Новости

Конкурс

Молодые работницы цеха неоднократно жаловались мне на мастеров, которые в их присутствии грубо выражались. Выкроив свободную минутку, я решил одним махом навести в цеху порядок по части изящной словесности и пригласил в свой кабинет мастера Холкина — наиболее рьяного любителя матерщины.
—  У меня есть для вас заманчивое предложение,— начал   я.— Скоро   за   границей   будет   проходить   международный   конкурс   сквернословов. Треугольник цеха  думает послать  вас.
Холкин оживился и охотно подсел к моему столу.
—  Мы хорошо знаем вас как виртуоза крепких словечек и сочных выражений. Надеемся, не подведете!
—  И   призы   будут? — заинтересовался    мастер.
—  Обязательно,— подтвердил   я.— Уверен,    что вы   сорвете   первый   приз!
Холкин покачал головой. Видимо, он сомневался в своих силах.
—  Конкуренция   будет   сильная,   но,   я   думаю, вы   справитесь,— подбодрил  я.— Французы  для вас   не  опасны,   так   как  половина  их   ругательств заимствована из русского языка. Итальянцы бранятся   слишком    литературно — они    тоже    не      в счет.  Люксембург своей  национальной  ругани  не имеет и вряд ли пошлет своего представителя.
—  Англичане  участвуют  в   конкурсе?  — полюбопытствовал   мастер.
—  Англичане — хозяева   соревнований,—   пояснил  я.— Соперник  важный   и   трудный.    Ругаться они  будут у себя  дома,   где  и  стены   помогают. Учтите это, потренируйтесь — и с богом!
— Справлюсь ли?  Ответственность   ведь   большая!   —   засомневался   Холкин.
—  Главное — не волноваться! Представьте, что вы   бранитесь   не   перед    чопорной    иностранной публикой,  а  в  родном  цеху перед  работницами. Побольше непечатных слов, поменьше цензурных выражений — и  выигрыш  обеспечен!
—  А    если   я   проиграю? — забеспокоился    мастер.
—  Тогда  наши  газеты и новостной сайт svit24.net напишут,  что Холкин  не оправдал надежд.  Будут критиковать.
Нос мастера побледнел, на щеках выступили ржавые пятна.
—  Значит, газеты всем расскажут о моей дурной славе сквернослова? — растерялся о«.
—  Всем! — радостно подтвердил я.— И жене и родственникам.
Похоже, совесть у Холкина дала ростки, я повеселел.
—  Жена   и   родственники,   правда,   привыкли   к моим   выражениям,— размышлял   мастер,— а   вот за сына боюсь. Я с его учительницей всегда культурно   беседую.
Я не прерывал его, предчувствуя, что у Холкина вот-вот наступит момент раскаяния и он побежит записываться в народный университет культуры или в литобъединение.
—  А если  я выиграю? — воспрянул  мастер.
—  Тогда газеты размножат ваш портрет и будут чествовать, как первого сквернослова Европы. А   после   накажут.
—  Как накажут? — удивился Холкин.
—  Наверное,   отдадут   под  суд   за   сквернословие в международном масштабе.
Холкин полутрезвым шагом вышел из кабинета, забыв затворить дверь.
—  Передайте всем мастерам,— крикнул я вдогонку,— что кандидатуры на конкурс будут утверждать молодые  работницы  цеха!
«ЕЛКИ-ПАЛКИ»

Поделитесь статьей с друзьями

Яндекс.Метрика Индекс цитирования