denga

Разум и религия

Трое в бассейне

Доцент расписался в ведомости и послюнил купюры. Получалось немало. Впрочем,сумма ему была почти безразлична. Он был не молод, по совместительству тянул за уши двух проектантов, вел семинар на телевидении и, в общем, устал. А еще предстояло тащиться на край города, на вечернее отделение.
«Ну их к черту,— подумал доцент, вспомнив любознательные и бывалые лица вечерников.— Надо отдохнуть. Пойду в бассейн, поплескаюсь. Не зря же мне вручен именной пропуск».
Через полчаса он был в бассейне. Моложавый сторож критически осмотрел неспортивную фигуру доцента, но, тщательно проверив пропуск, успокоился и показал налево.
— Раздевалка там...
Доцент с трудом разыскал в сложной коридорной системе раздевалку, принял душ и, отшлепывая мокрые следы на узорчатом кафеле, трусцой побежал к большой воде. в которую добавляется химия для бассейнов.
Был поздний вечер. В бассейне купались двое. Официальное открытие дворца еще не состоялось, и допуск сюда имели только проектировщики и строители.
Доцент зачерпнул пригоршней воды, намочил под мышками, только изготовился погрузиться — и тут погас-свет.
Держась за поручни, доцент повис над пучиной. Двое в воде перестали фыркать, притихли. Стало жутко.
—  Сапожники,— прозвучал   несмелый бас из бассейна и послышалась возня.— Где эта чертова лестница? Так и утонуть недолго.
—  Ау, товарищи! — бросил  в темноту доцент.— Ко  мне   плывите.    Выход здесь.
Мокрая рука схватила доцента за ногу.
—  Надо одеться,— предложил басок. -е- Надо,—зябко поддакнул второй.—
Только  как  раздевалку  найдешь?
—  Друзья,— заявил   доцент,— я    поведу. Ведь я проектировал этот дворец.
Держась за плавки, они двинулись в поиск. Доцент, не выносивший щекотки, вздрагивал.
—  Влево,— говорил  он,   осязая   холодные стены,— и еще раз   влево.   Мы на  верном пути, друзья.  Вот она,  раздевалка)
Они начали ощупывать помещение. Здесь было много столов, стульев, ва-
лялась пробка, на ощупь от бутылки с ликером, но шкафчиков с одеждой не оказалось.
—  Похоже   на кабинет  директора,— определил басок,— теплые шторы.
Двое закутались в шторы. Доцент, чтобы согреться, стал делать приседания, выдыхая слова и глотая предлоги:
—  Проекту — раздевалка  — здесь-несомненно — впрочем — возможно— путаю — Домом — колхозника — проектировал — совместительству.
—  Э-э!..— протянул     уже    подернутый   хрипом    басок.— Да    ваш    проект только при мне пять раз подправляли. Я   и  шабашил-то  здесь  месяца  два  от силы.  Врио прораба. Если это кабинет директора, то раздевалка   должна быть под нами, на первом этаже.
Ниже этажа не оказалось.
—  Выходит,   урезали,— решил    прораб.— Может, покричим сторожу?
Минут пять они, надрываясь, напрасно взывали о помощи.
—  А вы, собственно,  почему  молчите?—Доцент пнул в бедро третьего.—
Вы можете что-нибудь предложить?
—  Надо в бассейн   вернуться,— сказал тот.— Подогреем воду и снова будем сидеть. Я монтировал систему терморегуляции.
—  Надеюсь,    не    по    совместительству? — вырвалось у доцента.
—  По совместительству, конечно.
Бассейн удалось обнаружить с первого захода. Доцент и прораб погрузились в воду, а инженер исчез регулировать.
—  Вроде   холодит,— просипел    прораб, обрывая с ушей ледяные   корки.
—  Не получается,—упавшим голосом сообщил из темноты инженер-совместитель.— Не в ту сторону гонит. В минус.
—  Баста!—зло просвистел прораб.— Кто куда, а я в шторы.
Пробираясь известным путем, они услышали храп.
—  Сторож,   а    дрыхнешь?! — закричал  вне себя  прораб.— Все директору доложим.   Дай   сюда   тулуп,   тунеядец!
Щурясь на лунный свет за отдернутой шторой, в черном костюме при галстуке, сторож вдруг закричал:
—  Ну-ну,   потише!    Не   видите,   что уснул, сторожу по совместительству. А с претензиями прошу с десяти до часу по понедельникам. Я директор.
Анатолий НАУМОВ

Репетитор - кто это?

Практически каждый родитель, имеющий ребенка школьного возраста, прекрасно знаком с таким понятием как частный репетитор и явлением репетиторства. По своему определению репетитор является квалифицированным преподавателем, дающим ученику дополнительные уроки в частном порядке или курсы испанский язык. Хотя, в последнее время нанимать репетитора — это отчасти и объективная необходимость для развития ребенка, отчасти и дань современной моде, сама по себе профессия частного педагога является такой же древней, как и вся история образования. Вспомните о тех временах, когда еще задолго до появления школ и других типов учебных заведений, знания передавались исключительно в индивидуальном порядке — «из рук в руки».

Сам термин «репетитор» происходит от латинского слова «repetitor» — человек, который повторяет. Исходя из этого значения, в древнем мире репетиторами были те, кто повторял с учениками уже приобретенные навыки и знания. В период дореволюционной России репетиторами являлись педагоги, под чьим руководством курсанты и кадеты выполняли предписанные им домашние задания. Термин «репетитор» вполне применим не только к преподавателям по базовым школьным предметам, но и к педагогам по танцам, музыке, актерскому мастерству и рисованию.

Хороший частный педагог вовсе не обязательно должен быть школьным или вузовским преподавателем. Как показывает практика поиска репетитора в Орле, хороший частный педагог, сумевший добиться успеха не с одним десятком своих учеников, может даже и не обладать опытом преподавания с группой учеников. Существует целая категория высокопрофессиональных педагогов, для которых репетиторство является не только основной профессией и способом заработка, но даже смыслом жизни. Настоящий репетитор обязательно должен иметь невероятную страсть к той дисциплине, которую он преподает, а также огромное желание поделиться своими знаниями со всеми желающими, вне зависимости от их возраста, особенностей характера и социального статуса в обществе.

К сожалению, современная отечественная образовательная сфера в большинстве случаев попросту не оставляет выхода ученика, желающим приобрести нужные им знания. Порой кажется, что уровень школьной программы совсем не адаптирован под особенности отечественных школьников. Именно поэтому явление частных педагогов не просто неудивительно в нашей стране, а набирает актуальность и популярность с каждым годом.

Подарочные книги об искусстве

Какими должны быть Подарочные книги ? Конечно, красочно оформленными и насыщенные полезной информацией, желательно о высоких выозвышенных вещах и материях, атких как психология, религия и искусство.ro4enko
За рубежом крупными тиражами издано в последние годы несколько книг о пионерах советского искусства — художниках, архитекторах, дизайнерах 20-х годов нашего столетня: «Пионеры советской архитектуры» (Дрезден и Вена, 198} г.; Лондон и Нью-Йорк. 1987 г.), «Александр Родченко» (Милан, Нью-Йорк и Париж, 1986 г.), «Веснин и конструктивизм» (Париж. Лондон и Бонн, 1986 г.)..
Книги и статьи о советском искусстве 20-х годов выходили за рубежом и раньше, и долгое время в этом склонны были видеть «пропагандистские маневры» западных специалистов, даже спекуляцию на нашей небрежности к собственной истории. Небреж ность, действительно, имела место — у нас книги об искусстве 20-х долгие десятилетия не издавались. Но все названные объяснения, конечно, несерьезны. Причина интереса, к нашему наследию, я думаю, а другом.
В истории развития мирового искусства бывают периоды, когда в какой-то одной стране или регионе возникают течения, генерируются идеи, которые выходят за пределы этой страны или региона и открывают новую эпоху в развитии искусства, становятся базой, основой нового стиля. Это случается достаточно редко, но мы знаем такие периоды — эпоху Ренессанса, эпоху стилей барокко, классицизма и т, д. Такие генерации новых идей, происходящие в отдельных странах, являются, по существу, интернациональным достоянием; и любой историк, изучающий искусство своей страны, не может дать объективную картину конкретного периода, если он не знает источника, корней регионального стиля этого периода. Скажем, если специалист, исследующий искусство Киевской Руси, не знает искусства Византии, он не сможет разобраться во многих проблемах. Поэтому, естественно, исследователи испытывают особый интерес к том периодам истории искусства конкретных стран, которые дали импульс новому направлению, новому стилю в масштабах регионе.
Так вот, Россия за всю свою тысячелетнюю историю создала много интересных произведений и течений в ис кусстве, но ни разу она не выходила на такой уровень, который мог породить стиль в масштабах региона. Лишь эпоха 20-х годов, а вернее первой трети XX веко вывелa линию развития отечественного искусства на такой гребень. Наша страна стала одним из центров формирования нового стиля, причем не только регионального, охватывающего несколько стран, как это было в прежние эпохи, а глобального. И можно утверждать, что сегодня в современной архитектуре, аизайне, изобразительном искусстве любой развитой страны в той или иной степени «сидят» те корни, те истоки, которые формировались у нас в 20-е годы. Да, они формировались но только в нашей стране, необходимо назвать также Францию, Германию, Голландию. Но от нашего искусства импульс шел, пожалуй, самый сильный — это та сила и мощь, то пламя, которое возгорелось от слияния таких мощных факторов, как социальные преобразования и художественная авангардная мысль.
Советское художественное наследие 20-х годов является не только нашим отечественным, но и всеобщим, интернациональным наследием, и это надо понимать. Вот почему к нам едут, о нас пишут, к нам обращаются зарубежные историки искусства.
Есть и другая причина, и она тоже многое объясняет. Художественный стиль зарождается особым образом, он возникает не из «зернышка», а прорывается к жизни настоящей бурей, взрывом идей и мыслей. Затем какие-то невостребованные — временно — идеи как бы забываются, отпадают, ствол стиля оголяется, хотя и продолжает питаться первыми идеями, корнями, соками из земли. То есть я хочу сказать, что художественный погенци-ол современного стиля, зарождавшегося в 20-е годы, огромен. Наследие тех лет в других странах — во Франции, Германии и т. д.— во многом освоено, наше же no-прежнему в очень большой степени не использовано. Это нереализованное наследие составляет огромное художественное богатство, творческий потенциал которого лежит как бы у корней ствола современного стиля. Его нужно «раскопать», поднять и внедрить в крону этого стиля. Если бы мы ввели в научный и творческий обиход наследие таких художников, как Татлин, Лисицкий, Малевич, Родченко и других, мы бы убедились, какой мы имеем кладезь тех самых невостребованных в свое время идей. Кстати, весьма показательно, что интерес к этому наследию проявляют не только историки — оно привлекаетf и художников, которые черпают в нем вдохновение. И я думаю, что до тех пор, пока к 20-м годам будут обращены взгляды современных художников, можно считать, что стиль, сформировавшийся в те годы, жив и что наследие 20-х остается источником генерирования творческих идей.

Элитные книги - удачное вложение денег

Отношение к книгам в России, самой читающей стране в мире, всегда было уважительным. Именно у нас однажды родилась и до сих пор не утратила актуальности фраза: «Книга – лучший подарок!». Многочисленные ценные тома в дорогих переплетах, рядами стоящие на полках, всегда считались признаком не только благосостояния, но и высокого уровня образованности их владельца, символом его живого ума и постоянного стремления к новым знаниям. В наш век электронных носителей популярность хороших книг не только не снизилась, а напротив, заметно увеличилась. Ведь качественные издания встречаются редко, выгодно выделяясь среди массы дешевых изделий в мягких обложках с некачественной бумагой и грубыми опечатками в тексте. Поэтому идея купить дорогую книгу в подарок другу или коллеге всегда будет хорошим выходом из затруднительного положения. Ведь самое непростое – это найти интересную вещь на роль презента для человека, у которого уже все есть.

Коллекционное издание – не только красивый предмет интерьера и сопровождаемый шикарными иллюстрациями интересный текст. Такая книга вполне может стать удачным вложением денег. Ведь за редкие экземпляры ручной работы, отделанные натуральной кожей и позолотой, содержащие уникальный информационный материал и иллюстрированные лучшими художниками и фотографами, знающий коллекционер будет готов отдать хорошие деньги. Такие книги не сдают в макулатуру или в библиотеки после прочтения, их передают по наследству.

Содержание специальных дорогих изданий может быть самым разным, но, как правило, оно включает темы, не меняющие своей актуальности во времени и интересную, тщательно проверенную фактическую информацию определенной направленности. Получив книгу, описывающую любимое хобби или особенности профессии, ее новоиспеченный обладатель испытает неподдельный восторг, и, пролистав картинки, надолго углубится в подробное изучение содержания. На полке этот экземпляр окажется еще очень нескоро. А даритель, потративший силы, время и средства на выбор литературы подходящей тематики, заслуженно получит искреннюю благодарность.

Если же друзья, готовые сделать желанный подарок, никак не находятся, ничто не мешает преподнести его самому себе. В конце концов, никто не знает предпочтения человека лучше его самого. После приобретения понравившегося издания, можно смело создавать коллекцию путем демонстрации его гостям, сопровождаемой соответствующими намеками на ожидаемое пополнение.

Срок годности или Сделано в Японии

Акио Морита. «Сделано в Японии».

«Наша стратегия состоит в том, чтобы вести за собой потребителей, создавая новые продукты с маркировка срока годности , а не спрашивая их, какие товары им хотелось бы иметь. Потребители не знают, какие возможности существуют, мы же знаем это». Надо, конечно, быть большим нахалом, чтобы написать такое. Но основатель и глава фирмы «Сони», которой мир обязан карманным приемником, транзисторным телевизором, видеомагнитофоном и плейером, имеет на это право. 
Форма книги — история фирмы и человека. Этот человек — не культуролог. Он бизнесмен, инженер, глава фирмы. Но он плотно «включен» в культуру и историю и умеет писать.
Поэтому книгу интересно читать и тому, кто не знает и не желает знать, что внутри коробочки с надписью «SONY».
Вот бесстрастный — и оттого еще более впечатляющий — рассказ о конце войны. «Этот дом, битком набитый книгами, тлел так сильно и так долго, что Йосико [его жена. — Л.Х.\ в течение многих дней готовила пищу на тлевших красных углях». Это об их доме...
Вот послевоенная перестройка в Японии. Оказывается, система «пожизненного набора» — не японское изобретение, ее навязали Японии американцы. Вот описание взаимоотношений японцев и американцев: «Американская сторона не могла уразуметь, как могут две стороны, между которыми имеются серьезные разногласия, честно вести переговоры». Тоже мне, удивил! Некоторые не могут уразуметь, как вообще вести переговоры...
В книге есть сведения о попытке «перестройки» в Китае и сделанных при этом — и весьма поучительных — ошибках. Отдельная глава посвящена технологии производства. Отдельная — мировой торговле. По всей книге рассеяны культурологические наблюдения, сделанные автором в Америке и Японии.
Книга начинается с написанного А.Ю.Юдановым предисловия, в котором приведена классификация фирм, рассмотрена их политика на рынке, конкурентоспособность, эволюция, жизненный цикл. Для прагматика это самая (и очень) полезная ее часть.

urokiatheisma