Светское государство. Ответы на вопросы urokiatheisma denga

Запад, он расположен как бы на западе. А населенный пункт Глушонки, он от Москвы как бы в другую сторону. Ну, и какую тут можно проводить параллель! Тем более что на Западе жизнь не в пример оживленнее. Там за одну секунду происходит 60 убийств, не то за 60 секунд одно убийство, я уж точно не помню, одним словом, много. А что касается грабежей, то не успеет капиталист приколотить к своему банку вывеску, как уже гуд бай, звони, бывший капиталист, в Скотланд-Ярд.
Ну, в Глушонках — там, конечно, жизнь поспокойнее. Хотя уже появились и мини, и сигареты «Честерфилд», и тест-драйв автомобиля KIA Soul http://www.autodni.com/test-drajv-avtomobilya-kia-soul-1-6.html проводят. Потому что подросла молодежь. Она хочет быть на уровне мировых стандартов. Или, говоря более научно, хочет держать струну.
А недавно там вообще произошла история с ограблением, пистолетами, выстрелами, ранениями, ну прямо Чикаго! А вы говорите, какая тут параллель!
Началась эта история в один прекрасный день прямо после школьного звонка. Прозвенел звонок с уроков, и ребятишечки, утешение и радость своих пап и мам, отправились по домам. А Коля и Федя из восьмого класса решили совершить вечерний моцион. Они шли и разговаривали о монотонности гпушонковской жизни, которую им, вполне естественно, хотелось как-то разнообразить. Но как! Придумать непросто, потому что, к примеру, банка в Гпушонках нет и никогда не было. И вообще там ничего подходящего в этом плане нет. А есть единственный завод фруктовых вод, который юные гангстеры и решили ограбить.
Они разошлись по домам и взяли там пистолеты. Это уже заявочка, верно! Но эта история и любопытна тем, что тут серьезное как-то уживается с наивностью и чем-то несерьезным. С одной стороны, пистолеты самодельные, вместо пружины резинка, боек из оконного шпингалета. С другой — стреляют пистолеты мелкокалиберными патронами и прошибают доску с двадцати шагов. А доска в два см.
Заводу, наверное, и во сне не снилось, что кто-то будет рисковать из-за его почтенной продукции. Поэтому охрана там была так себе. Если она была вообще. И мальчики довольно оперативно переправили ящиков десять через забор, а ближайший магазин еще даже не успел и закрыться.
Самым трудным делом для ребят, как и вообще для каждого смертного, оказалась сдача бутылок. Но здесь выручили два обстоятельства. Во-первых, полутаинственная фигура подсобного рабочего данного магазина по прозвищу Жердь. Имя его так и осталось неизвестным для истории, и во всех протоколах допроса он в дальнейшем так и именовался просто и красиво: Жердь. А во-вторых, неписаный закон, по которому бутылки все же принимают везде и всюду, но по цене 10 копеек.
Как бы там ни было, через некоторое время энергичный товарищ Жердь принес четыре бутылки мерзкого портвейна, марку которого даже совестно называть. Потому что тогда ни о каком «уровне» речи не поведешь. А поскольку на сцене уже появился и спиртной напиток, как известно, непременный участник каждого преступления, то я бы сказал, все компоненты налицо, и эта история приобрела уже необходимые классические формы.
Поскольку бутылки были реализованы лишь частично, то остальные сокровища было решено перенести в некий знакомый подвал. И вот идиллическая картина: по плохо освещенным глушонковским улицам движется наш трудолюбивый караван. Я думаю, что и при самом ярком солнечном свете он вызвал бы подозрение даже у ангела, не говоря уж о рядовых гражданах. И, конечно, первые же прохожие проявили нездоровое пюбопытство. Дескать, что это за звон и что это за такелажные работы! Ребята попробовали убежать, но началась погоня. Тогда они стали отстреливаться. В результате у одного преследователя был ранен палец, и снова, как на счастье, несерьезно.
Ребят задержала уже милиция на автобусной остановке. Потому что Глушонки— это все-таки не Чикаго и здесь к стрельбе не приучены. Ее еще боятся.
А дальше начинается сугубо официальная часть. Следователи, конвой — и вот богиня правосудия грозно заносит карающий меч (по пяти лет пребывания в воспитательно-трудовой колонии), но, видимо, специально для того, чтобы не портить общий стиль повествования, делает так, что все опять обходится благополучно. Дело в том, что во имя Международного года женщины ребята были амнистированы. И мы, исходя из тех же гуманных побуждений, решили в данном конкретном случае не называть фамилий. Потому что, хотя ребята и много постарались для того, чтобы поднять Глушонки до уровня «мировых стандартов» в плане преступности, но почет-то достанется мамам. А мамы, я бы сказал, не ударили для этого и пальцем о палец. Пожалуй, обойдутся и без рекламы.
Андрей НИКОЛЬСКИЙ.

aD