English version

 

denga

Уважаемые посетители. Наш сайт уже более 10 лет противостоит атеистической пропаганде, давая людям альтернативную точку зрения. К сожалению, текущее финансовое состояние авторов весьма печально. Мы никогда не просили помощи, но сейчас от вашей поддержки зависит будущее сайта. Мы будем вам очень благодарны, если вы поддержите нас и не дадите умереть проекту.

Книга о великом скульпторе

Давно, исподволь подходил Юрий Бычков к созданию биографии Коненкова: дружба со скульптором в шестидесятые годы, встречи, доверительные беседы с ним, очерки в прессе о Сергее Тимофеевиче, наконец, искренняя к нему любовь, как к мастеру и личности, предвосхитили, наверное, успех книги, вышедшей в серии «ЖЗЛ». Хорошие можно кстати купить книги в akonit.net http://akonit.net.
Трудно описать жизнь человека, еще трудней — если эта жизнь принадлежит замечательному художнику, прожившему к тому же почти сто лет. Творчество его началось в преддверии неслыханных социальных бурь и катаклизмов и, развиваясь восемь десятилетий, совпало с одной из самых сложных и бурных эпох всемирной истории: войны и революции, в корне переменившие людские отношения, культуру и искусство. Именно на таком фоне и проступает фигура Коненкова — по крупности таланта, по силе духовного напряжения, по профессионализму принадлежавшего к числу тех художников, которым выпало отразить идеи великого времени.
«Коненков» — книга очень ясная в биографическом отношении, и здесь бесспорное ее достоинство. Известный теперь очень многим, скульптор прошел яркую, полную событиями, встречами, путешествиями жизнь, но он не очень любил говорить и писать о себе: издавна слагались о нем чуть ли не легенды.
Неторопливо             выкладывает
Ю. Бычков вехи этой удивительной биографии. Деревенское детство под Ельней — исток связи с трудовой жизнью народа, с его горестями и радостями; первые прикосновения к культуре пластического искусства в Московском училище живописи, ваяния и зодчества и «Камнебоец» — итог раннего, «передвижнического» периода; приобщение к духовным шедеврам мира в поездках по Италии, Германии и Франции; учение в Петербургской Академии художеств; снова Москва и участие в событиях 1905 года; любовь и крушение любви; мифотворчество и одновременно поиски психологических, чисто реалистических образов; революция и встреча с Лениным; заграничные скитания, дружба с Шаляпиным, Рахманиновым, Горьким; возвра-
Юрий Бычков. Коненков. М. «Молодая гвардия», 315 с.
щение в Россию на родную землю — все это та жизнь, из которой вырастало титаническое творчество.
Из этого пласта жизненного материала особенно ярко выделяются три основных раздела, подразумевающих в своем сочетании процесс роста Коненкова: художническое становление и общественное признание, годы на чужбине, наконец, последний этап — созидания «с расправленными крыльями». Причем, и это существенно, тут не только скрупулезно отражен путь героя, но и дана гражданская позиция самого писателя, его точка зрения, его мысли об искусстве, таланте, принципиальности, человеческой жизни и чести. И, главное, раздумья о Родине. Она, Родина, и питала Коненкова всегда духом и силой: «Мне довелось постран-ствовать по белу свету. Я пересекал океаны, в Риме и Греции с восхищением созерцал шедевры античного искусства, проплыл вверх по Нилу половину Африки, жил в Америке. Но никогда не забывал о родной земле и часто в снах видел курганы над Десной и улицы Рославля, где, жадно учась, овладевал знаниями».
Поражает масштаб содеянного Коненковым, поражает непреходящая оригинальность образного видения мира, ибо все, «что совершил в своей жизни этот человек, обладавший поистине богатырскими силами, сделано им по-своему, на всем созданном им — печать неповторимости».
А. БАСМАНОВ

Полезное знакомство

Николай  Е Л И Н, Владимир  К А Ш А Е В
Телефон зазвонил в тот самый момент, когда Михаил Алексеевич Гостев, сидя в ванне, заканчивал вторичное намыливание головы.
«Звони, звони!—злорадно подумал Гостев.— Долго ждать придется. Я еще в третий раз намыливаться буду...»
Михаил Алексеевич знал, кто звонит. Это не иначе как Зинин, у которого он в прошлом месяце восемь рублей занимал. Зимина Гостев не уважал, поэтому к телефону твердо решил не подходить.
—   Нахал   невыдержанный!—   покачал   намыленной   головой   Михаил   Алексеевич.—   За     восемь  рублей   столько   беспокойства как-будто надо открыть оффшор .   Видит ведь,  что никто не подходит.  И чего трубку не вешает!
После десятого звонка Гостев засомневался:
— А ведь, пожалуй, что это и не Зинин! Этот скупердяй знает, что меня измором не возьмешь, он так долго висеть на телефоне не станет...
Михаил Алексеевич некоторое время задумчиво вслушивался в звонки, сидя с зажмуренными глазами, потом вдруг так резко стукнул себя кулаком по намыленному лбу, что голова ушла под во-ДУ.
—   Так   ведь   это   ж   Роман    звонит!   Он   мне   воблы   вчера   обещал достать.   Ну,   конечно,     он!   По   пустякам   так   долго   звонить  не   будет!
Гостев шумно выплеснулся из ванны вместе с водой и. энергично встряхиваясь на ходу, засеменил к телефону.
—   Алло!   Алло!   Это  ты,   Роман?.. Ну, достал?!
—   Никакой я тебе не Роман!   — обиделся     голос     в   трубке.—   Что же ты, дядя,   теткин   муж.  родного племянника    не   узнаешь?!
—    Племянника?—     разочарованно   переспросил    Михаил   Алексеевич.—   Какого     еще     племянника? Это  ты,   что  ли,   Василий?
—   К чему  скрывать?— сознался голос.—  Под псевдонимом прятаться   не   стану.   Василий   и   есть.
«Да хоть бы тебя и не было никогда!»— подумал Гостев и приветливо произнес:
—   Что-то   давно  тебя   не   слышно.  Совсем  ты   нас   забыл!
—   Не  забыл,  не забыл!—   перебил   его   племянник.—   Я   всегда   о вас  помню.  Понимаешь, дядя, блат у   меня   хороший     завелся.   Полезное,  так  сказать, знакомство...
—    Ну-у?—   насторожился   Михаил  Алексеевич.—   Может, ты   и  меня,   так   сказать...     познакомишь?..
—   О   чем   речь!—   удивился   Василий.—    Конечно,         познакомлю! Затем и звоню, чтобы  и ты мог по-родственному блатом моим попользоваться...
—   Спасибо,   Вася!—   с   чувством сказал  Гостев.—  Ближе тебя у меня  человека   нету!   А  по  какой   части знакомство-то?
—   По  культурной.   Билетерша   у меня   знакомая   завелась   на   танцплощадке.       Мировая        женщина! Принципиально   с   меня     денег   за вход не берет!  Могу, если  пожелаешь,   и   насчет   тебя   договориться.
—   Ты  с  кем  разговариваешь?! — обиделся дядя.—  Укропу объелся?! Думаешь,   я   всю   свою   сознательную  жизнь     только  и  мечтал, как бы   мне   на   танцульки   с   черного хода   просочиться?!   Честно   скажу: не ожидал от тебя, Василий, такой пакости   в   отношении   родного  АЯ-Ди!
—  Да ты  погоди,  не горячись! — прервал его племянник.—  Ты только   подумай      своей   головой;   ведь это какая  выгода! Я  тебе не чепу-ховину   какую-нибудь   подсовываю. Ты знаешь, сколько стоит один билет     на   танцплощадку?   Пятьдесят копеек,   вот   сколько!   Грубо   говоря, полтинник!
—  Да провались он совсем, этот полтинник,  чтобы  я  из-за  него  целый   вечер  ногами  бесплатно  дрыгал!   Невелики  деньги.   Переживем.
—   Опять     горячку     порешь.  Ты прикинь  без обиды: танцплощадка открыта   шесть   раз   в   неделю,   по понедельникам   у   них   там   выходной.  Значит,  полтинник   умножаем на   шесть,   получается   три   рубля чистой   экономии.   А   за   месяц   выходит  тринадцать  рублей  с  копейками. Чем не деньги?
—   Да   ну   тебя!—    после   некоторого       раздумья     сказал     Михаил Алексеевич.— Это ж за тринадцать рублей целый месяц дома по вечерам   не  бывать!   И   телевизор-то  не посмотришь толком...
—   Наплевать     на     твой  телевизор!—   убежденно    возразил   Василий.—   Какая  от него выгода?  Расходы одни! А то, что я тебе предлагаю,—   это   дело   верное.   Ты   думаешь,   мы   на  тринадцати   рублях остановимся?   Как  бы   не  так!   Раз я   жилу   золотую    поймал,  так   уж будь уверен,  не упущу. Что такое тринадцать рублей  в месяц?  В* год это     получается...     двенадцать   на тринадцать...      погоди,      карандаш возьму...    так-так...   сто    пятьдесят шесть   рублей   как   одна   копеечка! Ну,   округлим,     грубо     говоря,   до ста пятидесяти. Получается, что за какие-нибудь   три     года   мотоцикл можно купить. За четыре, если захочешь,   корову.      За   пять   лет   на путешествие   вокруг   Европы   накопишь. За десять —  на садовый домик с  участком.  За двадцать — на «Запорожец».  А  за  тридцать   лет...
—    Погоди,      погоди...— осевшим голосом произнес дядя.— Тридцать лет   —   это   ты     того...     многовато взял.   Я,    может,      и   не     протяну столько.   Мне   бы   побыстрей   надо. Ты   вот  что...   Нельзя     ли  там  устроить...   Тебе   ведь   все   равно,   наверно. Вот я  и говорю... А что, если  мы придем на эту танцплощадку вдвоем с женой, а?..

Стихийное бедствие

Уходя в отпуск, Сергей Петрович, начальник одного из отделов солидного научного учреждения, оставил вместо себя Петю Коржикова, технолога.
—   Мальчишка совсем,  какой  из  него    начальник? —предупреждали    Сергея  Петровича. — Даже голос еще не прорезался в этом аспекте!
—  Зато     с   фантазией! Может тендер выиграть http://www.internet-association.ru/tender/ http://www.internet-association.ru/tender/ — стоял    на своем Сергей  Петрович. — А кроме того, проявил себя недавно на овощной базе. Организовал разгрузку картофеля ударными темпами.
Возвращается Сергей Петрович из отпуска, приходит на работу в свой отдел, а там никого. Одна вывеска на двери и массивный до неприличия замок. А спросить не у кого, потому что отдел размещался не в основном корпусе учреждения, а отдельно, в невидном домике.
Разные тревожные мысли приходили в голову. «Неужто решили сходить всем коллективом в кино и к обеду придут?» Наступило время обеда — никаких изменений! «Позвонить, что ли, в основной корпус: так, мол, и так, возвратился из отпуска и не могу полдня увидеться с подчиненными! Пожалуй, шум поднимется: «У Сергея Петровича потерялся отдел!» Нет уж, лучше ждать до конца!»
Наступили сумерки, окончился рабочий день, на -всякий случай Сергей Петрович задержался еще на полчасика, но так никого и не дождался.
Приходит на работу утром следующего дня — опять ни души! Одна вывеска. И замок. Снова завертелся Сергей Петрович вокруг домика, мысли еще более тревожные. А тут женщина из домика напротив интересуется:
—   Вы что здесь -второй день ищете?
—  Свой отдел.  —  Сергей   Петрович показал   на  вывеску. — Никак  не  могу застать на работе...
—  Да,  ходят   люди, — говорит   женщина. — Только   давненько   не   видать никого.
—  То есть как «давненько»?!   И  позавчера висел этот замок?
—  Да он уж с полмесяца висит...
- Сергей Петрович похолодел. Ни о чем уже не раздумывая, помчался в основной корпус.
—  Что с моим отделом? — спрашивает он у первого встречного.
—  Трагедия, Сергей  Петрович! — отвечает первый  встречный  (тоже из начальников).— Ну и типчик этот  Коржиков, доложу я вам!
—  А что?
—   Решил,   видите ли,   по-своему  руководить.   Будто    не   в  солидном   научном  учреждении  трудится,  а  на овощной  базе  эту  самую  картошку  разгружает!   Едва  сел   на  ваш  стул,   Сергей Петрович, как тут же естал и обращается   к  коллективу:    «Давайте,   ребята, сделаем  быстренько   сегодняшнюю работу — и  по домам!».   Ну,   взялись  ребята  и,  как на овощной базе,  часа за три вымахали дневную норму и разошлись...
- Куда?
—   По домам.
—  До окончания рабочего дня?!
—  Это еще что! Вы послушайте, что дальше было!    На   следующий день за два часа все прикончили! Дневную норму то есть. И собрались было опять по домам. Тут один из ваших встает: «Какой   смысл, — говорит,—.каждый   день являться на  работу ради этих двух часов?  Мне,  может, ехать сюда дольше, да столько же обратно»...  И предлагает: «Раз уж пришли на работу — потрудимся в том же духе до конца дня! А потом за все отгуляем»...
—   Вот это молодец!  Надеюсь, предложение  приняли,   остались   до   конца дня?
—  До конца   дня (недельную   норму вымахали!     Приходят     на    следующий день   и — к   Пете    Коржикову:    «Давай -нам  план следующей недели! А  потом уж за все отгуляем»... Дней за шесть с месячным  планам справились и требуют, видно, уже вошли в азарт: «Давай дальше,    что   разгружать,    работу    то есть».  «Нет у  меня дальше  планов,—. отвечает им   Петя   Коржиков  и к руководству: — Что делать?» Ну, те порадовалась и выдали отделу план работы на следующий месяц, потом на следующий квартал...   Ну, а дальше радоваться  перестали,  говорят:  «Нет   у   нас больше планов для вашего отдела».
—   Прямо стихийное бедствие!—ужаснулся  Сергей  Петрович. — С подобной прыткостью   только   картошку   разгружать!
—  Они  и на обед перестали ходить: «Давайте нам,— говорят,— план какого-нибудь .другого отдела».  И добились-таки своего, дали им план другого отдела, а   спустя   некоторое   время — третьего. И пришлось, конечно, сократить: сперва  другой  отдел,   а   спустя    некоторое время — третий...   Между   прочим,   мой отдел!  А  ребята   ваши  уже  на  следующие отделы замахиваются. Тут заволновалось руководство: если так пойдет, не успокоятся люди, черт знает что может быть! Этак спустя некоторое время все наше  учреждение  можно  сократить!   А там,   глядишь,   и главк...    Вот   и  сидит сейчас руководство, думает: «Как быть? Какое принять решение?»
—   Ну, а мой отдел-то где?
— Отправили   пока   на овощную базу...

Семен КОМИССАРЕНКО

Три пальца под этикеткой

—  Рулевой,— сказал   капитан,— просто   сойдешь     с   ума     от  этой проклятой  качки!   Налей   мне  еще рюмку и посмотри, каким курсом мы плывем.
Рулевой налил коньяк, поднял бутылку к свету и сказал:
—  Три  пальца  под этикеткой — значит, прошли мыс Горн.
—  Не     обязательно    определять курс   по   бутылке,— вскипел  капитан.— Это   недостойно   настоящего навигатора.   Для   чего   тогда   компас?!
Рулевой поднялся, сделал несколько шагов и неуверенно сообщил:
—  Курс  запад-юг-восток.
—  Что? — переспросил капитан, полагая, что не расслышал.
—  Запад-юг-восток,—     повторил рулевой.— а может быть, и север-юг-запад.
—  Кажется,     у     тебя     не     все дома! — крикнул' капитан.— Запад-юг-восток... Север-юг-запад... Чушь какая-то!
—  Я    не    виноват,— защищался рулевой.—Так показывает наш новый   компас,   который   крутится   с адской   скоростью,   как   волчок,   и при  этом  все  время  вправо!
Капитан удивился. Он встал и осмотрел прибор, который действительно вращался.
—  Рулевой,—   пробормотал он,— тебе   не   кажется,   что   компас   непорчен?
—  А   может   быть,   корабль   тонет?  В инструкции  сказано, что в
этом случае приборы больше не функционируют! — высказал предположение рулевой.
Капитан    побледнел   от   страха.
—  Ясно,—   прохрипел   он,—   мы тонем!  Заверни немедленно вентили!
Рулевой двинулся к ближайшей рукоятке. Его обрызгала пенящаяся жидкость.
—  Эй.     ты! — Капитан     схватил его  за  рукав.—   Прежде  всего пассажиры!  Отведи их  на  палубу!
Затем он посмотрел на компас, который продолжал вращаться.
—  Ты,   старый     мусор,     ты   во всем   виноват!    —   крикнул   он   и начал  трясти  прибор.—  А вы  что тут делаете?  — заорал он на пассажира.— Немедленно    в   шлюпку!
—  Разрешите, пожалуйста,— начал   тот,   но   прежде   чем   он   смог продолжить,   капитан   схватил его за   воротник   и   сильным     рывком выбросил   наружу.    Он   попытался было схватить  другого,  но  в  этот момент   почувствовал,   как   кто-то сильно  встряхнул его  самого.
—  Ну,   хватит!    —   крикнул   хозяин   кафе.—   Всему   есть   предел! Когда   вы   отвинтили   у  меня   пивной   кран,     я   не   сказал     ничего. Когда   вы   трясли    проигрыватель, я  тоже  не  произнес  ни  слова.  Но теперь    вы    начали     выталкивать моих    гостей    на   улицу!     Хватит! Любому     терпению    есть    предел! Платите     и    выметайтесь    отсюда вместе  со  своими  дружками!
Бертольд БЛЮМ

-----------

Если вы не знаете реквизиты и телефон 7705851331 http://www.b2bsky.ru/companies/ministerstvo_kultury_rossiyskoy_federacii_3652231 Министерства культуры Российской Федерации и других учреждений и компаний, то вам прямая дорога на сайт СкайБизнес. Здесь вы найдете массу полезной информации и решите проблемы связанные с бизнесом.

Благодарность

—  Народищу, конечно, как сельдей в бочке,— злился  Паршин,  открывая  дверь  столовой.
Народу было мало.
—  Официантка  болтает   где-нибудь    с   хахалями,— .негодовал он, усаживаясь за стол.
—  Советую взять  борщ  и  отбивные   с  рисом, очень   вкусно,—  сказала  официантка.
—  Теперь    жди    заказа,    сиди    считай    часы,— мрачнел Паршин.
—  Ваш борщ.
—  Холодный,  наверно...  Ой,  черт, чуть не   обжегся.   Странно,   что   туда   спичек    не    накидали, волос не натрясли. Борщ ничего, но отбивная уж наверняка пригорела.
Паршину трудно было угодить, но отбивная ему понравилась, как и все в этой столовой. Пообедав, он раздобрел, расслабился и решил написать благодарность. Только как ее писать, с чего начинать, Паршин ,не ведал. Он раскрыл книгу жалоб и предложений, надел очки, достал ручку и обратился к официантке:
—  В благодарности, которую  я  решил  вынести коллективу   столовой,   должна   фигурировать    ваша фамилия.
—  Семенова,— смущенно подсказала девушка.
—  Так,—  грозно   произнес    Паршин.—  А   что, Семенова, хорошо у вас тут народ трудится?
—  Наверно,     хорошо.—  Девушка      смущалась все больше.
—  Почему наверно? — не  понял  Паршин.— У вас  что,  есть  сигналы  о  злоупотреблениях?
—  Что  вы,    никаких   сигналов   нет.— В   голосе официантки  Паршин  уловил  испуг.
—  Вас запугали,— строго сказал он.— Кто  вас запугал?
—  Да никто, с чего вы взяли?
—  Вы .не волнуетесь, Семенова. Вы только, тан сказать, слепой исполнитель. Тут есть   фигуры   и покрупней.  Как фамилия вашего директора?
Девушка молчала.
—  вы лучше скажите, — миролюбиво произнес Паршин, — я ведь  все  равно узнаю.
—  Да  что  вы   узнаете?   Наш    директор   очень хороший,  милый   человек, —  заговорила   официантка, краснея.
—  Ага! — леребил ее Паршин. — Милый.   Значит,  у  вас с ним  отношения  определенного  рода.
—  Какие такие /отношения? У нас директор —
—  Женщина? Очень  интересно. Я,  кажется,  начинаю кое-что понимать. Вот, — Паршин заглянул в    меню, — к    примеру,     калькулятор    Барановский — тоже, по-вашему, милый человек?
—  Не знаю, — растерялась девушка.
—  вы разве  с ним  не  знакомы?
—  Знакома, он мне   не   милый, — отрапортовала Семенова.
—  Так, —  догадался   Паршин, —  он  вам  чем-то насолил. Наверно, у вдс с мим свои счеты.   Остается  выяснить — какие.  Или он  дал вам  отставку,  предпочитая  директора,  или  обошел  при  дележе. У вас было что-нибудь с Барановским?
—  Ой!  Что вы говорите! — Семенова чуть не плакала. —  Да   ведь  Барановский  очень   старенький, его все зовут деда Женя.
—  Интересно   у   вас  получается, —  усмехнулся Паршин, — то   директор — женщина,  то  калькулятор Барановский — совсем старенький, деда Женя, так сказать.Организационная структура у вас совсем не как у адлоаде http://adload.ru/st/p8.htm... Ну, ладно, лусть  интимная линия отпадает;   остается   несправедливый   дележ.   Скажите,  а  повар Кукин  был посвящен  в  ваши   махинации?
—  Не  Кукин,   а  Конин, — поправила   плачущая Семенова.
—  вы не убивайтесь, Семенова, — успокоил ее Паршин, — ваша вина минимальная, во всем виноват Кукин.
—  Конин!  — прерывая  рыдания,   крикнула  на весь зал Семенова.
—  Ну    вот,    теперь    все    ясно. — Паршин    снял очки и  сунул  ручку   в карман. — Пока   я   ничего писать не буду, но вы тут разберитесь сами. Конечно,  кое-кого  надо  наказать.  А  вот  кормят  у вас   сносно.   И   обслуживание   тоже,   так   сказать, на уровне. Ловко пыль в глаза пускаете!
И.  ДВИНСКИЙ

Вот такой компьютер

.„Что тут началось!
—  Знаю я эту технику! — заорал главный бухгалтер. Он всегда отзывался о новой технике нелестно. -все только и думают  во что поиграть на iPhone и iPad http://iosapps.kz/.
—  Да  неужто совсем брать  не будут? — засомневался пожилой  мастер дядя Коля. Его все почему-то называли «дядя Коля», хотя на самом деле он был Владимир Иванович.
—  С ней одна морока,— не унимался главный бухгалтер,— отдашь миллион, а получишь фиг с маслом...
При слове «фиг» дядя Коля покраснел, и директор решил, что пора заканчивать прения;
—  Некоторые,  я  вижу,  недопонимают,  поэтому  повторю   основное.    Электронно-вычислительная   машина,  по-нашему,   компьютер,   досталась   нам  просто-таки даром:  ни  за какой ни  за миллион,  а  всего эа восемьсот тысяч.  А польза двойная. Во-первых, мы компьютер поставили на заводском    дворе    и  разбили вокруг него  клумбу. Это,   я  думаю,  нас  эстетически  воспитает.  А   во-вторых,   у нас тащат, и компьютер нам в этом поможет. Мы в него сегодня заложили данные: что у нас можно вьинести, кто может вынести и когда удобнее. Теперь компьютер на каждый день будет составлять план выноса и давать предложения по борьбе с ним. Сейчас без техники нельзя... Будем действовать!
Директор  с  гордостью оглядел  свой  просторный  кабинет    и  начал   читать:
—  «Цех  номер  один.   Объект    выноса — готовая    продукция    в   количестве пятнадцати   единиц.   Время   выноса — 16   часов   45   минут.   Субъект   выноса — токарь-универсал    Буравов    М.   Методы   борьбы...»     Вы   бы    что   предложили? — посмотрел директор  на собравшихся.
— Руки ему оторвать, экстремисту! — гневно выкрикнул дядя Коля. -— Если  всем  руки   поотрываем,  работать  некому  будет,— резонно заметил главный бухгалтер.— А что там ваш компьютер предлагает?
—  («Методы борьбы: во избежание выноса дать токарю-универсалу Бураво-ву М. отгул на полный рабочий день...»
Это было гениально. Последние слова потонули в громе аплодисментов: все Оценили изящество и простоту компьютерова решения. Лед недоверия был сломан.
Директор называл один за другим цеха, лаборатории, мастерские, перечислял объекты выноса. Они были разнообразны и многочисленны. Только в списке субъектов выноса не нашлось ничего интересного: все фамилии были давно знакомы.
Последний пункт плана, касающийся заводской столовой, директор излагал около часа. Закончив чтение, он вновь предложил высказываться.
Совещание стало походить на праздничный банкет. Все поздравляли друг Друга, жали руку директору. Главный бухгалтер выразил желание обнять компьютер, но, поскольку на улице шел дождь, его уговорили подождать до утра.
—  Что бы мы без этой техники делали?—ликовал главный бухгалтер.— Как теперь заживем! Хорошо, радостно!
Расходились под вечер, счастливые, с песнями. А дядя Коля, придя домой и выпив три стакана чая жениной заварки, вдруг добродушно проворчал в усы:
—  Вот такой компьютер получается...
...Встречный план принимали в темном углу заводского двора без долгих прений.
— Возьмем? — обратился Буравов к другому универсалу и Для убедительности добавил несколько емких слов.
—  Угу.
Они вынесли компьютер под утро. Все прошло гладко, если не считать небольшой задержки а проходной. Буравов остановился и поцокал языком над ухом у вахтера; ему очень не нравилось, когда храпят.
Б. БЕРМЯК, А. ЮРИКОВ

Почему они обижаются

Перед закрытием зоопарка я подошел к вольеру, где лежал крокодил. Утомленный общением с посетителями, он с трудом приподнял веки и зло посмотрел на меня.
Мне стало жалко животное, я улыбнулся и бросил сквозь прутья рыбку.
—  Спасибо, — отчетливо сказал крокодил.
—   Вы умеете разговаривать? — изумился я.
—  Умею.
—  И до сих пор скрывали?
—  Да.  Вы первый из людей пожалели меня и подарили   рыбу.   Значит,  знаете,   чем   мы   питаемся.  Другие бросают  черт  знает  что,— сказал   крокодил   и  быстро задвигал   хвостом.— Это   мы   так   хохочем.    Не   помню уже,   когда   смеялся.   В  далеком   детстве.   Не  уходите. Мне   приятно   в   вами   разговаривать.   Вы  так смотрите на меня...
- Как?
—   По-человечески.   Без  всякого  зверства.   А  другие видят во мне только хищника.  Глядят с ненавистью. А женщины? Они таращат на меня глаза, как на  ценное сырье для туфель и сумочек. Они  взглядом раздевают меня, стаскивая шкуру. Вот хищницы!
—   Бывает.   Но,   простите,   вас   не  зря   считают  хищником, крокодилы часто нападают на людей.
— Да, мы хищники. А вы, люди, высокоорганизованные существа. Вы нашли контакт с дельфинами. Не трогаете их. Пытаетесь понять их язык. Один  человек воспитал домашнего льва. Царя зверей. Почему же никто из вас даже не попытался найти контакт с нами? А мы сами не идем на сближение. Мы гордые. Мы потомки древних рептилий! Живем дольше вас. До ста и более лет!
—  В этом нет ничего удивительного.  Вы, крокодилы, ближе к природе. Больше двигаетесь. Питаетесь свежей пищей. Дышите чистым воздухом.
—   Вы правы. Но дело не только в этом. У нас крепкие нервы.  Мы редко портим их друг другу.  И  мы думаем,   что люди   подружатся  с   нами.  Для  этого   нужно резко   переменить   взгляд   на   крокодилов.   Это  ужасно, когда    один    человек    называет    другого    крокодилом. Взрослые, умные люди  пугают мною детей.   Как когда-то стращали   милиционером...   К любому  зверю  можно найти   подход.   Ищите — и   найдете.   Когда-нибудь   и  до нас дойдет очередь.   Представляете,  по улице с  вашей женой идет крокодил! И вы улыбаетесь! Вы рады!
—  Представляю. — соврал  я,  чтобы   не обидеть  крокодила. — С  точки   зрения   науки   это  очень   интересно. Но почему для прогулки вы выбрали именно мою жену?
—  У такого   человека,   Как   вы,   обязательно должна быть умная и добрая жена, — видимо, соврал крокодил, чтобы случайно не обидеть меня. — Но до всего этого еще далеко. У вас, людей, масса своих забот, много более важных дел и  нерешенных вопросов, выучить детей, сделать ремонт квартиры в Москве http://rus-remstroy.ru и так далее.   Вам  пока  не до  нас:  еще  нужно улучшить   отношения  между собой. Но учтите: мы ждем!
Крокодил зевнул, широко раскрыв пасть, щелкнул зубами и опустил веки. Зоопарк закрывался.
—  Скорее!   Скорее! — услышал   я   за   своей спиной мужской   голос.— Иди   сюда,   сынок.   Посмотри   на   это чудовище! У, зверь! У, хищник!
—  До свидания,—сказал я, но крокодил мне не ответил. То ли уснул, то ли сделал вид, что спит.
Варлен СТРОНГИН

urokiatheisma