denga

Светское государство. Ответы на вопросы

urokiatheisma

Новости

Религия и молодежь в 90-ых

1995 год

П.А. КУЛАКОВ УЧАЩАЯСЯ МОЛОДЕЖЬ И РЕЛИГИЯ КУЛАКОВ

Петр Андреевич - кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и социологии Новосибирского медицинского института

Из истории известно, что в моменты кризисного состояния общества растет влияние религии на общественную и личную жизнь людей, расширяется спектр их религиозных и нерелигиозных верований, наблюдается всплеск всякого рода суеверий, оккультизма, мистики. Данное явление мы наблюдаем сегодня в нашей стране. Примеры массового религиозного "обращения" мы наблюдаем в группах населения разных возрастов и профессий, но особенно оно заметно среди молодежи. Это и понятно, так как у нее происходит становление ориентаций. Для нее резко изменились социальные условия "вхождения в жизнь" существенно огра- ничены возможности полноценного социально-гражданского становления, ею утеряны со- циальные и нравственно-идеологические ориентиры. Резко ослаблена роль институтов социа- лизации молодежи, будь то семья, школа, система профессионального образования, общест- венно-политические организации, движения, средства массовой информации и коммуникации. 

Свое место в этом ряду активно занимает церковь, внося в усложнившийся процесс со- циального становления юношей и девушек нечто новое, ранее им неведомое. Преподаватели кафедры социологии и студенты Новосибирского медицинского института при поддержке Комитета по делам молодежи мэрии и преподавателей других вузов нашего города провели весной 1994 г. социологический опрос учащихся. Предмет исследования - верования молодежи; ее отношение к религии; религиозная деятельность, факторы, влияющие на религиозность юношей и девушек. Выборка была представительной, отражала структуру учащейся молодежи дневного обучения в возрасте от 15 до 29 лет. Формирование выборочной совокупности носило комбини- рованный характер, использовался многоступенчатый отбор с применением квотной и случай- ной выборки. На первом этапе велся отбор учебных заведений с учетом их типа, статуса, места распо- ложения, структуры контингента обучающихся. Было отобрано таким путем 10 школ, 3 ПТУ, 5 техникумов и колледжей, 4 вуза. На втором этапе отбирались учебные группы, классы. Учитывались возраст, срок обучения, пол, статус группы (класса), факультетов. После чего шел отбор респондентов. Объем выбо- рочной совокупности составил 1 230 человек.

После просмотра анкет, их "выбраковки", для обработки оставлено было 1 192 единицы. Структура выборки по типам учебных заведений выглядит следующим образом. Из 1 192 респондентов 434 (36,4%) - учащиеся школ, 119 (10%) - учащиеся ПТУ, 236 (19,7%) - техни- кумов, колледжей, 404 (33,9%) - студенты вузов. Средний возраст опрошенных 17,3 года. По социальной принадлежности исследуемая группа довольно разнообразна. Преобладали представители семей рабочих (43,8%); из семей служа- щих- 18%, интеллигенции- 12%. Более 5% пришлось на предпринимателей (коммерсантов). В целом данные говорят о том, что состав опрашиваемых соответствовал по своим социальным характеристикам основному контингенту учащейся молодежи и социальному составу населения. Результаты социологического опроса В начале исследования нам представлялось важным выяснить отношение учащейся мо- лодежи к процессу возрождения религиозно-духовных начал в жизни нашего общества, роли церкви в решении многих проблем как социально-гражданского, так и политического харак- тера.

Как и предполагалось, большинство респондентов (57,1 %) поддерживает возрождение рели- гиозных начал в духовной жизни нашего народа; 25% опрошенных выразили безразличие ко всему происходящему, хотя и с оттенком лояльности. В группе "поддерживающих" преобладали учащиеся школ (38%) и студенты вузов (40,2%). Значительно меньше в ней учащихся ПТУ и техникумов (7,6% и 14% соответственно). Причина подобной расстановки видится в том, что, во-первых, в группах учащихся ПТУ и техникумов преобладает мужской пол. А он в ходе исследования проявлял более сдержанное отношение к проблемам религии, веры. Во-вторых, специфика обучения и характер получаемой профессии, когда в процессе преподавания преобладает техницизм. Но несмотря на небольшой вес в группе "поддерживающих" представителей училищ и техникумов, все же 40% респондентов из данных учебных заведений тоже выразили поддержку религиозных начал. Большая часть респондентов (42,5%) связывает этот процесс с необходимостью воз- рождения нравственного потенциала общества, с поиском нравственных идеалов, нравственных ориентиров в жизни каждого человека. Упадок нравственной культуры резко ослабил защищенность духовного мира молодых людей, как, впрочем, и их социальную защищенность вообще. Не зря следующей по рангу причиной поддержки респонденты выбрали пункт, в котором указывалось, что религия помогает перенести трудности нашей жизни. Этот вариант поддержали почти 25% респондентов, добавляя: "без этого трудно жить сегодня", "религия помогает жить человеку, поверить в себя", "она помогает справиться со многими пережива- ниями" и др. Поддержку возрождения роли церкви и религии в России часть респондентов (13%) увязы- вает с необходимостью подъема национального самосознания народов нашей страны, восстановления утраченных традиций, символов, образцов культуры прошлого. В анкетах, заполненных студентами авиационного колледжа, встречались рукописные дополнения: "под- 92 Общее распределение верующих и неверующих Кем считают себя респонденты

Число респондентов % от числа опрошенных 1. Просто верующие 43 3,6 2. Христиане 131 10,9 3. Православные 102 8,5 4. Католики 7 0,5 5. Протестанты 3 0,2 6. Буддисты 5 0,4 7. Верят в высшие силы, в высший разум 19 1,6 8. Верят в себя, в своего бога 53 4,4 9. Исповедуют нетрадиционные, нерелигиозные вероисповедания 38 3,2 10. Колеблющиеся между верой и неверием 467 39,0 11. Неверующие 165 13,7 12. Атеисты 30 2,5 13. Затруднились ответить 142 11,8 14. Не дали ответа 5 0,4

держиваю религию как культурное наследие", "она помогает объединить людей", "религия - это спасение народа". К сожалению, лишь немногие из опрошенных учащихся и студентов (7%) связывают рассматриваемое явление нашей жизни с началом подлинной свободы религиозных взглядов человека и видят в нем естественный процесс общественного развития. И единицы расценивали процесс религиозно духовного становления части российских граждан как "нарочно приду- манную узду для людей", как "способ развития в человеке качеств раба". Из всей совокупности опрашиваемых 25% выразили безразличие ко всему происходящему, хотя и с оттенком лояльности, а 4% респондентов откровенно признались в своем неприятии новых религиозно-духовных процессов. Заслуживает внимания высокий удельный вес затруднившихся найти приемлемую для них причину усиления религиозных настроений в массах (15,4%) и вообще не давших ответ на этот вопрос (14,9%). Если сопоставить ответы, то можно увидеть, что немногим более половины опрошенных выразили заинтересованное отношение и поддержку весьма сложному процессу религиозно- духовного возрождения народа. Проведенный опрос позволил увидеть палитру верований учащейся молодежи. А если учесть, что вопрос о вере был поставлен в анкете в открытой форме и респондентам было предложено самим определить характер и предмет личной веры, то полученные данные для нас вдвойне интересны. Лишь небольшая часть опрашиваемых не дала ответа (0,4% - 5 человек) или затруднилась определиться (11,9% - 142 человека) в своей вере. Абсолютное большинство сумели не только соотнести себя с той или иной группой верующих, но и назвать предмет веры, ее направ- ленность. Только 3,6% не смогли указать предмет веры. Они определили себя верующими без указания конфессиональной принадлежности. У остальных - определенная самоидентифи- кация. На вопрос "Считаете ли Вы себя верующим человеком и если да, то какую веру Вы исповедуете?" только 12% респондентов затруднились определиться и не дали ответа. 25%, по их словам, исповедуют ту или иную религию. Одни - вообще общехристианскую (10,9%), другие - православную (8,5%), третьи — католическую (0,5%). Еще меньше тех, кто исповедует баптизм, евангелизм, буддизм.

Среди верующих есть поклонники идей Е. и Н. Рерихов, есть те, кто верит в высший разум, природу, в добро и зло, судьбу, любовь, справедливость, астрологию и т.д. В совокупности таких верующих набирается 7-8%. Заметной группой выделяются те, кто верит только в себя (4,4%) или, как они добавляют, в своего бога (Таблица). Из приведенных данных видим, что религиозно верующие составляют в общей массе 1/4 респондентов. Всех верующих, точнее, названных себя таковыми, в общей массе респондентов насчи- тывается не более '/з . Основная же масса учащихся и студентов (39%) колеблется между верой 93 и неверием. Эта группа относительно равномерно распределена по различным категориям учащейся молодежи. Среди школьников они составляют 39,4%; учащихся ПТУ - 49,5%; учащихся техникумов и колледжей - 40%; студентов вузов - 35,5%. Мы их не сочли возможным включить в группу религиозно верующих, так как они еще находятся на стадии "вхождения", осмысления своего духовного "Я". Признали себя неверующими 13% опрашиваемых, атеистами - 2,5%. Социологический анализ религиозности учащихся вряд ли даст истинную картину, если будет опираться только на самооценки респондентов. Существует ряд других показателей, которые позволяют реально оценить степень и характер верований молодых людей. Это и знакомство с религиозной литературой, знание основных догматов какого-либо вероучения, соблюдение определенных требований, канонов церкви, участие в богослужениях, обрядах, деятельности общины и т.д. Ответы респондентов на последующие вопросы анкеты показали, что подавляющее большинство учащихся редко или совсем не посещают храмы, молитвенные дома, не участвуют в совершении богослужений, не соблюдают обряды.

А если участвуют, то по мотивам нерелигиозного характера. На участие как потребность верующего человека указало всего 6% респондентов, а 71,8% респондентов вообще не дали ответа, 6,7% затруд- нились выявить свои мотивы участия. В пользу невключения "колеблющихся" в число верующих говорят и другие данные. Например, среда множества ценностей нашей жизни (респондентам было предложено 25 по- зиций) "общение с Богом", "чтение религиозной литературы" выбрали лишь 6,5% — участников социологического опроса. Только один человек из опрошенных решил посвятить свою жизнь Богу. По-настоящему верующий вряд ли может считать себя таковым без знания основных постулатов вероучений, изложенных в Священном писании, других книгах. В нашем случае источником знаний могут служить Библия, Коран, Талмуд и др. литература религиозного характера. На вопрос "Читали ли Вы Библию?" почти 5% респондентов ответили, что "прочитали полностью", чуть более 20% читали Новый или Ветхий Заветы. Читали только отдельные фрагменты 61% опрошенных и не читали ничего вообще 21,2% респондентов. Что касается другой религиозной литературы, то ее читали 22% опрашиваемых; половина из них не могла привести ни одного названия из прочитанного ими на религиозные темы. Есть и другие данные для сопоставления, но и приведенных, думается, вполне достаточно, чтобы представить структуру, характер и масштабы распространения верований среди учащейся молодежи. Здесь необходимо добавить только, что из 25% религиозно верующих респондентов около 8% можно считать глубоко верующими людьми, т.е. не только принявшими веру, но и следующими ее установлениям и требованиям. В связи с этим хотелось бы обратить внимание на публикуемые в журнале "Социологи- ческие исследования" результаты социологического опроса, в которых показывается рели- гиозность молодых людей (16-17-летних) на уровне 64% [1, с. 9]. При всей несопоставимости нашего и данного опросов (территориальность, метод и объем выборки, состав опрашиваемых) все же закрадывается сомнение, насколько объективен такой показатель. Сомнения возникают потому, что вряд ли вообще реален скачок от всеобщего атеизма к чуть ли не поголовной религиозности этой возрастной группы молодежи. Авторы публикации выводят данный показатель на основе только самоидентификации, самооценки респондентов в отношении своей только религиозности, не беря во внимание ряд других показателей, позволяющих более точно определить степень и характер религиозности молодых людей (имеется в виду знакомство с предметом веры, степень проявления каких-либо форм религиозной деятельности в рамках своей веры и др.).

Сегодня можно предположить, что принятие молодыми людьми религиозной веры (в отличие от нерелигиозной) осуществляется в нашем, стихийно движущемся потоке, с учетом традиций и складывающейся ситуации в обществе. Думается, процесс еще не завершен, не стабилизировался. Формирование религиозного сознания и вообще верующего человека, несомненно, будет меняться, приобретать новые очертания, вовлекать в свою орбиту новых людей, хотя и не так динамично, как это кажется сегодня. Определенные предпосылки для подобных утверждений есть. Кризис в обществе охватил все сферы нашей жизни, стимулируя, тем самым, всплеск общественного внимания к невидимой, слабо познанной стороне челове- ческого бытия, к разного рода верованиям и суевериям. Другими словами, усиливается воздей- ствие социальных, психологических и познавательных факторов на сознание молодежи. Ко всему прочему сохраняется устойчивое внимание к религиозной стороне общественной жизни - 94 это восстановление храмов, приходов, церквей, освящение значимых мест, событий и т.д. Но и это еще не все. Нельзя сбрасывать со счета воздействие семьи, окружающей среды, СМИ и других социальных институтов. Оказывают свое действие сохранившиеся обычаи и традиции. По признанию наших респондентов, в 40% семей есть верующие, причем в абсолютном большинстве это религиозно верующие. Чаще всего называли мать, бабушку, реже - отца, деда, братьев и сестер. Более половины семей имеют предметы религиозного характера, культового значения. Большинство участников опроса (61%) крещены и почти 20% из них собираются креститься. Тех, кто не намерен этого делать (и не крещен), насчитывается лишь 12%. Почти 3/4 опрошенных учащихся и студентов отмечают в той или иной форме религиозные праздники, указав при этом 25 праздников (23 религиозных и 2 народных). Как можно предположить, наиболее почитаемыми оказались Пасха (62,6%), Рождество Христово (46,5%), Крещение (11,5%) и Троица (9,5%). Масленицу отмечают лишь 3,6% респондентов. По 2% участников опроса знают и отмечают Вербное Воскресенье, день Ивана Купалы и Родительский день. На оставшиеся праздники приходится менее чем по 1 % респондентов. Как видим, определенный "резерв" для пополнения числа верующих еще есть. Тяга уча- щейся молодежи к поиску духовной опоры, своей веры сильна и будет сохраняться. В сегодняшних условиях вера для молодежи приобретает многозначный смысл. Для одних она становится знаком групповой или национальной принадлежности, для других - эстетически- любознательным занятием, для третьих - это высшая духовная потребность, способ миро- понимания, форма бытия. "Вера для меня - инструмент действия", - пишет студент агроуни- верситета; "вера - это часть меня", - мнение его сокурсника; "когда уже ничего не видишь, не понимаешь, начинаешь верить во что-то", - признается студент мединститута; "вера помогает жить"; "...придает силы в жизни"; "...цель моей жизни"; "она способствует моему спокойствию"; "тот, кто верит, счастливее неверующего" и т.д., - написано было во многих анкетах. В одной из них утверждалось, что "вера является тестом для человека". Вера рассматривается как совокупность нескольких компонентов, включающих в себя религиозное сознание (вера в Бога, в сверхъестественные силы, т.е. выделение предмета веры), культовое поведение (мотивация, характер), ценностные ориентации индивидов, понимание ими таких важных категорий, как "добро", "зло", "грех". Ведь сама вера предполагает лично- стное отношение, личностную оценку предмета веры, она играет важную роль в формировании идеалов и ценностей жизни человека. Наш опрос еще раз подтвердил многоаспектность феномена веры, особенно в сегодняшних условиях. В нынешнем всплеске религиозных и прорелигиозных тенденций, внимания к теософии, оккультизму, астрологии проявляется, как отмечали еще античные мыслители, обычный страх, неуверенность, бессилие людей перед свалившимися на их головы бедами, отсутствие позитивных перспектив. Страх и надежда заставляет людей верить во что угодно, кому угодно. Сегодняшнее состояние общественного сознания демонстрирует кризис прошлой веры. В этом видится прежде всего слабость социальных институтов, позволяющих людям адаптироваться к новой жизни. Усиление верований разного толка - это нарастание чувств зависимости, неудовлетво- рённости, эмоционального восприятия окружающего мира, множества его проблем, стрем- ление человека к познанию мира, выработке определенного взгляда на него. В то же время в обозначенном процессе видится рост психической неустойчивости человека, его стремление уйти от действительности, ее жестокости и неприглядности. В начале описания результатов социологического исследования мы приводили структуру мотивации поддержки процесса возрождения религиозных начал в нашей жизни. Так, наиболее значимой была проблема нравственного становления общества. За ней следовал фактор социально-защитного, социально-утешительного свойства. В вопросе о значимости веры, ее функциональной полезности для человека эти факторы поменялись местами, на первое место респондентами была поставлена утешительная роль религии (помогает им жить), а за ней уже стоял по значимости фактор нравственного возрождения общества. Вообще мотив утешения и помощи человеку посредством веры является преобладающим в ответах большинства (39,7%) респондентов. Религию как средство спасения души восприни- мают- 22,5% участников опроса. Столько же расценивают религиозную веру как фактор нравственного совершенствования общества. Несколько уступающая им по численности и 95 удельному весу группа опрашиваемых (13%) воспринимает веру как способ познания окру- жающего мира, а 11 % респондентов видят в ней сохранение традиций общества. Тех же, для кого вера есть помощь неких высших сил, оказалось всего 2,5%. Полностью отрицали какую-либо полезность веры 2,1%. Затруднялись ответить 13,0% и не дали ответа 4,6% респондентов. Приведенные данные свидетельствуют об обращенности молодых людей в себя, об их разочаровании окружающим миром, стремлении к самоспасению, желании оградить свою душу от натиска лжи, лицемерия и обмана. Об этом отчасти свидетельствует игнорирование учащейся молодежью какой-либо политической деятельности, избирательных кампаний, средств массовой информации, литературы. Такова защитная реакция той части нашей молодежи, которая способна еще во что-то верить и надеяться на перемены к лучшему. В составе верующих выделяются "христиане" и православные. В обеих группах основной костяк верующих (80%) составляют учащиеся школ и студенты вузов. Причем, если среди "христиан" численный перевес на стороне школьников (соотношение 48-30,5%), то в группе православных преобладают студенты высших учебных заведений (соотношение 35-47%). Если посмотреть распределение в самих учебных группах, то разница удельного веса верующих, этих направлений незначительна. "Христиан" среди учащихся школ 14,5%, ПТУ - 8,4%, техникумов - 7,6%, студентов вузов - 9,9%. Близко к этому и соотношение православных (соответственно 8,2%-5,0%-5,1%-11,8%). . В составе верующих других религиозных течений мы видим в основном представителей студенчества. В группах, исповедующих нерелигиозную веру, к ним добавляются учащиеся школ и техникумов. Последних значительно меньше, чем первых. Что касается воспитанников ПТУ, то вместе с представителями техникумов они составляют небольшую группу верующих "христиан" и православных (около 20%). В составе других религиозных групп их нет. А представителей ПТУ нет и в числе респондентов, исповедующих • нерелигиозную веру. Соотношение "христиан" и православных в общей массе опрашиваемых выглядит как 10,0% к 8,5%. В то же время, как показывают ответы респондентов на последующие вопросы, с православием знакомы 36% участников опроса, имеют слабое представление о нем 12,7%, хотят познакомиться - 0,25%; не знакомы с православием 33,3%. Число потенциальных сторонников православия значительно превосходит число носителей этой религии. Причем с православием знакомы преимущественно школьники и студенты вузов, а в числе не знакомых преобладают учащиеся ПТУ и техникумов. На вопрос об отношении к православию 38% не дали Ответа вообще, а у 15% он вызвал затруднения. 1% опрошенных выразил негативное отношение к этой вере; около 8% равнодушны к ней. Положительное отношение к православию высказали 36,6% принявших участие в опросе юношей и девушек (от сочувствия - 7,8% до полной поддержки во всем - 25,7%). Поддерживающих с оговорками, что не со всем согласны в этой религии, выявилось 3,1%. Итак, знакомы с православием 48,6% респондентов (в том числе около 40% знакомы хорошо), поддерживают 36,6% (в том числе 25,7% поддерживают во всем), а избрали своей религией всего лишь 8,5% респондентов. (Это может и должно стать предметом самостоя- тельного исследования.) А теперь о неверующей части участников опроса и атеистах. Назвали себя неверующими 13,8% опрошенных, атеистами - 2,5%. Колеблющихся - 39,1%. Неверующих среди школьни- ков - 10%, учащихся ПТУ - 15,9%, техникумов - 19,1%, студентов вузов - 14,1%. Удельный вес атеистов колеблется по всем группам от 2,1% до 2,9%. Но вот, что интересно. На вопрос, обращенный прежде всего к неверующим о причинах их неверия, не дали ответа 42,6% опрошенных, затруднились ответить 18,4%. Следовательно, оставшиеся 39% респондентов, дав конкретный ответ на поставленный вопрос, фактически признали себя неверующими. А это значительно выше показателя их предыдущей самоидентификации. Значит, сюда вошла значительная часть колеблющихся (около 25% из 39,1, или больше половины). Почему они неверующие? Что мешает им стать верующими? Что предпочтут учащиеся и студенты, если захотят больше узнать о религии? Среди многих причин, предложенных респондентам в качестве вариантов ответов, в наибольшей степени внимание обращено на отдаленность религии от реальной жизни. На это указали 16,9% опрошенных учащихся и студентов. За ней следуют почти равнозначные для респондентов и близко расположенные по смыслу причины: одни не видят необходимости в вере в Бога (8,4%), у них отсутствуют предпосылки к религиозной вере, формированию 96 религиозного сознания, у других отсутствует интерес к каким-либо вероучениям (7,5%), они не желают их знать, понимать, принимать, сомневаются в их "правдивости". Такая же по численности группа респондентов (7,3%) предпочитает другие формы духовной деятельности, нежели религиозная вера. В два раза меньше тех (3,4%), кто отсутствие религиозности у себя объясняет своей отдаленностью от храмов, культовых учреждений и недостатком времени. Совсем немного учащейся молодежи, которая по-прежнему считает религию пережитком прошлого (2,5%) ("опиумом для народа", "анахронизмом" и т.д.) или же связывает свое "безбожие"с прошлым атеистическо-коммунистическим воспитанием (1,6%). В одну из выделенных групп входят те, кто, соприкоснувшись с религией, разочаровался в ней. Как поясняет один из респондентов, «религия — это, в определенном смысле, несвобода человека, а я не люблю слово "раб"». Здесь же мы видим респондентов, которые не связывают свою веру с Богом и религией. Встречаются и более категоричные суждения, объясняющие нерелигиозность респондентов: "веру используют в личных целях", "религия политизируется", "нынешние институты религии компрометируют ее". Несмотря на то, что неверующих и атеистов оказалось более 1/3 респондентов, а вместе с колеблющимися и теми, кто использует нерелигиозную веру, более 2/3, абсолютное боль- шинство участников опроса (86,5%) прямо или косвенно выразили свое пожелание больше узнать о религии и выбрали свои варианты знакомства с нею. Следует заметить, что данный вопрос приобретает в сегодняшних условиях чрезвычайно важное значение. С трудом, но реформируется система образования, меняется содержание обучения. В некоторых учебных заведениях введено преподавание религиоведения, введены факультативы, приглашаются для встреч с учащимися и студентами служители церкви. Открыты воскресные школы, группы с религиозным воспитанием в дошкольных учреждениях. В общественное сознание внедряется мысль о необходимости введения в учебные планы школ, техникумов и вузов предмета религиозного характера. Такие призывы весьма настой- чиво звучали на конференции религиозных деятелей (в феврале 1994 г. в Новосибирске). Участников этой встречи понять можно. Но насколько эти предложения сообразуются с умонастроениями учащейся молодежи? Опрос показал, что 30,1% респондентов для знакомства с религией предпочли бы самостоятельное изучение религиозной литературы, почти такое же количество опрошенных устроила бы встреча в церкви (29%), посещение храма, молитвенного дома (28,5%). 26,9% выразили желание познакомиться с религией через общение с верующими; обращение к знакомым предпочитают 0,5%. Надеются на радио- и телепередачи 12,5% респондентов. Кстати, передачи на религиозные темы часто слушают 7,5% школьников и студентов, редко (случайно) - 49,7%. Остальные - не слушают. Знакомство с религией во время классных занятий предпочли всего 7,8% опрошенных. По мнению трех человек, каждый должен сам прийти к Богу. Роль учебных занятий и школы в знакомстве с религией оценена участниками опроса очень низко. 75 согласилась с тем, что учебная деятельность помогает (или отчасти помогает) познать смысл и значение религии в обществе, а 2/3 опрошенных ответили "нет, не помогает". Некоторые респонденты при этом добавляли "и не надо". Поэтому следует тщательно поду- мать над такими данными и над тем, стоит ли торопиться внедрять религию в образование. Принятие молодыми людьми определенной веры осуществляется в этом стихийно движу- щемся потоке довольно осознанно, без особой торопливости, с учетом традиций и склады- вающейся ситуации. Из большого разнообразия религиозных течений, традиционных и новых, на знакомство с которыми указали респонденты в анкетах, предметом их верований стало довольно ограниченное число религий (5 из 18). Скажем, в перечне религиозных течений, с которыми в той или иной мере знакомы респонденты, были названы адвентисты (1,4%), баптисты (3,5%), буддисты (7,0%), "Белые братья" (4,8%), "молодые христиане" (3,7%), кришнаиты (10,4%), исламисты (3,2%), сатанисты (1,4%). Менее чем по 1% знающих пришлось на евангелистов, харизматов, язычников, иеговистов, даосистов, иудаистов, конфуцианцев, пятидесятников, староверов и других. Подав- ляющее большинство названных религий, религиозных направлений не стало предметом верований наших респондентов. Возможно, некоторые указали свою веру в рамках обще- христианского направления. Остальные же вообще не обозначались, например, "Белые братья", кришнаиты, исламисты. Опрос показал, что невелико число тех, кто знаком с этими течениями (за исключением 97 кришнаитов) и еще меньше их поддерживающих. Основная масса учащейся молодежи довольно сдержанно относится к ним (безразлично или отрицательно). Доля респондентов, поддержи- вающих эти течения, небольшая. Она колеблется от 0,08% (1 человек) до 1% (13 человек). Причиной такого отношения чаще называют их слишком навязчиво-зазывающий стиль поведения и уверенные обещания изменений в жизни каждого с помощью веры. Характер деятельности некоторых религиозных групп привел даже к определенному оттоку сторонников и переходу их в другие группы. Заслуживают внимания ответы респондентов на вопросы о добре, зле, грехе, их ценност- ных ориентациях. Около 1/3 опрошенных вкладывают в понятие "добра" служение людям, свершение полезных дел на благо всех, милосердие, самопожертвование, любовь ко всему живому на Земле. Это — деятельная форма проявления "добра", которого нам всем сегодня не хватает. Почти каждый пятый респондент рассматривает "добро" через призму личных качеств человека: его открытость, всепрощение, искренность, понимание окружающих, и вообще, как пишет один из учащихся ПТУ, "все, что хорошее в нем есть". "Добро" с совершением богоугодных дел связывает лишь 2% учащихся и студентов, "Зло" в сознании наших респондентов оказалось более многоликим, чем "добро", что вызвало, определенные сложности в структурировании и типологии ответов. Основная масса опрошенных "зло" соотносит с вредом, наносимым окружающим (25,5%); в некоторых случаях с пояснениями, а в большинстве анкет без пояснений о характере и типе наносимого (или проявляемого) вреда. Почти 1/4 участников опроса указала формы проявлений "зла", назвав их около полутора десятков. Они разделены на два основных вида: деятельностный и оценочно-личностный. В первом случае называются: ложь, вероломство, ненависть, подлость (5,4%), грубость, жестокость, насилие, агрессия (2,9%), месть, вражда, злословие, преступления, патологические наклонности, действия против совести (2,4%). Во втором - мы встречаем: себялюбие, эгоизм, безразличие (5%), амбиции, зависть, стремление добиться любым способом, все отрицательное, что есть в человеке. Как видно, "набор" характеристик в сознании респондентов является отражением типичных проявлений массового поведения людей в период социального кризиса. "Зло", как деяния, не угодные Богу, рассматривают всего лишь 2,6% респондентов. "Добро" и "зло" как две стороны одного социального явления, как неразделимые, выбрали более 3% опрошенных. А 5 человек видят в "зле" даже движущую силу общемирового развития. Показательно, что половина респондентов не смогла дать ответы на эти два вопроса. Третье понятие, включенное в качестве вопроса в анкету, "грех" вызвало затруднения почти у 40% учащихся и студентов. Остальные (около 60%) высказали разные точки зрения на этот преимущественно теологический вопрос. "Увязали" "грех" с нарушениями заповедей Божьих и религиозных установлений 13,7% респондентов. Причем одни назвали 7, другие - 10, третьи - 12 таких заповедей. Более 20% опрошенных соотносят с понятием "грех" не только плохие поступки в отно- шении людей, но и преступные действия (в большинстве анкет указаны конкретные виды преступлений: от воровства, изнасилований до убийства). В этом тоже отразилось наше время. В ответах на этот вопрос респонденты указали и на нарушение нравственных норм (15,4%), нарушение законов общества (6,7%), законов природы (1%). Всех людей на Земле назвали грешниками 2,4% участников опроса. И, наконец, на "грех", как на поступки, ведущие человека к разладу с собой, указали 8,5% респондентов. Как видим, все три понятия большинство учащихся и студентов связывают с реальными проблемами нашей жизни, а не с религиозными представлениями. И если половина респон- дентов не сумела еще разобраться в этих вопросах, то абсолютное большинство другой половины придает понятиям добра, зла, греха вполне светский, жизненный смысл. Об этом же "говорит" и структура ценностных ориентаций участников опроса. Напомним, что среди всех ценностей сугубо религиозные (вера в Бога, чтение религиозной литературы) выбрали около 7% респондентов. Остальные выделили прежде всего так назы- ваемые вечные ценности нашей жизни, которые в кризисных условиях приобретают особую значимость: любовь, здоровье, семья, достаток, уважение. Прагматизм сегодняшней жизни существенно потеснил интеллектуально-познавательные и нравственно-эмоциональные ценности бытия, Не вышли в число значимых и ценности рели- гиозной жизни. 98 В нашей стране с началом обвальных перемен молодежь не в меньшей степени, чем старшее поколение, почувствовала разрушение морально-нравственных опор в жизни общества и личности, навязывание, культивирование чуждых нам нравственных принципов и норм, плохо и не к месту скопированных с иной социальной системы, с иного миропонимания. Все это и вызвало новые процессы в сознании учащейся молодежи, ее определенное стремление к религии. ЛИТЕРАТУРА 1. Мчедлов МП., Нуруллаев А.А., Филимонов Э.Г., Элбакян Е.С. Религия в зеркале общественного мнения // Социол. исслед. 1994. № 5.

Поделитесь статьей с друзьями