Новости

Интиллигентные дамы

Начну с предостережения: речь идет не о литературных дамах, а об интеллигентных дамах, так сказать, широкого профиля. Итак, что такое интеллигентная дама? Ответ: интеллигентной дамой следует считать каждую даму, которая осознает, что она не просто женщина, а именно дама из порядочной интеллигентной семьи, то есть дама с высоким порогом понимания своей дамости (права на терминологию заявлены! — Авт.} и принадлежащая к обществу, которое сама дама определяет как «наш круг».
Интеллигентная дама — понятие историческое. Каждой эпохе в истории человечества соответствует свой тип интеллигентной дамы. Так, тип ИД-70 (интеллигентной дамы 70-х годов) имеет существенные отлнчия, скажем, от типа ИД-20 (интеллигентной дамы 20-х годов) — факт, подтверждающий общеизвестную истину, что все течет, развивается и прогрессирует. Итак, на-чием с ИД-20,.
ИД-20
Интеллигенция   сидела
по  углам. Ругая   Мейерхольда.
В.  Луговской

Интеллигентные дамы образца 20-х годов отличались от всех других женщин, во-первых, тем, что не просто носили шляпки, а носили их из высокого принципа, утверждая этим гражданским актом свою интеллигентность, вопвторых, тем, что обращались к себе подобным: «Мадам!» (другим особам своего пола говорили просто: «Женщина»), и, в-третьих, тем, что на каждом шагу восклицали: «Какое издевательство!» Это выражение служило им чем-то вроде пароля, по которому они узнавали одна другую.
Популярность у ИД-20 выражения «Какое издевательство!» наука объясняет тем, что тогдашние ИД пребывали в состоянии какой-то перманентной оскорбленности. Их оскорбляли новая эпоха, новый быт, новые люди, новое искусство и даже новые слова. Типичная ИД-20 имела гимназическое образование, которым очень гордилась, вкусы, выработанные многолетним чтением журнала «Нива» и свято чтила все свадебные обряды http://weddingindustry.ru/articles/179/1330/ и прочие традиции.  Современных книг, опять-таки из высокого принципа, она не читала, за исключением переводных романов (главным образом Оливии Уедсли). Была твердой консерваторкой. Имена Маяковского или Мейерхольда, Тычины или Курбаса пугали ее не меньше, чем слово «жупел» — купчих Островского.
Вот типичный  трамвайный разговор двух ИД-20:
—  Не толкайтесь, женщина! Какое издевательство!
—  Извините,   мадам.    Меня толкнули сзади. Эти люди     совсем     невоспитанны! (Как   видите,   сигнал   «Какое издевательство!» принят.)
—  Вполне  с  вами  согласна, мадам. Хамы!
—  Ужас,   мадам!   Куда  ни посмотришь — ужас! Вы видели   афишу?   До   чего    дошло! К нам приезжает Мейерхольд!
—  Мейерхольд?        Действительно, ужас!
—  Вы   только    подумайте, мадам, какие пьесы он ставит! -Извините,   «Клоп»,   «Баня»!..—  Боже,    какое     издевательство!
—  Говорят,  все это пона-писывал их Маяковский...
—  Маяковский!     Это    же хулиганство! А я слышала от одной    очень     интеллигентной  дамы,   у   них  появился еще   какой-то    Шостакович.
—  Шостакович — это тот, который Тычина?
—  Нет, Тычина — это тот, который Бажан. А Шостакович  — их композитор.  И  у него,  представьте себе,  все наоборот!..
—  Ужас! А что наоборот?
—  Все, все! Все ноты наоборот.
—  Боже мой, какое издевательство!..
ИД.УО
Современные интеллигентные дамы в отличие от своих предшественниц вовсе не считают себя в конфликте с эпохой и смертельно обиделись бы, назови вы их консерваторками. Наоборот, все они теперь сверхпрогрессивные и все без исключения в восторге от модерного искусства. Впрочем, они, как и ИД-20, читают только переводные романы (в советской литературе признают лишь книги, раскритикованные в прессе).
Попробуем теперь смоделировать типичный разговор двух современных ИД.—  Як аам только на мн-нутку,   Афродита   Семеновна!   Очень    спешу.    Должна еще   забежать    к    Клецким, Фецкмм и Яецким... Вы уже слышали?
—  Нет, а что?
—  Такая     новость,    такая новость!..   Я   сейчас   от   Содомских... Они вчера слушали радио... Заграничное, конечно.   Наше  об  этом  молчит!..
—  Говорите, говорите! —  Пикассо    женился     на Лакриме Кристи! •
—  Не может быть! Он же умер!
—  Умер?   Неужели?   Боже мой!  Склероз! Ну, конечно, я   перепутала.   Это   Сальва-тор Дали женился на Агате Кристи...
—  Ничего подобного, Гортензия Трофимовна! Все было не так! Я это точно знаю от Бецких.   Сальватор  Дали до    безумия    влюбился     в своего красивого, как Анти-ной,   натурщика.   И   умолял папу    римского,    чтобы    он благословил их брак. Но папа сказал:  «Нет! Только через мой труп...» Теперь Дали   угрожает самоубийством. Европа в панике!..
—  Боже   мой,    какая    новость! А Клецкие, Фецкие и Яецкие еще ничего не знают... Я побежала, Афродита Семеновна!..
' Лакрима         Кристи    —
итальянское вино.
—  Посидите  еще   немного,  Гортензия   Трофимовна.
—  Только      пять      минут, только  пять  минут. Вы  уже имеете билеты   на   концерт Ефима Соловейчика?
—  Нет...
—  Как,  нет? Там   же   все будут:      Клецкие,     Фецкие, Яецкие...
—  Клецких не будет, Гортензия   Трофимовна.    Клец-кий    говорил   мне,    что    он принципиально не ходит туда, куда все стремятся   попасть. Это конформизм.
Гортензия Трофимовна краснеет. Ей не хочется прослыть конформисткой. Чтобы спасти лицо, она спрашивает хозяйку:
—  А   вы   достали    новый роман      Рокфор-Бакштейна? О, он такой эстетный, такой эстетный!  Неужели   не   достали?
Теперь спасает лицо Афродита Семеновна.
—  Один  очень   интеллектуальный критик сказал мне, что на Западе уже никто не читает  романов.
—  А что читают?
—  Антироманы.    Там    теперь все — «анти».
—  Антироманы    —    боже мой, как это эстетно!
—  И не говорите! Вы будете   в   воскресенье  у   Бецких?    Они    приглашают   на Хвацкого.   Что,   вы   не   слышали    о    Хвацком?    Милая, разве   можно   так   отставать от   жизни?   Хвацкий — молодой     композитор.     Ужасно талантливый.        Представьте себе,   ои   совсем   отказался от нот. Почему? Потому, что его музыку нельзя записать никакими нотами. Бецкие говорили: эта музыка так волнует,   так   волнует,   так  волнует,  что ее совсем  невозможно   слушать!    Когда    он играет,  его  слушают  за  закрытыми дверями из соседнего помещения.
—  Боже, как это эстетно!
С этими словами Гортензия Трофимовна подхватывается с кресле., чмокает в щеку хозяйку и исчезает. Еще бы! Ей сегодня еще надо забежать к Клецким, Фецким и Яецким...-

Юрии ИВАКИН

Поделитесь статьей с друзьями

Яндекс.Метрика Индекс цитирования