Новости

Необыкновенное чудо

На дне рождения у юриста управления Козулина были почти все: и главный инженер Беркуцкий с женой, и начальник конструкторского отдела Валилов, и главбух Синицын, и даже сам управляющий Капустин. Роскошный стол составляли  лосось, рагу, колбасы, салаты, море фруктов и натуральный мед http://b-z-z.ru.
Были какие-то интересные женщины, вызывавшие повышенное внимание присутствующих.
Был и Трухин из отдела снабжения, скромный, застенчивый мужчина тридцати пяти лет с маленькими усиками и большими ушами. Он сидел в дальнем углу стола и молча ел салат. Он даже не понимал, почему его пригласили, и старался быть незаметным.
Гости громко разговаривали, шумели, пели популярные песни, произносили витиеватые тосты и танцевали под гремящий магнитофон. Трухин выпил бокал грузинского вина, захмелел и отважился пригласить на шейк высокую шатенку Шурочку с зелеными кошачьими глазами.
Она улыбнулась Трухину, и ему показалось, что в этой ее улыбке было что-то, что обещало ему некоторый успех.
—  Может    быть,    потанцуем? — робко     сказал   он.
—  Ко   мне   очередь,— ответила  шатенка,— я уже обещала четырем мужчинам.
«Она недоступна,— решил Трухин.— Красивые женщины всегда недоступны. А жаль».
Он почувствовал, что именно с такой женщиной мог бы быть счастлив. И ни с какой другой.
Трухин сидел в своем углу и мрачно доедал судака по-монастырски. Вечер был испорчен.
С горя он налег на вино и ушел домой в сильно нетрезвом состоянии.
На улице было холодно, но он был достаточно проспиртован, чтобы не чувствовать мороза. Он шел по поскрипывающему снегу и думал: «Как, в сущности, глупо и неблагопристойно складывается жизнь. Разве я не мог бы быть привлекательным? Конечно, мог. Но не стал. А был бы — все бы мне подчинялись, я руководил бы трестом, имел бы авторитет и даже сам Андрей Васильевич жал бы мне руку и предлагал сигарету «Уинстон». И уж, конечно, эта сумасшедшая шатенка Шурочка с фигурой из американского сексуального фильма танцевала бы со мной, и кто знает, что могло бы случиться дальше...»
С этими мыслями он дошел до своего дома, поднялся по лестнице и лег в постель.
"Нет, чудес не бывает, и нет волшебников, которые совершили бы невозможное»,— подумал он, засыпая.
—  А что, если вы не правы? — раздался голос под его постелью.— Волшебники есть, товарищ Трухин. Они рядом с вами.
Трухин открыл глаза и увидел стоящего у постели пожилого неизвестного мужчину с бородой.
—  С кем имею дело? — спросил он.
—- Иван Иваныч. Работаю волшебником с тысяча девятьсот двадцать пятого года. С сегодняшней ночи прикомандирован к вам.
—  Не   может   быть! — воскликнул   Трухин.— Волшебники бывают только  в сказках.
—  Вы   можете   легко   убедиться   в   том,   что я  настоящий  волшебник  со  Знаком   качества. Говорите, что   вы   желаете,   и  все   тотчас же исполнится. Любые чудеса в условиях, максимально  приближенных  к действительности.
—  По-моему, вы меня разыгрываете...
—  Ничуть.  Высказывайте свои желания.
—  И вы ни с кем  их не будете согласовывать?
—  Ни   с   кем.   Я   сам   по   себе.
—  Ладно,— отважился    Трухин.— А    сколько желаний   вы  можете   провести   в   жизнь?
—  Три. Мог бы, конечно, и больше, но сегодня   очень   загружен,   так   что   больше   трех не могу. Говорите, я вас слушаю.
—  Первое.   Хочу,   чтобы   я   стал   управляющим   трестом.
—  Будете! — воскликнул   неизвестный.
В передней раздался звонок, и вошел курьер из главка • Семеныч.
—  Товарищ Трухин, извините за поздний час. Но  депо  срочное.   Получите   приказ   и   распишитесь.Трухин взял конверт, распечатал его и прочел: «Приказ по главку № 557. Со второго второго сего года Трухин П. Т. назначается управляющим трестом Мосбытремкрос».
Трухин  расписался,  и  курьер  ушел.
—  Давайте   дальше,— сказал   волшебник.
—  Я  не знаю, удобно  ли  это,  но  я   иногда кое-что    пописываю...    вроде     даже     сочинил роман.  Не  знаю,  как  с  ним  быть...
—  Ясно.  В почтовом   ящике   лежит   письмо из   издательства.  Пойдите   откройте  почтовый ящик.
Трухин надел брюки и кинулся на лестницу. В почтовом ящике лежало письмо из издательства: «Уважаемый Петр Тимофеевич, Ваш роман «Полено» принят к печати. Придите получить полагающийся аванс».
—  Не  задерживайте меня,   говорите третье желание,— заторопился волшебник.
—  Хочу жениться на шатенке Шурочке, но, к сожалению,  не знаю  ее  фамилии.
—  Зато   я   знаю,— сказал   волшебник.— Откройте   дверь,   она   ждет    вас    на    лестничной площадке.
Трухин надел пиджак и открыл дверь. В дверях стояла Шурочка в брючном костюме и застенчиво улыбалась.
—  Я к вам, Петр Тимофеевич. На улице так холодно.  Согрейте  меня,   я   так   нуждаюсь   в тепле...
—  По-моему,  я  сделал  все,  что  мог,— сказал   волшебник   и   исчез.
Далее события развивались следующим образом.
Утром Петр Тимофеевич пришел в контору треста и сел за большой письменный стол управляющего.
—  К вам можно? — спросила секретарша.
—  Заходите,   заходите.
—  Петр Тимофеевич, вам бумага из главка, Петр   Тимофеевич    стал    читать,    и   у    него
глаза полезли на лоб. Оказалось, что не выполнено задание главка, данное тресту еше четыре месяца назад.
Петр Тимофеевич вызвал главного инженера. Главный инженер принес двадцать оправдательных документов и стал излагать свои предложения, но Петр Тимофеевич ничего, естественно, в них не мог понять и только хлопал глазами.
—  Решайте,— сказал  инженер,—ваше  слово. Но Трухин ничего не мог решить.
В кабинет вошла счетовод Сосулина.
—  Товарищ   управляющий,— сказала   она,— я  прошу  отпустить  меня  на 24 дня  в  отпуск за   свой   счет.  Я   очень   нуждаюсь   в   отпуске...
—  Идите,— сказал Трухин и подписал ее заявление.
Потом пришел заместитель  главбуха Цыкии
и сказал, что из министерства требуют бухгалтерский отчет за октябрь прошлого года, но отчет у Сосулиной, а она уехала неизвестно куда.
И в тресте началась полная неразбериха. Из главка, из министерства, из смежных организаций шли потоки писем. Трухин только хватался за голову.
...Он получил аванс за свой роман и купил шикарную югославскую спальню. Роман вышел в небывало короткое время, и в газете появилась рецензия под заголовком «Кто допустил?». В ней было написано, что некий Трухин П. Т. написал безграмотный роман «Полено», вполне соответствующий этому названию. Язык ужасен, роман заполнен пошлыми остротами и старыми анекдотами. Герои глупые и даже тупые люди, сюжет надуман, со страниц романа веет непроходимой скукой. Удивляет позиция редакции, выпустившей в свет эту халтуру. Автор рецензии выражает свое сочувствие читателям этого так называемого романа и надеется, что он будет последним произведением Трухина П. Т.
Петр Тимофеевич прочел газету, почувствовал себя худо и бросился домой.
Шурочка в бледно-розовой японской пижаме лежала на диване, а возле нее сидел инженер Кузнев, и они вместе решали кроссворд.
—  Что вы сегодня так рано? — спросил Кузнев.
—  А разве лучше, когда я прихожу поздно?
—  Лучше    поздно,    чем   никогда,— сострил Кузнев.— Обычно    вы    возвращаетесь    домой позже...
—  То   обычно,   а   то   сегодня,— сказал   Петр Тимофеевич.
—  Мы  идем  с   Анатолием   Савельевичем  в кино на «Любовь земная»,— заявила Шурочка.
—  Можно   тебя   на    минутку? — сказал    Трухин.
—  Не больше,— ответила Шурочка и, послав воздушный поцелуй Кузневу, вышла из спальни.
—  У меня к тебе вопрос,— начал Трухин.— Кто  твой муж  и  с кем ты должна  уходить  в кино?
—  Когда я выходила за тебя, я не обещала, что буду ходить с тобой.
—  Но  это  же  свинство — уходить  в  кино  с посторонним человеком, когда  муж приходит домой.
—  Ты   что,   хочешь  меня   привязать   к   себе, закабалить, припаять к дому и заточить в нем? Я  молодая,  интересная женщина,  я  нравлюсь мужчинам, а  тебя  это злит. Не  волнуйся, мы идем не в центр, в центр мне ие в чем идти, у  меня  нет  приличного  пальто.
—  А твоя дубленка?
—  А   дубленку   я   давно   продала   и   купила себе   вечернее   платье.
—  Зачем тебе вечернее платье?
—  Чтобы надевать вечером.
—  Ты никуда не пойдешь с этим человеком!
—  Нет,   я   пойду   с   ним.   И   после   кино   мы пойдем посидеть в ресторан.
—  Иди куда хочешь. Можешь даже не возвращаться! — крикнул Трухин   и   хлопнул дверью.
—  Ты еще об этом пожалеешь, жалкий эгоист и обыватель) — крикнула жена.
Трухин  убежал   на   кухию.
«Что делать, что делать?.. Жена меня не любит, встречается с кем попало, дома ад, на службе такой же ад, как дома, не сегодня-завтра снимут с работы, все смеются надо мной и тычут в рожу моим романом. Так плохо мне еще никогда не было».
И тут распахнулась дверца холодильника, и из нее вышел волшебник.
—  Ну   как? — вежливо   поинтересовался   он.
—  Спасибо  за  внимание,— сказал  Трухин,— жена — стерва, на службе черт те что, с романом полный позор,..
—  Все   нормально,— резюмировал   волшебник.— А   вы   полагали,  что а  нашем деле  все так просто?
—  О чем же вы думали?
—  Я хотел, чтобы думали вы,— ответил волшебник.
И исчез тем же путем, после чего холодильник перестал работать.

Владимир ПОЛЯКОВ

Поделитесь статьей с друзьями

Яндекс.Метрика Индекс цитирования