Новости

Требуются пациенты

ТРЕБУЮТСЯ ПАЦИЕНТЫ

В наши дни лечебные учреждения работают куда как эффективно, и сейчас нужно затратить значительно меньше сил и времени, чем раньше, чтоб получить больничную койку. Причина в том, что налицо их переизбыток, и, чтобы больница не вылетела в трубу, она должна быть заполнена. Такое положение имеет свои плюсы и минусы.

На днях я пошел навестить своего заболевшего друга. Я обратился в справочную, которая ведает также допуском посетителей.

Не успел я спросить, в какой палате лежит мой приятель, как сотрудница записала мою фамилию, возраст, род занятий, заполнила карточку и позвонила в колокольчик. Я хотел было объяснить, что пришел проведать друга, но не тут-то было — появились два санитара с креслом-каталкой, усадили меня и повезли по коридору.

—  Я же не больной! Мне не нужно лечение алкоголизма — завопил я. — Я ищу друга.

—  Как только он придет, мы проводим его к вам в палату.

—  Так он уже здесь,— запротестовал я.

—  Тем лучше. Как только мы вас уложим, он вас навестит.

Меня определили в небольшую палату с табличкой на дверях: «Не беспокоить! Вход с разрешения постовой сестры». Санитар раздел меня, выдал какую-то нелепую кургузую ночную рубашку с тесемками на спине и кувшин с водой.

—   Если что-нибудь потребуется, нажмите вот эту кнопку.

—   Верните мне одежду.

—  Неужели вы нам не доверяете? — обиделся санитар.— Даже если случится самое худшее, ваша вдова получит все в целости и сохранности.

Я уже прикидывал, как бы улизнуть отсюда через окно, когда в палату в сопровождении студентов вошел с табличкой «доктор Уорд» на халате.

—   Слава Богу, наконец-то вы пришли! — обрадовался я.

—  Что, так сильно болит? — спросил он.

—  Да совсем не болит,— ответил я.

Лицо доктора Уорда приняло озабоченное выражение.

—  Если вы не чувствуете никакой боли, то, значит, все намного хуже, чем мы предполагали. Где у вас болело вначале?

—  Нигде не болело.

Доктор Уорд понимающе закивал и -обратился к студентам:

—   Перед вами весьма тяжелый случай: больной не считает себя больным. Он никогда не пойдет на поправку, пока не избавится от пагубного заблуждения, что он абсолютно здоров. И, поскольку он не говорит, где именно у него болит, мы вынуждены сделать пробный разрез, чтобы удостовериться собственными глазами.

—  Но я не хочу оперироваться!

—  А  кто хочет? Но  не лучше ли удалить эту штуку сейчас, пока еще не поздно?

—  Да,  но у  меня  нечего удалять!  У меня  все в порядке!

—   Если бы так, вас не положили бы к нам,— сказал доктор Уорд, записывая что-то в карточку.

На другое утро у меня сбрили волосы на груди и не дали завтракать.

Явились два санитара и уложили меня на каталку. Сбоку шла старшая сестра. Шествие замыкал священник. Я озирался по сторонам в поисках помощи. Тщетно!

Наконец меня вкатили в операционную.

—   Погодите,— сказал я.— Мне нужно сообщить вам кое-что. Я не застрахован на случай болезни! У  МЕНЯ  НЕТ СТРАХОВКИ!  Мне  нечем  заплатить даже анестезиологу.

Анестезиолог тотчас выключил свой аппарат.

—   И у меня  нет денег,  чтобы  оплатить труд хирурга,— сказал я.

Врач принялся убирать инструменты. Я перевел взгляд на старшую сестру:

—  Мне даже нечем оплатить койку.

Не успел я и дух перевести, как оказался на улице, в своем костюме — меня вышвырнули те самые санитары, которые поначалу катали меня по коридорам.

Я вернулся спросить, в какой все-таки палате лежит мой приятель.

Привратник холодно взглянул на меня и сказал:

—  Чтоб я больше не видел вас в нашей больнице. Больной нашелся, тоже мне!

Перевел Ю. ПОЛЯКОВ.

 Арт БУХВАЛЬД (США)

Поделитесь статьей с друзьями

Яндекс.Метрика Индекс цитирования