Не стоит забывать классику документального кино

Несмотря на засилье художественного кино и сериалов, таких как "Владимирская" тут которую можно посмотреть, все-таки не стоит забывать и классику документального кино.

Фильмы, которые снимает  режиссер Лина Чаплина, почти все построены по схожему принципу: сначала дана панорама темы, как бы ее общий план, а затем обьвктив, приближаясь, изучает отдельные ее фрагменты, крупные планы. Это не просто смена оптики и тем более не режиссерский прием. Чаплина принимает такой путь как путь, по которому можно прийти к открытию.

4apnina

...Многолюдная, многомашинная площадь: пучки переходе!, эллипсы разворотов, дуги разъездов — современный город.
Причудливое сплетение железнодорожных путей. Поезда и локомотивы-одиночии катят в точно заданном направления. Семстми, перестук колес, потом — тишина.
В просторной комнате за столом человек сосредоточенно всматривается • развернутую перед мим схему движения. Телефонный звонок — короткое распоряжение: номер состава, пути, количество минут. Сухие цифры — формула порядка, урааие-ние бесперебойности, тождество безопасности. Фильм называется «Я — диспетчер». Он сделан в 1969 году как дипломная работа выпускницы Высших курсов режиссеров научно-популярного и учебного кино, однако на выпускной, дипломный мало похож.
Чаплина пришла в кино, поработав инженером и почти завершив диссертацию на тему из области химии. Может быть, отсюда у нее навык обстоятельности и объективности в изучении проблемы. Художественное же творчество она понимает прежде всего как неумолимый отбор фактов в свете личного к ним отношения. Если бы у режиссера не было воспитанного наукой способа думать, ее фильмы, чего доброго, могли бы оказаться несостоятельными • научно-популярном жанре. Если бы она не приняла для себя • качестве обязательных законы образного творчества, они не состоялись бы как фильмы.
В коротенькой ленте «Чудеса в решет*» нет научных проблем, да и вообще первое впечатление от иве — впечатление просто старательной ре-боты. Не так мало, но и не так много: мастерство необходимо, но не оно определяет индивидуальность режиссера: ремесло безлико, неповторимость художника — в особенности «ГО восприятия жизни. Но «Чудеса в ре-шетеи оказываются лентой с секретцем. В первом своем слое — это добродушная усмешка над хваленой достоверностью кино. Оказывается, шум драки на зкране получается, когда звукооформители еалтузят кулаками кусок мяса; средневековая битва прекрасно «звучит» при помощи двух пар деревянных палок, ударяемых одна о другую, а волнение океана совершается в буквальном смысле в корыте воды. Однако чем дальше, тем яснее видно, что картина не о хитростях кино. Нас исподволь приводят к мысли о том, что хотя шумовик— и слегка курьезная профессия, но без нее пока что фильму не обойтись в такой же мере, нам не обойтись ему без «высших» кинолрофессий — режиссеров, операторов, сценаристов. Чаплина не рассуждает, кто главнее. Она просто говорит: нужны все. У нее вообще это правило: она внимательна к своим героям независимо от их званий и положений. Главное, во что непреклонно верит кинематографист,— это то, что каждому человеку есть свое место в жизни, е мире. В век технической революции и компьютеров хозяином движения остается диспетчер («Я — диспетчер»). Грандиозный «Король Лир» пострадает в своей художественности, если шумовик — специалист по звукам пережевывания пищи — не сумеет с надлежащей жадностью обглодать курицу («Чудеса в решите»). Малыш, которого недостаточно любят дома, может не стать хорошим инженером, врачом, мастером («Человек, которого надо понять»). Вчерашнему школьнику, замирающему от предэкзаменационного страха перед дверьми святилища — Ленинградского института киноинженеров,— режиссер выразила доверие, дав ему понять, что именно здесь, только здесь, в аудиториях и лабораториях института, ои найдет себя (рекламный ролик «ЛИКИ»).
К этой заветной для себя мысли режиссер подводит зрителей и в самой сложной своей картине «Декабристы», удостоенной Ломоносовской премии как лучший советский учебный фильм минувшего года.
Пройдя сквозь тернии этой и в самом деле неимоверно трудной работы — скудность изобразительного материала, жесткие условия учебного кино, простота и наглядность повествования, е точности повторяющего школьную концепцию,— Чаплина успешно выбралась на дорогую ей территорию. На извилистых дорогах истории она обозначила судьбы конкретных людей, определила их собственный вклад в святое дело, короткими штрихами наметила характеры и портреты. Достаточно общее (во всяком случае, для ребенка-школьника) понятие «декабризм» режиссер представила чертами определенными и неповторимыми: лица, тексты документов, фрагменты Петербурга, интерьеры начала XIX века, деталь убранства, старинный вальс. Словно бы из бездны времени, на экран памяти подрастающего поколения призваны беззаветные смельчаки, первые рыцари социальной справедливости в России.
Так без дидактики воспитывает этот учебный фильм. Он учит тем, что знакомит с замечательными, умными, благородными, бесконечно отважными людьми.
Итак, человек и дело, человек и его место в мире. Может быть, для научного кино это чересчур художественный уклон? Вероятно, такой упрек был бы справедлив, если бы режиссер не соотносила всяким раз возможности человека и масштаб проблемы, о которой она говорит в своих фильмах. И хотя из сказанного логично сделать вывод о добротности научно-популярной режиссуры Лины Чаплиной, но кажется, что в ее возможностях попробовать себя и в соседних киножанрах.
И Р у 6•но в л

Поделитесь статьей с друзьями

Adsense

Яндекс.Метрика Индекс цитирования