Светское государство. Ответы на вопросы urokiatheisma denga


Можно открыть новую планету, можно остров в океане или новый элемент... Двенадцатилетний Жоаким из Португалии открыл слово «КОСМОНАВТ». Там, у себя дома, в большом и красивом городе Лиссабоне, они с сестрой Мартой выучили много русских слов: «завод», «магазин», «собака». Писали в тетрадях: «спутник, космос, ракета». Но вот они поехали на Выставку достижений народного хозяйства СССР и в павильоне «Космос» встретились с настоящим космонавтом — Герой Советского Союза Василий Григорьевич Лазарев рассказывал ребятам о своем путешествии. Черноглазый Жоаким слушал внимательно. Его как маленького, еще не вырос, пропустили даже вперед. Но понял он, что же такое быть космонавтом, пожалуй, тогда, когда сам забрался в космический корабль. Его мальчишеское сердце забилось от радости, когда он увидел перед собой настоящий пульт управления и тюбики с едой, о которых только что говорил космонавт, и кресло, удобное и непривычное. Он реально ощутил это слово, он будто потрогал слово руками. Жоаким любит плотничать, и всякий раз, заканчивая работу, смастерив скамейку или полку, он непременно «проходится» по ним на ощупь, чтобы лишний раз удостовериться — да, этот предмет теперь существует.
Пол Наткин приехал из Соединенных Штатов. Вот он отстал от нас на бульваре и пристроился к молодому папе, который одной рукой толкает детскую коляску, другой держит раскрытую книгу. Полу интересно все: и что читают, и что молодые родители никак не могут решить, как назвать
месячную дочку, все спорят, и что папа и мама вместе учатся в одном вузе, и что скоро, когда малышка чуть-чуть подрастет, она пойдет в ясли-сад. Тотчас он все это сообщает своим землякам. Мне же достается по-русски: «У вас все и везде читают И все учатся».
Одному понравилось русское мороженое, и он не пропускает ни одного лотка, другой увидел, что Москва утопает в зелени, и вспомнил свой любимый розовый куст под окном. Третий? Ему очень бы хотелось увидеть снег. Но это только первое впечатление, что участники олимпиады лишь скользят по поверхности увиденного. За этими внешними деталями, за словами, которые кто легко, а кто с трудом вспоминает, они видят дела и жизнь Москвы.
— С самого детства в Советской стране чувствуешь себя нужным государству. У вас есть организация пионеров и комсомольцев, которые учат быть настоящими людьми. У вас для отдыха есть пионерские лагеря, а у нас, по-моему, никогда даже не думали об этом, — это вывод Алессандры До-нелы Амами из Италии.
— Остановись на одном из холмов Москвы, очаровательной, величественной, прекрасной. О Москва! Сияет твой свет и разливается твоя красота вокруг, рассказывая о вековой твоей истории, о той крови, что лилась здесь во время войн, о тех руках, которые тебя строили. В твоем сердце лежит человек, человек для всех и во все века — Ленин! — Деб Датта Басу из Индии переводит мне стихи — он написал их здесь, в Москве. Деб Датта Басу 14 лет, учится в школе, которая носит поэтическое название «Долина весны». Это пока единственная в Индии школа, в которой преподают русский язык. — Мы много знали о Москве, о том, как живут советские люди, видели на картинках Кремль и Мавзолей. Но когда увидели своими глазами... Эти несколько дней, проведенных здесь, останутся в нашем сердце, и мы будем их всегда помнить. Разве можно это забыть? — Стихами выразить свое восхищение ему, оказывается, проще.
Открытый урок
Автобусы выгрузили нас у ворот подмосковного пионерского лагеря «Высота». Оркестр очень старался и так гремел на всю округу, что даже бесстрашные воробьи разлетелись. Особенно старался маленький барабанщик с чудовищно огромным барабаном. Гости, не ожидавшие такого приема, распались на группки и небольшими стайками проходили сквозь почетный караул пионеров в наглаженных до ломкости галстуках. Пожалуй, один Стивен Макуин (гордый шотландец, как его здесь все называют) ведет себя совершенно спокойно и вообще как дома. Расправил плечи и бодро шагает под марш.
- Да, действительно, я не первый раз в вашей стране, ответил он на мой
вопрос. - - Несколько лет назад я отды

хал в пионерском лагере «Алмазный» на Днепре.
Пять лет назад, после визита делегации тред-юнионов из его родного Эдинбурга в Киев, группу шотландских школьников пригласили провести каникулы в советском пионерском лагере. Одним из этих школьников был Стивен Макуин.
- Тогда я знал всего два глагола -«понимать> и «играть», потому я говорил: нет, я не понимаю, да, я играю, и шел на спортивную площадку. Сейчас, — он разводит руками, — даже подсчитать не могу, сколько слов знаю.
Мы идем подмосковным пионерским лагерем, а Стивен говорит о том, «своем», киевском. Странно ему было сначала: и на зарядку рано надо вставать, и дорожки у корпуса всем вместе подметать, и в столовой дежурить. Но потом это даже стало нравиться. И до сих пор он помнит, где стоял их корпус и что рядом с лагерем было озеро, в котором они любили купаться. — А здесь есть озеро? — спрашивает он, и очень огорчается, что такого, «как у них в Киеве», нет.
Достаточно времени прошло с тех пор. Стивен заканчивает гимназию. Он уже пять лет изучает русский язык. И собирается, поступив в университет, обязательно изучать русский дальше. Он постоянно слушает Московское радио и читает советские журналы. Стивен активный член Общества дружбы Шотландия — СССР. У него дома хранится пластинка с автографом советского поэта Булата Окуджавы. У него весьма активный интерес к нашей стране. Мечтает, кроме РСФСР и Украины, увидеть другие республики, побывать и в Ташкенте, и во Владивостоке, и во многих других городах, о которых он уже довольно много прочитал.
- У вас в стране люди все делают сообща. И это здорово. Мне это понравилось еще в пионерском лагере, — сказал он мне на прощание и заспешил к своей группе, которая направлялась к сцене. Было объявлено выступление английской и американской делегаций. Шел концерт художественной самодеятельности...

-

aD