denga

Разум и религия

Маленькие секреты декора: выбираем ткань для оформления свадьбы грамотно!

Кто же не мечтает при подготовке к свадьбе, чтобы их праздник прошел «на ура»? Для этого нужно тщательно продумать все мелочи, включая оформление свадьбы праздничной тканью, цветами, шарами, растяжками. Профессиональное искусство декора – это не просто модное направление, используемое при организации торжества любого вида, это возможность сделать празднество необычайным, изысканным и индивидуальным!

Свадебная драпировка в руках опытного дизайнера сможет передать настроение и характер мероприятия, видоизменив интерьер до неузнаваемости. Если оформление текстилем, тканью проведено со вкусом, то зал наполняется гармонией, выглядит элегантно и стильно. Искусно расставить декоративные акценты под силу профессиональным дизайнерам компаний, которые много лет помогают молодоженам визуализировать их мечты об идеальной свадьбе!

Особенности и нюансы свадебного текстиля

В общем декорировании помещения ткань и текстильные элементы играют важную роль. Правильно созданная драпировка позволит скрыть неприглядную стену, эффектно дополнить президиум молодых или украсить арку, лестницу, мебель. При выборе свадебного декора учитываются не только полета фантазии клиента, но и тонкости материала, который подбирается в качестве украшения. К наиболее распространенным видам ткани, применяемым при оформлении свадьбы, относятся:

  • Атлас, который наделен гладкой блестящей поверхностью и выглядит очень нарядно;
  • Шифон – воздушный, невесомый, полупрозрачный материал, который роскошно струится в конструкциях для декора арок, колонн, фона молодоженов;
  • Органза, которая отлично держит форму, переливаясь интересными бликами при попадании на нее солнечного света;
  • Тафта с блестящей поверхностью, обладающая жестковатой структурой, отлично подходящей для декорирования вертикальных поверхностей или изготовления чехлов для мебели;
  • Фатин – восхитительная полупрозрачная, узорчатая ткань, которая не мнется, прекрасно драпируется, не деформируется.

Независимо от того, какой способ декорирования вы выбрали: оформление свадьбы воздушными шарами, тканевыми драпировками, композициями из живых цветов, запоминающийся праздник обеспечен только при профессиональном подходе. Используете креативный подход, смелее воплощайте в реальность свои фантазии, чтобы создать атмосферу гармонии, романтичности и возвышенности!

 

Ранняя влюбчивость и замужество

Да, конечно, раннее социально-половое взросление дочерей — явление не только сегодняшнего дня. Испокон веков женщина и физиологически, и психологически опережала мужчину в этой сфере человеческих отношений. В прошлые времена юноша в 16—17 лет и не помышлял о браке, а его сверстница уже была «на выданье».
Для раннего замужества в деревне были иные причины: любая семья нуждалась в рабочих руках. Но и там действовала установка: «За мужниной спиной, как за каменной стеной».
А чем объяснить сегодняшнее увеличение числа ранних браков? За последние тридцать лет число женщин, впервые вступивших в брак в возрасте моложе 21 года, удвоилось. Значительно увеличилось и число женатых молодых мужчин. В загсах - очередь, типографии не успевают печатать пригласительные на свадьбу, официальная свадьба в Доминикане стала просто местом паломничества для молодоженов.
Сегодня мы много внимания уделяем проблеме социального становления наших подростков, много пишем и говорим об особенностях их полового развития, но, боюсь, недостаточно задумываемся о синтезе и взаимовлиянии этих двух важнейших условий.
Едва ли социально-половое взросление наших девушек и юношей можно считать равноценным социальной зрелости личности. Более того, первое нередко входит в противоречие со вторым, являясь «взрослым» по форме и детским, незрелым по содержанию вариантом самоутверждения.
...А теперь, после несколько затянувшегося вступления, вернусь к той истории, которая мне вспомнилась вначале; может быть, общие рассуждения помогут глубже и конкретнее понять происшедшее...
В 1983 году после выхода моей книги «Подросток и свободное время» из издательства мне передали письмо. Это была исповедь на 10 страницах. Автором ее оказалась незнакомая пятнадцатилетняя девочка. Она писала: «Недавно прочитала вашу книгу и решилась написать. Свободное время... Я завидую тем, у кого его совсем нет. Лично в моем распоряжении — сколько угодно. Дело в том, что я бросила восьмой класс и в данное время занимаюсь тунеядством. Мне почти 15 лет. На 14-м году своей жизни потерпела аварию, такую 42
огромную, что она перешла в кризис — положение, из которого не найти выхода...»
В чем же суть этой «аварии»? Не буду пересказывать содержание всех писем (после первого было еще несколько). Это заняло бы слишком много времени и места, да и не имею права это делать; слишком много в них интимного — откровенного и самообличительного. Расскажу лишь основное.
В начале учебного года Надя (так назовем эту девочку) влюбилась в девятнадцатилетнего парня из своего двора. Надя жила одна; мать, разойдясь с отцом девочки, поселилась с новым мужем в двух кварталах от старой квартиры. Отец уехал в другой город.
Однажды в субботу утром, придя в комнату дочери, мать увидела на книжной полке толстую тетрадь. Это был дневник. «Войдя в курс событий», мать ничего не сказала дочери, а решила посмотреть, как будут развиваться события дальше. На всякий случай еще раз сказала соседке Нади, одинокой женщине (кстати, отнюдь не образцового поведения), чтобы та «гнала в шею парней, если будут приходить к дочери в гости».
А любовь тем временем развивалась. Как написала мне Надя, она «полюбила его не сразу неудержимо и страстно, а постепенно и горячо». Но эта постепенность уместилась в двухнедельные рамки. Такой уж свой счет времени у подростков...
Что можно сказать о их отношениях? Юноше льстило это чувство пятнадцатилетней девочки, не умевшей и не хотевшей скрывать свою любовь к нему. Ему нравилось подчеркивать возраст Нади, когда они были вдвоем или в компании во дворе. Называя ее «подростком» и «ребенком», он лишь разжигал в ней желание казаться взрослой. Она начала курить, попивать вино. В дневнике и об этом появилась запись. Тогда мать решила действовать. Стала закрывать вечерами Надю на ключ (когда соседки не было дома), а утром выпускать ее в школу. Открылось, что она знакома с дневником дочери, и отношения между ними обострились до крайности. Однажды Надя вылезла в окно, спрыгнув со второго этажа. Парень похвалил ее за смелость, но игру с «глупым ребенком» не бросил. То приближал к себе, то отталкивал, не думая о последствиях, к которым могла привести эта игра с такой впечатлительной и неуравновешенной девочкой. Вот что она сама пишет об этом:
«Почему он вообще завел знакомство со мной? Скажу вовсе не в похвалу себе, но среди одноклассников я была, как белая ворона (последний год), имела большой авторитет, потому что была умнее других, или, правильней сказать,— взрослее...
Так, я позволила поцеловать себя не потому, что хотела этого, просто для того, чтобы он не думал, что я ребенок,, хотя не понимала тогда своей глупости безграничной. Потом дальше и больше. Хотелось быть взрослой, меня тянуло на близость с ним, но почти всегда этому сопротивлялась по инстинкту или женскому достоинству. Все это было впервые в жизни. Отношения с мужчиной привлекали и пугали меня... К концу первой недели я была в квартире одна. Он пришел и остался... Нет, он не взял моей девственности, но лучше бы она досталась любимому, чем...
Через день он отвернулся от меня, словно стал презирать.  Вот так получается что от любви до ненависти один шаг...

И где же здесь логика?

— Вы. конечно, поймете меня, граждане судьи, я не мог его не ударить!.. Все его поведение было сплошной провокацией! Он непрестанно оказывал всякие услуги мне и моей жене.

«Все ясно!— сказал я себе.— Эти двое наставляют мне рога и втихую насмехаются надо мной!»
И он и моя жена знали друг друга еще перед тем. как я появился на сцене. Оба уверяли меня, что они «только друзья». Дол жен я верить?! Разумеется, нот! Наверняка между ними что-то было. Почему он так часто ходил к нам в гости? Почему в дни рождения регулярно делал подарки мне, жене и детям? Причем жене дарил не абы что, а духи и японскую посуду! Я вот например, только ьполезные вещи покупаю - такие как Окна Rehau киев 
Естественно, я стал за ним наб людать. Когда он приходил, я забирал детей, уводил их будто бы на прогулку, а потом неожиданно возвращался. И что я обнаруживал? Ни-че-rol Всегда заставал их либо за разговором, либо за чтением книги, либо слушающими за писи классической музыки!
Может человек стать нервным, я вас спрашиваю? В его поведении не было никакой логики! «Может, он боится, что я неожиданно появлюсь?» — спросил я себя. И вот я сказал им, что уезжаю в дальнюю командировку и вернусь только через три дня. Уехал я, значит, а на другой день внезапно вернулся. И что я увидел? Ни-че-rol..
Тут нервы мои не выдержали, я его и ударил. А как не ударить? Он же издевался надо мной! Я уезжаю, создаю обстановку, а он вместо того, чтобы наслаждаться моментом, повел моих ребят на прогулку! «Для того.— говорит,— чтобы твоя жена могла спокойно готовиться к экзаменам». Я забыл вам сказать, что она студентка-заочница.
Неужели я для того уезжал в командировку, чтобы он моих детей на прогулку водил? Да это я и сам мог спокойно сделать!
Граждане судьи, сядьте на мое место! Вы же его должны наказать, а не меня! Чтобы он научился себя вести как следует, а не дразнил человека!
Если все будут поступать так нелогично, никогда не наступит конец безобразиям в моральном смысле слова!
Бл. КАЛАЙДЖИЕВ

Руководство для якобы желающих не выходить замуж

Американские женщины предложили красивую формулу: «Мужчина — это биологическая случайность». Мы тоже можем внести свой вклад в исследование этого вопроса.
Наша точка зрения http://obaglaza.ru/proverka-zreniya/ такова, что случайности усложняют жизнь, и поэтому с ними лучше не связываться. Особенно несносной становится эта случайность, когда начинает стремиться к закономерности. Поэтому нет на свете существа более абсурдного, чем женатый мужчина. Поскольку замужних предостерегать уже поздно, я хочу обратить на ряд моментов внимание тех женщин, которые вынуждены сталкиваться с этой абсурдной случайностью в других обстоятельствах: на работе, в гостях, в метро, в домах творчества и в собственных домах.
Женатый мужчина встречается в нескольких видах.
Самый распространенный тип — страдалец. Распознать его просто. Говорит он только о вас, о жене и о себе. В этом контексте вы — звездочка, птичка, рыбка, «счастье мое» и — ни больше ни меньше — «жизнь моя». Эпитеты, прилагаемые к жене, берутся, 'напротив, из области животноводства, бактериологии и военного дела. Он глубоко одинок; после первого поцелуя считает своим долгом сообщить, что с женой не живет уже почти год. Возможны варианты — от месяца до двух лет. Он намертво приштопан к своей законной: любит пострадать. Не бойтесь его и кормите получше.
Коллега. Жену любит, вас — нет. С вами говорит о ней, с ней — о работе. Привычек не меняет. Ни о чем его не спрашивайте, не требуйте внимания и вообще помалкивайте. Но будьте на страже: сменив службу, он становится опасен, потому что теперь единственная возможность видеть вас ежедневно (привычка)—жениться на вас.
И, наконец, самый вредный экземпляр — творческая личность. К моменту знакомства с вами женат в третий, а то и в четвертый раз. Жены сходили с дистанции после безуспешных попыток понять его. Ночами он часто вскакивает и читает стихи (поет песни, декламирует монологи, выкрикивает репризы, жонглирует). Супруге надоело сопереживать, и он звонит вам часа в три-четыре пополуночи. О жене с вами не говорит, но любит, когда о ней говорите вы. Хваля, чтобы он мог возразить. Ходит с вами в театры, в гости, на просмотры и выставки, пытаясь вызвать ревность благоверной. Держите ухо востро: он всегда на грани развода. Это я знаю точно, потому что теперь всецело посвящаю себя теории. От практической бдительности я свободна.
Не отчаивайтесь, более или менее молодые девушки! В конечном счете более или менее тихое семейное счастье обеспечивает эту свободу каждой женщине.
Алла Боссарт

Первый год во дворе

godik

...Они вырастают из пеленок и колясок. Далеко позади 16 неделя беременности http://pregnancy.org.ua/prcalendar/week16.html и треволнения мамы. Полетели игрушки наружу, на пол, на тротуар — считай, что сделана первая заявка на освоение новых пространств.
Два лета я наблюдал и теперь хочу поразмышлять над тем, как ребенок вырастает из собственного дома, квартиры и как «врастает» в мир двора, улицы.
Итак, о первых шагах из дома.
Когда начинает пригревать весеннее солнышко, мамы и бабушки выносят на руках и выкатывают в колясках закутанных малышей. Те изумленно таращатся на такую необыкновенную жизнь вокруг.
Сначала их выносят, потом они и сами выходят. Радости еще больше: в этом новом, удивительном мире все можно не только увидеть, но и потрогать, пощупать, переставить!
Пустыри с их богатырским неосвоенным пространством остались в прошлом. Правдами и неправдами вползают в наши дворы все новые железные коробки гаражей. Маленькому ребенку, чтобы чувствовать себя счастливым и защищенным, нужны простор и уют одно-
временно. Однако не везде находится место даже песочнице и качелям, этим испытанным спутникам раннего детства. Стремительно набирающему силу процессу «огараживания» надо ставить какие-то разумные пределы, иначе детям наших детей не останется уже клочков асфальта.
Объективности ради признаем, что потерю количества можно частично возместить хорошим качеством. Пространства стало меньше, но его можно лучше организовать. Иногда удается игровые площадки, эти островки Детства в городе, хорошо оборудовать. Увы, не без исключения.
Такова внешняя сторона дела. Внутренняя гораздо сложней.
—  Мы    пойдем    гулять!    —    дружно и радостно кричат дочки. Это все о том же: «Мы пойдем открывать мир за стенами   своей   квартиры,   осваивать   его, осваиваться    в    нем!»     Отсюда    такой восторг,   готовность  к  необыкновенным встречам, ожидание их.
Сколько же места нужно для... сказки? И так ли уж много его потребуется для игры, в которой участвуют память и воображение ребенка? И суть все же не в размерах двора, а в том, какой микроклимат на этой площади, какая жизнь. Для самых маленьких, о ком сейчас речь, этот особый участок земли, магически притягательный, имеет прямой выход к волшебству. Потому-то и важно, какие волшебники — добрые или злые — вершат судьбы двора...
Мы собрались, мы выходим. Вера сразу бежит к качелям, Влада — к песочнице.
—  Покатай   меня   сильно-сильно!   — просит старшая. И, подумав, осторожно уточняет:   —  Только   не   очень   сильно.
Младшая тоже не теряет времени даром: схватила жменю песка и поспешно сует в рот. Конечно, ей и на вкус хочется отведать этого чуда. Но песок не первой свежести, не второй и даже не сорок девятой.
—  Нельзя!   —   кричу  я,   и   Влада   тут же торопливо отправляет  в  рот  новую порцию.   Хоть   и   запоздало,   но  меняю тактику.
—  Вкусно? — спрашиваю.— Еще хочешь?
Она кривится: не хочет. Если можно, то не очень-то и нужно. Другое дело — качели. Она бросается к ним.
—  Нельзя!   —   кричу   я   и   ловлю   ее у самой окованной железом, свистящей мимо  уха  доски,   на  которой  радостно качается Вера.
Не гуляние, а сплошное «нельзя»! Узенькое пространство нашего двора организовано предельно бездарно, опасности подстерегают малыша на каждом шагу. Качели, мусорные ящики и песочница расположены впритык друг к другу.
Там, где молчат и бездействуют профессионалы, возникает простор для родительской самодеятельности. Конечно, хотели, как лучше! Так бы качельная доска быстро сгнила, а в железо взяли — сносу не будет. Но ребенок-то сделан не из дерева и не из металла, об этом как-то не подумали. Нет того дня, чтоб кого-нибудь не зацепило. Досталось и каждой из моих дочек. Почему детские головы должны расплачиваться за наше родительское головотяпство?
Ужасные эти качели — образ непонимания детства. Мы строим дома, возводим и дворцы, но в иных случаях напрочь забываем, что имеем честь жительствовать при дворе Его Величества Ребенка. Не умеем любить — давайте хотя бы уважать.

urokiatheisma