denga

Разум и религия

Актриса новой эры Мэрил Стрип

В 70-е годы американские критики назвали Мэрил Стрип актрисой новой эры, кинозвездой будущего. Ее нельзя отнести ни к знойным красавицам с ногами, растущими «от шеи», ни к темпераментным голливудским «гёрлз», один вид которых вызывает у мужчин усиленное сердцебиение. И тем не менее...

Будучи в романтическом шестнадцатилетнем возрасте, она целый месяц провела у зеркала, распрямляя волосы и обучаясь хитрому искусству пользоваться фантастическими достижениями американской парфюмерии. Справившись с внешностью «гадкого утенка», не впутывая родителей в свои себе самой пока неясные идеи, заработав официанткой пятнадцать долларов, Мэрил Стрип сделала вступительный взнос на актерский факультет Йельского университета.

Раньше, в колледже, ее завораживали длинноволосые интеллектуалки, сидевшие день-деньской в библиотеке и носившие с собой кипу всяческих томов и блокнотов. Девочке из крайне чопорной школы, где царил стиль 50-х, все это было внове и очень привлекало. Подражая интеллектуалкам, она даже приобрела себе очки в легкой оправе.

Прошли годы. Юношеские идеалы, независимый ум, менталитет как самоценность, чувственность как черта развитого интеллекта легли в основу того типа, который актриса вывела на американский экран. По аналогии с определением традиционного женского обаяния — «она вся сделана из низа», про Мэрил Стрип можно сказать, что она (и ее эротичность в том числе) «вся сделана из верха». Ее персонажи по большей мере относятся к тому типу женщин, которых интеллект делает хорошенькими даже при помощи того, что называется «штучками».

В своих ролях Стрип демонстрирует все варианты эмансипации в глобальном объеме этого движения. В «Женщине французского лейтенанта» (режиссер К. Рейш) — эмансипацию классическую, во «Вне Африки» (режиссер С. Поллак) — расцвет модерна, в «Манхэттене» (режиссер В. Аллен) — сексуальность и даже лесбийское партнерство как результат революционных 60-х, в «Чертополохе» (режиссер Э. Бабенко) — принципиальное равноправие алкоголички-аутсайдерши с другими членами общества.

Все эти картины сняты в десятилетие между концом 70-х и концом 80-х, когда пытались по-новому взглянуть на такие вещи, как стыд, страх, темперамент, смелость, превращенные в свое время голливудской мифологией в канонические маски. Новая плеяда «антизвезд» — Дастин Хоффман, Джек Николсон, Барбара Стрейзанд, Миа Фэрроу и другие им подобные — взяла это дело на себя. Вместе с Мэрил Стрип они составили поколение актеров, для которых психоанализ не был отвлеченной, абстрактной наукой. Напротив, им они поверяли чисто бытовую практику. В области интимных отношений мотивы некогда загадочного либидо излагались с ясностью передовицы.

В свете этих перемен пафос романа Джона Фаулза «Женщина французского лейтенанта», по которому был снят фильм, принесший Мэрил Стрип громадную популярность, определил тему, по сей день основную для ролей актрисы. В образе своей героини она усмотрела и раскрыла для зрителей парадоксы эмоционального потенциала таящегося в корсете викторианских условностей, которые вызывают столкновение твердых ханжеских принципов и неотвратимого влечения. Большинство образов героинь Мэрил Стрип из ряда, о котором идет речь, драматургически и режиссерски задумывалось именно как взрывы заповедных страстей. Американцы не любят того, что они определяют словом «weird» — «странное и с привкусом г рочности» (или попросту — «грех»), но эмоции героинь Стрип, высокие и облагораживающие, — подходящий продукт для потребителя, у которого на домашней полке стоят рядышком Библия, конституция и книга о семейном сексе...

В фильмах со всевозможными вариантами сюжетов Мэрил Стрип сыграла со звездами, символизирующими самые разные типы мироощущений: с рефлексирующим англичанином Джереми Айронсом, с магическим полисексуальным германцем Клаусом Марией Бран-дауэром, с классическим романтиком Нового Света Робертом Рэдфордом, с неврастеником эпохи американского интеллектуального бунта Джеком Николсоном, с мастером самопародии, сверхиронич-ным и сверхмнительным Вуди Алленом.

Не так давно она переехала в Лос-Анджелес из лондонского Сохо — района продуктивной богемы и интеллектуалов-интравертов. Конечно, местожительство — это так же несерьезно, как и страсть к телефонным разговорам, о которой Стрип неоднократно упоминала в интервью. Но шутки шутками а эти мелочи, наряду с великолепными ролями, подбором партнеров и мировоззрением, — еще одно подтверждение того, что Мэрил Стрип — интеллектуалка.

«Тряпичный союз»: хулиганы или мечтатели?

Переходной период всегда очень сложный. Превращения мальчика в мужчину происходит не только на физиологическом, но и на психологическом уровне. В этот период меняются взгляды на жизнь, собственные убеждения и даже вера во что-то. Это именно тот период, когда парень становится беззащитным перед влиянием извне. Поэтому я считаю весьма символичным тот факт, что Михаил Местецкий в своей работе «Тряпичный союз» решил запереть главного героя именно в эти рамки, рамки саморазрушения и адаптации к миру. Ознакомиться с фильмом можно тут http://kinomagnit.net/.

Ваня обычный тихий, можно даже сказать забитый, подросток. Его нельзя назвать общительным, скорее даже наоборот. Всё свободное время Ваня проводит наедине с собой, и лишь изредка к нему заглядывает мама или подруга детства. Проблема Вани в том, что он абсолютно не может жить в обществе. Ему это не только сложно, но и противно. Ну о чем можно общаться с людьми, у которых на уме только деньги, дорогие машины и модные шмотки? В них больше нет места фантазии. Они полностью отказались от детства. Ваня этого не понимает, поэтому ему проще быть одному, чем в компании таких людей. Так было до того момента, как он встретился с тремя весьма странными парнями. Они называют себя «Тряпичный союз», и живут только так, как хотят сами. Эти ребята давно уже отказались от всех социальных норм. Им не нужна школа, «хорошая работа», семья и машина, ведь у них есть главное – желание двигаться. Когда-то они решили провести революцию в сознании людей, они решили изменить мир и побороть коррупцию.  И пускай этого никогда не произойдет, они продолжают движение в правильном направлении. Так уж вышло, что им нужно было место для их тренировок, а Ваня не отказался бы от компании. Ему было просто необходимо найти людей, которые бы помогли ему научиться жить в обществе, научиться быть нормальным. Но только эти ребята такому не научат. Вместо этого они взяли Ваню к себе, и теперь они уже вместе проводят революцию сознания.

Фильм получился достаточно хорошим и интересным. Очень приятно наблюдать, что в отечественном кинематографе занимаются не только созданием одноразовых комедий, но и серьезными фильмами, которые заставляют задуматься. Фильм «Тряпичный союз» просто переполнен многозначными аллегориями и глубокими диалогами. В каждом слове есть что-то интересное, в каждой фразе есть что-то важное. Именно за это я люблю фильмы. Единственное, что мне было непонятно, так это полное отчуждение от женщин. Для «тряпичного союза» женщины были главными врагами, которых нужно бояться, и от которых нужно отдаляться. Именно поэтому ребята то и дело отталкивали единственную девушку, которая появляется в этом фильме. Раз за разом они ограждаются от Саши, и это становится немного дико. И пускай именно в этом задумка режиссёра, так сказать, мужская трансформация или идеология мужской дружбы. Но порой эти сцены заставляли женщин чувствовать себя в зале некомфортно.

Что же, подытоживая, хочется сказать, что новая работа Михаила Местецкого получилась весьма интересной. Я бы советовал сходить в кинотеатр на премьеру «Тряпичного союза», ведь он учит мечтать и жить не убеждениями других, а этого нам порой так не хватает…

Автор: Журналист петербужской газеты "СПб Экспресс" Артем Лебедев.

Не стоит забывать классику документального кино

Несмотря на засилье художественного кино и сериалов, таких как "Владимирская" тут которую можно посмотреть, все-таки не стоит забывать и классику документального кино.

Фильмы, которые снимает  режиссер Лина Чаплина, почти все построены по схожему принципу: сначала дана панорама темы, как бы ее общий план, а затем обьвктив, приближаясь, изучает отдельные ее фрагменты, крупные планы. Это не просто смена оптики и тем более не режиссерский прием. Чаплина принимает такой путь как путь, по которому можно прийти к открытию.

4apnina

...Многолюдная, многомашинная площадь: пучки переходе!, эллипсы разворотов, дуги разъездов — современный город.
Причудливое сплетение железнодорожных путей. Поезда и локомотивы-одиночии катят в точно заданном направления. Семстми, перестук колес, потом — тишина.
В просторной комнате за столом человек сосредоточенно всматривается • развернутую перед мим схему движения. Телефонный звонок — короткое распоряжение: номер состава, пути, количество минут. Сухие цифры — формула порядка, урааие-ние бесперебойности, тождество безопасности. Фильм называется «Я — диспетчер». Он сделан в 1969 году как дипломная работа выпускницы Высших курсов режиссеров научно-популярного и учебного кино, однако на выпускной, дипломный мало похож.
Чаплина пришла в кино, поработав инженером и почти завершив диссертацию на тему из области химии. Может быть, отсюда у нее навык обстоятельности и объективности в изучении проблемы. Художественное же творчество она понимает прежде всего как неумолимый отбор фактов в свете личного к ним отношения. Если бы у режиссера не было воспитанного наукой способа думать, ее фильмы, чего доброго, могли бы оказаться несостоятельными • научно-популярном жанре. Если бы она не приняла для себя • качестве обязательных законы образного творчества, они не состоялись бы как фильмы.
В коротенькой ленте «Чудеса в решет*» нет научных проблем, да и вообще первое впечатление от иве — впечатление просто старательной ре-боты. Не так мало, но и не так много: мастерство необходимо, но не оно определяет индивидуальность режиссера: ремесло безлико, неповторимость художника — в особенности «ГО восприятия жизни. Но «Чудеса в ре-шетеи оказываются лентой с секретцем. В первом своем слое — это добродушная усмешка над хваленой достоверностью кино. Оказывается, шум драки на зкране получается, когда звукооформители еалтузят кулаками кусок мяса; средневековая битва прекрасно «звучит» при помощи двух пар деревянных палок, ударяемых одна о другую, а волнение океана совершается в буквальном смысле в корыте воды. Однако чем дальше, тем яснее видно, что картина не о хитростях кино. Нас исподволь приводят к мысли о том, что хотя шумовик— и слегка курьезная профессия, но без нее пока что фильму не обойтись в такой же мере, нам не обойтись ему без «высших» кинолрофессий — режиссеров, операторов, сценаристов. Чаплина не рассуждает, кто главнее. Она просто говорит: нужны все. У нее вообще это правило: она внимательна к своим героям независимо от их званий и положений. Главное, во что непреклонно верит кинематографист,— это то, что каждому человеку есть свое место в жизни, е мире. В век технической революции и компьютеров хозяином движения остается диспетчер («Я — диспетчер»). Грандиозный «Король Лир» пострадает в своей художественности, если шумовик — специалист по звукам пережевывания пищи — не сумеет с надлежащей жадностью обглодать курицу («Чудеса в решите»). Малыш, которого недостаточно любят дома, может не стать хорошим инженером, врачом, мастером («Человек, которого надо понять»). Вчерашнему школьнику, замирающему от предэкзаменационного страха перед дверьми святилища — Ленинградского института киноинженеров,— режиссер выразила доверие, дав ему понять, что именно здесь, только здесь, в аудиториях и лабораториях института, ои найдет себя (рекламный ролик «ЛИКИ»).
К этой заветной для себя мысли режиссер подводит зрителей и в самой сложной своей картине «Декабристы», удостоенной Ломоносовской премии как лучший советский учебный фильм минувшего года.
Пройдя сквозь тернии этой и в самом деле неимоверно трудной работы — скудность изобразительного материала, жесткие условия учебного кино, простота и наглядность повествования, е точности повторяющего школьную концепцию,— Чаплина успешно выбралась на дорогую ей территорию. На извилистых дорогах истории она обозначила судьбы конкретных людей, определила их собственный вклад в святое дело, короткими штрихами наметила характеры и портреты. Достаточно общее (во всяком случае, для ребенка-школьника) понятие «декабризм» режиссер представила чертами определенными и неповторимыми: лица, тексты документов, фрагменты Петербурга, интерьеры начала XIX века, деталь убранства, старинный вальс. Словно бы из бездны времени, на экран памяти подрастающего поколения призваны беззаветные смельчаки, первые рыцари социальной справедливости в России.
Так без дидактики воспитывает этот учебный фильм. Он учит тем, что знакомит с замечательными, умными, благородными, бесконечно отважными людьми.
Итак, человек и дело, человек и его место в мире. Может быть, для научного кино это чересчур художественный уклон? Вероятно, такой упрек был бы справедлив, если бы режиссер не соотносила всяким раз возможности человека и масштаб проблемы, о которой она говорит в своих фильмах. И хотя из сказанного логично сделать вывод о добротности научно-популярной режиссуры Лины Чаплиной, но кажется, что в ее возможностях попробовать себя и в соседних киножанрах.
И Р у 6•но в л

Чрезвычайное происшествие в кинотеатре!

 

Чрезвычайное происшествие!.. Ужасная история!.. Перед самым сеансом в кинотеатре сгорела кинопленка с объявленной картиной.
Ну, сгорело и сгорела, в общем-то, ничего страшного... Тем более вот ссылка где можно посмотреть в интернете сериал "На троих" . В обыкновенном кинотеатра просто пустили бы на этот раз другой фильм. Но вся беда в том, что кинотеатр Неповторимого фильма был предприятием отличного обслуживания и заменять один фильм другим было просто не в его традициях.
Директор метался по коридору в поисках запасного выхода. И только пород си-мым третьим звонком он его нашел. Директор пулей вылетел на небольшую освещенную эстраду перед экраном.
— Товарищи! — выкрикнул директор в переполненный зал,— Уважаемые зрители, вам ужасно повезло, что вы достали билеты именно на этот сеанс. Сегодня мы впервые испытываем новую форму знакомства зрителей с произведением кинематографии.
Перед экраном появился длинный стол. За столом рассаживались какие-то солидные люди. Билетеры разносили им чай с лимоном.
— Перед вами, — продолжал директор кинотеатра,— члены художественного совета студии, которая выпустила сгоревший фильм. Это очень уважаемые люди, которым мы, безусловно, должны доверять. Сейчас мы их попросим рассказать нам, каков он. тот фильм, которого мы сегодня не увидим. Я уверен, что с помощью вашей фантазии вь; получите от прослушивания просвещенных мнений такое же удовольствие, как если бы пы просмотрели фильм. Итак, начнем!..
Далее мы позволим себе перейти на сухой язык стенограммы.
РЕДАКТОР Ж. Прежде всего есть в этой картине какой-то свет, улыбка, есть город, город светлый, город счастливых людей.
РЕЖИССЕР Р. Мне кажется, что в картине есть юмор, и юмор очень хороший.
ХУДОЖНИК Е. Тут такое достижение в цветовом отношении, которое нлм редко давалось. Зеленый фон, и на нем красное... Я это видел у Брейгеля. Это прелестно!
РЕЖИССЕР Г. На мой взгляд, картина обладает одним хорошим свойством: ее смотришь с интересом.
ЧЛЕН ХУДСОВЕТА И. Как жали, что умерли Собинов и Шаляпин, они бы тоже приняли участие в этом фильмо.
Кое-кто из членов худсовета пробовал добавить ложку дегтя в бочку меда и елея, но они тотчас получили достойную отповедь.
Вот что сказал РЕДАКТОР И. Я не считаю эту картину косной, старомодной. Нот, мне думается, что это — произпедение сегодняшних дней, и поэтому оно будет интересно зрителям, очень интересно...
РЕДАКТОР Ж. Очень хорошо, что мы делаем такие фильмы.
ДИРЕКТОР К. Меня лично сюжет картины не шокирует. Я вижу прием режиссера, который он довольно изящно оправдал. Надо верить в условность. Даже такой гениальный спектакль Вахтангова, как «Принцесса Турандот», был построен ма условности.
...Тут мы прервем стенограмму, для того чтобы описать ту волнующую атмосферу, которая царила в зале кинотеатра во время выступлений. Зрители неоднократно прерывали слова членов худсовета аплодисментами, порой в зале раздавались восторженные выкрики в адрес замечательного фильма, которого зрители не видели.
После упоминания имен Шаляпина, Собинова, Брейгеля, Вахтангова слезы восторга выступили на глазах зрителей. Они повскакали со своих мест и самым неоригинальным способом стали требовать просмотра невиданного шедевра.
Мероприятие, так хорошо начавшееся, грозило сорваться.
Пришлось послать на студию машину за новой копией фильма. Через два часа машина вернулась.
Все это время зрители сидели на своих местах и, эатвив дыхание, ждали встречи с выдающимся произведением современной кинематографии. И они дождались. Свет погас, раздались звуки увертюры, и на экране вспыхнуло название фильма — «Когда пссия не кончается»... Того самого фильма, о котором потом рецензенты писали как о неудачном по замыслу, беспомощном по режиссуре, откровенно декоративном, безвкусно оформленном, безнадежно далеком от настоящего искусства.
Расходясь после просмотра, зрители бы-ли рады, что в зале не выло ни одного из великих людей, тени которых потревожили члены худсовета. М. П р о в о р о .
От автора. Все в этом фельетоне вымысел. Все, кроме высказываний членов худсовета студии «Леифильми. Худсовет состоялся 28 октября 1964 года.

Кино: лед и пламень

http://tvfru.net/

Режиссер. Вниманий, начинаем! Прошу всех а кадр! Я хочу напомнить, что искусство полно условностей. Главное — верить в предлагаемые обстоятельства. Мы снимаем июльский пляж, несмотря на то, что сейчас конец ноября.
Итак, лето. 27 в воздухе, 22* в коде. Поверили? Прекрасно! все по местам. Засыпвпи нее песком? Внимание, там, слева, виден снег... И уберите эту снежную бабу на горизонте! Здесь должен быть пляж, а но зимний пейзаж. И сорвите с деревьев эти сосульки, развесьте листья на ветках! Внима-
ние! Рефлекторы на отражатели! Начали! Стоп! На крыше спасательном будки виден снег! Снимите его лопатой! Актеры в кадр! Ложитесь и загорайте! Эй там? Не под матрац, а на матрац! Внимание, камера! Начали! Стоп! Актер на втором плане! Выньте наушники из-под соломенной шляпы! Здесь пляж, а не сумасшедший дом! Внимание, камера! Начали! Наезд на первую дюну! Быстрее! Стол! Опять не смозали лыжи под камерой? Торопитесь, мы опаздываем! Внимание! Нет, это пустая трата времени и пленки! Зачем вы ды-
шите ма руки? Ведь мы снимаем знойный день! Милиция! Сколько раз я просил убрать этих зевак в тулупах! Внимание! Камера! Стоп! Не смейте доожать! Лежите спокойно, я но потерплю никакой дрожи! Камера, начали! Наезд ме первую дюну! Вы обливаете его водой из шалочки, а вы весело смеетесь! Веселее! И быстрее лейте. Вода замерзает? Стоп! Эй. обливаемый, вам нельзя синеть, у нас цветная картина! Гример, еще помады! Сделаем маленький перерыв, можно укрыться одеялами. Актор на втором плане, почему вы не встаете? Если замерз нос, потрите его снегом! Я сказал, снегом, а не песком! И поторопитесь, потому что мы начинаем СНИМАТЬ... Внимание, на берегу! Оттолкните шестом эту льдину! Дальше, дальше, у нас панорама! Как там с замерзшими? Одни ужо готов? Несите его из кадра! Внимание, камера! Начали! Наезд на песок, на воду, на мяч... Стоп! Чей это мяч? Мне нужен большой мяч. Выкиньте его, я сойду с ума! Камера! Начали! Панорамируем на воду, на мяч, на воду... Стоп! Минутку придется подождать, пока пройдет ледокол... Внимание, актеры в кадр! Камера, начали! Панорамируем на воду, вы приближаетесь к берегу, не приплясывайте так, ме приплясывайте... вы на пляже, а не на свадьбе... Вы входите в воду... глубже, глубже... вам хорошо... Стоп! Так мы никогда этот фильм не снимем! Уберите иней с плавок!.. Впрочем, пусть остается, все равно снег идет... Конец смены! Что за чертов климат...
Перевод с польского М.   Черненко Рисунок   О.   Борисова

urokiatheisma