Светское государство. Ответы на вопросы urokiatheisma denga

Показательная статья с отзывами читателей из журнала "Огонек" N50-1979


Заголовком этого обзора послужили слова из письма Надежды Дементьевны Жмурко — нашей читательницы из Харьковской области. Она прислала его после опубликования публицистических     заметок
«Второе счастье?», где речь шла о воспитании детей, о сомнениях матери, которая так прямо и написала: хорошо ли она поступает, воспитывая своих детей хорошими? И не лучше ли было бы для нее и для самих детей, если бы они выросли удачливыми и ловкими приспособленцами, не беззаботнее была бы у них жизнь?
Письмо Надежды Дементьевны одно из многих, пришедших в редакцию. Большинство писем — от читателей, которые почувствовали себя задетыми, поскольку речь шла о жизненной позиции человека, о его отношении к нравственным, духовным ценностям нашего общества. И о своих убеждениях, болях, обидах, о своих разочарованиях читатели написали горячо и откровенно, не подыскивая обтекаемых слов и выражений.
Почти в каждом письме ощущается четкая гражданская позиция читателей, их неприятие мелочности и торгашества, унизительной погони за вещами, которые частенько покупаются вовсе не потому, что действительно нужны,— они приобретаются, чтобы поразить, озадачить, «поставить на место» соседей, сослуживцев, знакомых, возвыситься в кругу ближних диковинными вещами, которые не каждому по карману, раздобыть которые сложно, хлопотно.
Наша читательница И. Минаева из подмосковного города Одинцово с горькой иронией рассказала о случае, свидетелем которого ей пришлось быть. Ее приятельница выстояла в очереди несколько часов, чтобы купить заморские комнатные тапочки. Три пары купила — яркие, расшитые стекляшками и цветными нитками, притом, что качество их было неважное: сквозь ткань прощупывался ломкий, рыхлый картон. Тапочки женщина выставила в прихожей и запретила кому бы то ни было из домашних прикасаться к ним. Они предназначались исключительно для уважаемых, нечастых гостей.

«Картины, оказывается, не только на стены вешают,— пишет И. Минаева,— их, оказывается, можно и на пол в прихожей ставить. Не в том беда, что моя знакомая потеряла несколько часов жизни, половину месячной зарплаты, переругалась с половиной очереди, поскольку очередь требовала, чтобы давали только по одной паре тапочек. В конце концов это ее дело. Беда, как мне кажется, в другом: моя знакомая — да только ли она — на все явления вокруг себя смотрит вот с этой колокольни: поразит ли она своих приятельниц или же они поразят ее, одержит она победу или потерпит поражение. Конечно же, ради этой своей победы она окажет любую услугу, сунет посильную взятку, лишь бы вырваться вперед в той странной, непонятной гонке, в которую включилось за последнее время немало людей. И забыта порядочность, отброшена совестливость, гордость разменивается на тапочки, фужеры, светильники. А если человек так легко отказывается от собственного достоинства, то он ведь не очень задумается и перед тем, чтобы чужое достоинство унизить из-за сущего пустяка».

Наверно, многие могут припомнить похожие случаи. Мне, например, известен скандал, серьезный скандал, дело дошло до валерьяновых капель: гость, вызвавшийся помочь хозяевам убрать со стола, по простоте душевной соскоблил со стаканов импортные золотистые этикеточки и тем самым начисто обесценил их, низвел до уровня обычных, которые можно купить в любой хозяйственной лавке. И хозяйка в истерике даже грохнула один стакан об пол: на кой он мне, дескать, без фирменной нашлепки?!
Во всем этом есть одно обстоятельство, которое, видимо, важнее прочих,— подрастают дети, впитывающие -с молоком матери подобные замашки, принимающие их как нечто естественное, единственно возможное. Пишут супруги из города Зеленодольска: «Когда мы были молоды, шла война, жили все примерно одинаково, некому было завидовать, да и понимали, что главное происходит на фронте, там решается судьба каждого из нас. А сейчас что-то изменилось. Однажды сын заявляет: «Мама, почему мы живем плохо?» Я -спрашиваю у него: что же плохого в нашей жизни? У нас есть пища, есть одежда, дом, живем дружно, семьей, здоровье позволяет нам с отцом работать, есть чем полакомиться, заготовили на зиму грибов и маринованных, н соленых, и сушеных, варений разных наварили. Говорю сыну: если тебе что нужно, скажи — обсудим, возможно, купим. А он мне отвечает: вон, мол, у Валеры в доме ковры, хрусталь— Мы всегда жили просто, не стремились пустить пыль в глаза, достать вещи, которые нам не нужны, обходились без них легко и спокойно. Откуда же у сына сознание неполноценности перед людьми, имеющими ковры и хрусталь? Зачем мальчишке ковры и хрусталь? Выходит, дело не только в родительском примере, значит, что-то изменилось в общественном сознании? Или все-таки мы с отцом упустили что-то важное?»
«Ковры и хрусталь» — это сочетание встречается во многих письмах наших читателей. Отношение к ним различное, от восхищения до полного пренебрежения, но тем не менее многие именно эти вещи используют в своих рассуждениях и как олицетворение благополучия, жизненного успеха и как зыбкое прибежище людей, неспособных поставить перед собой целей более значительных. Ну что ж, в конце концов и ковры и хрусталь — вещи хорошие, добротные, красивые, иметь их в доме приятно, да и бесполезными не назовешь. Но если к ним сводятся все стремления, если они становятся мерилом человеческого достоинства, некой системой счисления— это в самом деле наводит на грустные размышления,
Вот что пишет об этом Таисия Ивановна Короткова из Вязьмы:

«Живу материально неплохо, имею ковры, хрусталь, но разве суть жизни в этом? И в самой роскошной квартире можно быть глубоко несчастным. Я многое испытала, есть и на моей совести черные пятна, но я буду горда, если мой единственный сын вырастет честным гражданином своей Родины. Уважаемая, милая Зинаида Тимофеевна! Хочу обратиться именно н вам: гордитесь, пожалуйста, своими честными детьми] Это так ужасно, если они вырастут пройдохами, хамами, взяточниками! С подобными людьми мне достаточно приходилось сталкиваться в жизни, по работе. Их не назовешь бедными, у них много хороших вещей, но, ради бога, не завидуйте им! Поверьте мне на слово — они того не стоят».

«А может, будет естественнее, если я им позавидую?» — спрашивает А. Смирнова из Приморского края. И дальше она пишет так: «Мне двадцать три года. Работаю швеей. Могу сказать, что за свою не такую уж долгую жизнь никогда не шла против совести, что честность ценила превыше всего. Но знаете, нужно мужество, чтобы заставить себя не смотреть на плохое как на нечто само собой разумеющееся. И как часто нам этого мужества недостает! Мне тоже. Поэтому я давно уже не уверена, что мои убеждения, за которые я все еще держусь, правильны. Советуете презирать тех бесцеремонных доставал, что плюют на совесть и честность? Но тогда мне пришлось бы презирать кое-кого нэ тех, которых я должна вроде уважать согласно их положению. Как быть? Как поступить, когда жизнь ставит меня перед выбором: отстаивать принципы или доставать мужу туфли?»
Наша читательница не сообщила, как она поступила: осталась ли верна своим принципам или все-таки, отодвинув их в сторону, пошла на поклон к спекулянту. И интересна сама постановка вопроса: принципы — это хорошо, а в носках, на босу ногу на улицу не выйдешь. Положение сознательно обострено. Ведь на самом деле жизнь не ставит нас перед столь жестким выбором: совесть или туфли. Обычно туфли покупают, ничем не жертвуя, не становясь каблуком на собственную совесть. Другое
дело, если захотелось купить обувь необычную, редкой формы, сверхвысокого качества. Да, такими вещами у нас пока может похвастать далеко не каждый магазин. Но давайте согласимся и с тем, что всегда, при любом обеспечении обязательно найдется вещь, которую страх как захочется приобрести, но сделать это будет непросто. И, наверно, всегда будет повод поставить вопрос так же, как это делает А. Смирнова, только речь уже будет идти не о модных туфлях, а о чем-то другом.
В письме нашей читательницы промелькнула еще одна интересная мысль: она несколько озадаченно пишет о том, что, оказывается, для честной и достойной жизни требуется мужество. Да, нам во многих случаях требуется мужество, чтобы отстаивать свою точку зрения, мужество, чтобы отказаться от дешевых соблазнов, мужество, чтобы сказать правду в глаза человеку, которому она не понравится. Да, при этом приходится кое-чем рисковать, вносить в свою жизнь хлопоты, а иногда прибегать к крайним мерам — отказываться от модных туфель. И тут опять возникает соображение, о котором говорилось в заметках «Второе счастье?», — достаточную ли отдачу мы получаем за нашу добропорядочность? Не доходнее ли стать хапугой? Не слишком ли разорительна наша принципиальность?
И проскальзывает, может быть, не до конца осознанное желание, чтобы жертвы, приносимые нами во имя справедливости, хлопоты, связанные с отстаиванием чьего-то доброго имени, неприятности, свалившиеся на нашу голову после того, как мы резанули кому-то правду-матку в глаза, чтобы все это обязательно окупалось. А когда этого не происходит, кое-кто готов усомниться в правильности своих убеждений, тут же начинает искать виновников и, конечно же, находит их. Здесь уместно привести слова из письма нашего читателя, который живет в Чехословакии, он приводит мысль Джозефа Конрада: добродетель должна быть наградой сама по себе, если она вообще чего-нибудь стоит. Другими словаМи, если за нашей добродетелью стоит зыбкая надежда или жесткий расчет получить достойную компенсацию, то она перестает быть таковой.
Разумеется, в мире мудрых мыслей можно найти подтверждение любой точке зрения, и частенько эти самые мудрые мысли расположены весьма далеко от житейских неурядиц, от забот о хлебе насущном.
Возвращаясь к письмам наших читателей, хочу привести слова Ивана Степановича Ко-чуркова. Ветерана Великой Отечественной воины. «Я пережил ленинградскую блокаду. Имею контузии и ранения. Живу не в роскоши, но имею хорошую библиотеку. Никогда в жизни не терпел и сейчас не терплю несправедливостей, черствости, норыстливости. Никогда не отсиживался в кустах — ни на фронте, ни после победы. И если, к примеру, спросят меня: счастливы ли вы, Иван Степанович Кочурков?— я без всяких колебаний, таи же, как и Анна Васильевна Романова, письмо которой приведено в заметках «Второе счастье?», отвечу: да, счастлив! Жизнь у меня была интересная, напряженная, и я доволен ею. Довольны ли будут своим жизненным итогом те, кто нынче мечется между очередями, кто утверждался на земле коврами и хрусталем, не знаю, не уверен. Если они находят счастье и утеху в приобретательстве, пусть их. Надо только отдавать себе отчет в том, чего ты хочешь в жизни, что для тебя в ней главное».
О жизненном итоге упомянула в своем письме и Вера Ивановна Федорец из Свердловска. Она описала, как умирала ее родственница, которая никому в своей жизни ие сделала добра, которая всю свою жизнь посвятила себе самой и в последние минуты «смогла вспомнить только черные свои поступки, иных у нее не было». И, собравшись с силами, она задала пришедшим близким людям один только вопрос: «Простите, а вы пойдете меня провожать?» Другими словами: пойдете ли вы за моим гробом? Судя по всему, она вовсе не была в этом уверена...
Закончить хочу письмом, с которого начал, письмом Надежды Дементьевны Жмурко... «Не знаю, женат ли сын Зинаиды Тимофеевны, а мой вот хотя и женат, но с женой своей давно и« живет. Она как-то сказала ему: не умеешь зарабатывать — умей воровать. Я ответила ей, что воровству своих детей не обучала. Сейчас эта его бывшая жена на Камчатке, не знаю, по какой причине, но не по своей воле, и задержится она там еще на несколько лет. Конечно, грех чужой беде радоваться, но, с другой стороны, еще раз убедилась: жить надо честно. Может, хотелось бы и лучше жить, но все равно — жить по правде».
И вот еще что надо сказать: прислали в редакцию письма люди честные, совестливые. Да, не все из них довольны своей жизнью, своим достатком, но именно честность дает им право отстаивать себя и свои убеждения, говорить открыто о своих заботах, мечтах, обидах да и о тех, кто им эти обиды наносит. Возможно, найдутся такие, кто скажет: возьмите у меня это право, а взамен дайте вон те и еще вон те вещички. Но таких будет немного. И характер писем, пришедших в редакцию, еще раз подтверждает это.
Виктор  ПРОНИН

 

При желании и умелых руках , женщина сама может обеспечивать себя и свою семью одеждой. На сайте http://kis.net-forum.ru вы можете найтиинструкции и раскройки для шитья, например,  раскрой для брюк http://kis.net-forum.ru/index.php?option=com_search&searchword=Раскрой&searchphrase=exact&ordering=newest и так далее. Дерзайте, не так все трудно как кажется.

aD