Светское государство. Ответы на вопросы urokiatheisma denga

shali

Потребительские товары приходят и уходят, а товары искусства - вечны. Пока существует Россия, будут популярны и шали, несущие наши традиции сквозь толщу веков в будущее. В магазине "Кузаранда" вы можете купить павлопосадские шали по доступной цене самого высокого качества. Здесь вы также найдете и другие товары народных промыслов.

-----------------------------

Как в Горьком относятся к москвичам? А в Риге к львовянам? Не знаете? Просто не задумывались? Я вот тоже. До этого диалога в очереди:
—  Вы последний? Я за вами... А что дают, не знаете?
—  Точно  не скажу,  но.  кажется,  что-то...
—  Наше?
—  Нет, не наше, а...
—  Ну, тогда можно постоять.
—  ...не наше, а львовское. Или вологодское...
—  Чьё?! Вологодское? Не-ет, увольте! Не буду стоять. А таллинского нет?
—  По-моему,   нет.   Есть   вроде   рижское...
—  Да?   Рижское—   это   уже   другое дело. Можно и постоять.
Но даже после этого я не стал бы категорически утверждать, что, скажем, все поголовно кировчане либо туляки недолюбливают всех поголовно челябинцев либо воркутян, а в полном составе население Риги или Куйбышева дружно не питает ровным счетом никаких нежных чувств к жителям Львова или Мурманска, но...
Но вот не так давно, застигнутый врасплох капризной рижской погодой, я решил купить себе зонт. В известном магазине «Товары для мужчин», что на улице Ленина, приглянулся мне среди прочих черный складной зонтик. Миниатюрный такой в сложенном виде, что, казалось, спокойно поместится чуть ли не в карман. Удобно! Заплатил я за него тридцать семь с полтиной, вышел на улицу, в дождь, раскрыл зонт и... он развалился. Одна секция ручки отделилась от двух других... Естественно, я тут же понес этот зонтичный брак обратно в магазин. Ожидая, что начнутся нудные выяснения: почему такой распрекрасный зонтик вдруг рассыпался, да мы, мол, купленное обратно не принимаем, да вы, дескать, сами, покупатели, не умеете зонтами пользоваться и тому подобный обычный набор Но нет, ничего такого обычного. Товаровед, едва взглянув на горе-покупку, определила:
—  А-а,  опять  львовский...  Ручка,  что ли, отвалилась? Так и должно было случиться. Он же львовский, зачем купили-то?
—  В каком смысле львовский? — опешил я.— Симпатичный такой, миниатюрный, в сложенном виде...
—  Он  только  и  годен  в сложенном виде... Морока с этими львовскими зонтами! Все возвращают. Вон, видите?
Я увидел. Мне стало-ме по себе от этой свалки.
—  Хотите, я поменяю вам его на другой? Одесский. Автомат!
—  А одесский что, лучше?
—  Сравнили! Берите, пока есть.
Вот так, читатель, как бы невзначай, и создается репутация города. А с нею и отношение к его жителям. В том числе к ни в чем не повинным. По принципу: скажи мне, что изготовляют в твоем городе, и я скажу тебе, кто ты... Свидетельством тому и крокодил ьская почта о низком качестве продукции: воронежец А. Коптев зарекся впредь иметь дело с изделиями ленинаканцев (приобрел майку Ленинаканского трикотажного объединения, а майка эта не выдержала первой же стирки, расползлась по всем швам), кировчанка О. Долгололова вряд ли когда-нибудь еще станет покупательницей продукции, сработанной умельцами из Райчихинска Амурской области («обожглась» на светильнике Амурского светотехнического завода), жительница Магнитогорска Р. Сибагатуллина наверняка остережется приобретать стулья, сварганенные калужанами — ПО «Металлист», а сибирячка из города Ленска Л. Седых недобро вспоминает жителей Копейска Челябинской области, где на заводе пластмасс выпускают не стирающие стиральные машины...
И шарахаются от иных столичных товаров минчане, от ростовских— орен-буржцы от курских — владимирцы. И наоборот: гоняются по всей стране за вкуснейшими куйбышевскими конфетами (а от своих, местных карамелей да ассорти нос воротят), за ажурными ленинградскими сервировочными столиками (а изготовленные Московским заводом холодильников стоят и пылятся в универмаге латвийского городка Слока), за практичными одесскими зонтами-автоматами (в то время как львовские. производства ПО «Микро-прибор», разваливаются в руках), за рижскими кофемолками, за казанскими стеклянными чайниками...
И все оттого, что одни делают свою работу на совесть, а другие... шьют, как говорится, колпак не по-колпаковски. И околпачивают нас, покупателей. Как своих, местных, так и чужих, иногородних.
Так вот, вернемся к началу. Как в Горьком будут относиться к москвичам, в Риге к жителям Одессы, в Калининграде к псковитянам и так далее? Вот раньше не задумывались, а теперь задумаемся. Это отношение будет во многом зависеть от самих одесситов, москвичей, псковитян. От того, как они высоко (или низко) держат свою марку. Насколько свято блюдут честь, то есть качество своей продукции. Честь того же зонта, пуловера или холодильника. Честь собранного магнитофона или пошитого мундира.
Потому что честь и совесть — это категории не только нравственные, но и экономические. Ведь сделанный на совесть товар продается и покупается, а слепленный человеком без совести и чести — пылится на складах.

aD