийся на части глагол, Если бы все эти реформы были проведены, немецкий язык стал бы. одним из прекраснейших языков мира.

Тот же корреспондент газеты, о котором я уже упомянул, в своем юмористическом фельетоне обо мне, напечатанном на днях, уверял венскую публику, что я приехал в Вену будто бы для того, чтобы торчать на здешних мостах, чем якобы препятствую движению городского транспорта. Мое частое присутствие на венских мостах имеет совсем невинное основание. Там я нахожу необходимый простор, чтобы продолжать свои исследования немецкого языка. Там я могу, например, растянуть длинное немецкое предложение вдоль перил моста. К одному концу перил я прикрепляю первый член разорванного на части глагола, а другой, заключительный, член помещаю на другом конце перил и между ними растягиваю самое предложение. Обычно для этой цели городские мосты Вены достаточно длинны. Но когда я стал изучать фельетон обо мне упомянутого выше корреспондента, мне пришлось воспользоваться бесконечным по длине государственным мостом. Не кажется ли вам, что я клевещу на этого корреспондента? Ведь он пишет' по-немецки великолепно. Быть может, не так гибко, как я, но в некоторых мелочах даже лучше меня. Да простится мне эта лесть. Ведь она им вполне заслужена.

Я привожу свою речь к концу. Я здесь чужой, но в вашем дружеском обществе я совсем забыл об этом. Еще раз прошу принять мою сердечную благодарность за оказанный мне теплый прием и внимание, с которым вы так терпеливо выслушали меня.

Перевод и публикация Б. ШАФЕРА

aD