Новости

Цвет Вадима Кузьмича

Мы сидели в буфете и пили пиво за окончание практических  занятий на мотоцикле http://www.mos-moto.ru.Вдруг Вадик ни с того ни с сего сильно покраснел.
—  Что с тобой? — спрашиваю.
—  Ничего       особенного!       Просто стыдно мне.
—  В чем суть дела, Вадик? Расскажи,   как   другу.
Вадик опустил глаза. Потом сказал:
—  Разве можно сравнить  мои  часы  с твоими?
Я посмотрел сначала на часы Вадика, потом на свои.
—  Ну,  мои    новые,— сказал    я.— Я их  только  вчера  купил.  Твои,  конечно,   менее  привлекательны,   но  стоит ли   из-за   этого...
—  Дело не в этом! — говорит мне Вадик  и  еще  гуще   краснеет.— Дело в том, что из-за этих часов я  поступил   некрасиво!
—  Что же ты натворил?
—  Я сказал, что работу, которую в основном    выполнил    ты,    будто    бы сделал  я.  Поэтому  премируют только меня.
Когда мы встретились снова, на руке у него были часы «Полет» последней модели (получил премию), но выглядел он неважно. Тяжело о чем-то думал и, видимо, очень переживал. Я подошел и протянул руку.
—  Зачем так мучить себя!  Все это мелочи,— сказал   я   ему.
—  Ты о чем? — спросил он.
—  Да   о   часах!
—  Ах, о часах. Я о них уже забыл. Не в часах, оказывается, счастье!
—  Правильно! — говорю я. Вадик  встал  и отвел  меня  в   угол.
—  Счастлив тот,— сказал он шепотом,— кто  руководит   хотя    бы   кем-нибудь.
—  Ты   уверен   в   этом?
—  Абсолютно,— продолжал        Вадик.— Начальник больше зарабатывает   и   все   прочее...
—  И что же ты решил, если не секрет?
Вадик  опустил   глаза  и    покраснел.
—  Ты опять поступил некрасиво?— испугался я.
— Опять,— признался он.
—  Что  же ты  натворил?
—  Я   пошел   куда   надо    и   сказал, что те бумаги,   которые   пишет   наш начальник,  будто  бы  на самом деле пишу я. И вообще все за него делаю. А он в основном дремлет на работе.
—  Как же ты так  можешь,  Вадик?
—  Сам   не   знаю.
И он сел за свой стол, закрыв лицо руками.
Вскоре его повысили в должности. Не очень высоко, но все же. Но вот что странно: Вадик похудел. Сделался замкнутым и раздражительным. Даже со стороны было видно, что он страдает.
—  Ну  что   ты,    Вадик! — сказал    я ему.— Ну,   сорвался   пару  раз.   Ну,  с кем  не  бывает.    Основное—в   главном   не   ошибаться.
—  Во-первых,.— отвечает,— не     Вадик, а Вадим Кузьмич. А   во-вторых, не  понимаю,  о  чем ты  говоришь? — Он покраснел.
—  Не    иначе,— говорю    ему,— как ты  снова  не  удержался.   Опять    что-нибудь   некрасивое?
—  Опять,— отвечает.— С      квартирой  у меня  плохо.  Живу  не  на  солнечной   стороне.   Пришлось   интриговать  против  конкурента.
Посмотрел я на  Вадима   Кузьмича.
Вижу,   что    человек    искренне    переживает.  Даже уши розовые.
—  Причина     уважительная,— успокоил я его.— Говорят, ты болел чем-то   в  детстве.   Тебе,   конечно,    много солнца  надо.  Только  уж постарайся, чтобы зто было  в последний раз.
—  Мне   еще   садовый   участок нужен  не меньше,  чем шесть  соток,  и тогда   все.    Верь    мне!    В    основе-то своей я человек положительный.
И  он  слегка  порозовел,
«КРЕВЕТКИН»

Поделитесь статьей с друзьями

Яндекс.Метрика Индекс цитирования