Светское государство. Ответы на вопросы urokiatheisma denga

 

После войны во Вьетнаме американские психологи как-то провели такой эксперимент: они опрашивали участников войны, обобщили результаты, и попросили оценить свои выводы людей, не участвовавших в войне. Среди выводов были такие, например: «Чем выше образование человека, тем тяжелее он приспосабливается к тяготам военной службы, особенно на войне», «чем дольше солдат воюет, тем сильнее хочет вернуться домой», «у офицеров с юга США, привыкших командовать неграми, последние более дисциплинированны, чем у офицеров с севера». Подавляющее большинство людей, ознакомленных с этими выводами, расценило их как банальные, сами собой разумеющиеся и не стоящие тех денег, которые затрачены на исследования. И тут начиналось собственно исследование – им предъявлялись настоящие результаты опросов, которые были прямо противоположными. Указанные выше выводы были сформулированы «наоборот» - на самом деле: «чем выше образование человека, тем легче он приспосабливается к тяготам военной службы, особенно на войне», «чем дольше солдат воюет, тем меньше хочет вернуться домой», «у офицеров с юга США, привыкших командовать неграми, последние менее дисциплинированны, чем у офицеров с севера». Целью исследования была реакция на новую информацию, в том числе известный феномен – новую информацию мозг усваивает так быстро, что через пару секунд человеку кажется, что он всегда это знал, что это вовсе не новое, а общеизвестное и «само собой разумеющееся» знание.
Что-то похожее можно наблюдать и в современном мире.

 

 

 Что-то похожее можно наблюдать и в современном мире. Человек современного типа резко отличается от того, который существовал на протяжении многих десятков и сотен поколений в принципиально неизменном виде. Но эти резкие отличия, появившиеся в историческом масштабе совсем недавно, ему кажутся «само собой разумеющимися», «и так понятными» и присущими человеку изначально. Вопрос об источнике этих отличий редко рождается в головах. Такой же естественной частью жизни современный человек считает науку. А она, между тем, представляет собой такое же уникальное явление, как жизнь на Земле – мы знаем только один-единственный случай возникновения науки – в Европе в к.15-16 вв. Разумеется, возникновение науки само по себе уже давно стало объектом исследования. Разумеется, в таких исследованиях никак не избежать вопроса о роли христианства в возникновении науки. Общепринятая «школьная» точка зрения состоит в том, что христианство всеми силами тормозило научный прогресс, потом хватка ослабла, бедные ученые наконец-то вздохнули, и с тех пор начался прогресс. Но если рассмотреть вопрос непредвзято, как это и делают историки науки, то можно прийти к неожиданным (с точки зрения банальных истин) выводам.

Десятилетия советской пропаганды атеизма (в основном, конечно, антихристианства) дали гораздо более увесистые плоды, чем казалось раньше. И сейчас большинство людей, далеких от науки и христианства, искренне считают, что "церковь жгла ученых", "монахи уничтожали книги" и повторяют прочие глупости советской пропаганды. Одно дело, когда их как попугаи повторяют пустоголовые клоуны, чьи «рассуждения» могут только потешать почтенную публику. Досадно, что и люди умные и вменяемые часто противопоставляют религию и науку только по причине незнания фактов и застарелой привычки, которой много десятков лет.

А как на самом деле соотносятся христианство и наука?
Для начала посмотрим на карту и представим себе цивилизации, существовавшие в нашем полушарии. Вот Египет, вот шумеры и Вавилон, вот Индия и Китай - все развитые культуры с огромным багажом знаний и эмпирических данных. Европа по сравнению с Египтом и Вавилоном - это просто варварская окраина. Да и в средние века европейцы по сравнению с арабами - что-то вроде нигерийцев по сравнению с Германией в 21 веке - вроде и дома есть, и дороги, но все такое убогое, что смотреть страшно. А вот ведь - наука возникла именно в Европе. Только в одном месте и только в одно время - в 16 веке. Это явно не случайность.
Чтобы понять, почему произошло именно так, а не по-другому, нужно четко представить себе, в чем уникальность мировоззрения, приведшего к науке. А уникальность эта напрямую обусловлена некоторыми особенностями христианства.
Среди этих особенностей есть важные, но не относящиеся напрямую к науке (например, формирование личности, ее освобождение от диктата общины, природы и пр.), а есть те, которые напрямую обусловили возникновение науки.

Освобождение личности
1. В язычестве человек по определению принципиально ниже всех богов, демонов, духов и прочих над-сущностей. Он может бороться с богами, может даже их побеждать, но в целом, как говорили древние греки, человек по отношению к богам - как муравей по отношению к человеку. В хр-ве человек создан "по образу и подобию" бога, а следовательно, причастен к божественной сущности. Получается так: что в язычестве доступно только единицам (героям) - стать бессмертными, в хр-ве каждый человек получает в силу обладания душой.

2. Язычество - религия родовой общины, когда люди живут в лесу одним небольшим племенем, и знать не знают, что творится в соседнем лесу. Любое новое расценивается как потенциальная угроза. Именно так до сих пор живут племена индейцев в труднодоступных местах Амазонии. В таких условиях чрезвычайно важна сплоченность коллектива, даже ценой жизни отдельных его членов. Отсюда - родовая языческая мораль: не думай, будь как все, подчиняйся воле большинства, не высовывайся. Любого высунувшегося, даже если он 1000 раз прав, нужно осадить, вплоть до смертной казни - лучше потерять одного члена племени, чем потерять его единство. Ответственность за дела племени ложится на всех членов племени равномерно. Эта мораль вполне хороша для небольшого племени в лесу, но становится тормозом, когда народ переходит к цивилизованному, т.е. городскому, образу жизни. Родовая община, где все друг другу родственники, сменяется соседской, из которой и возникают города. Для нее, а тем более для большого города, такой подход уже неприменим. Вот римляне и плачутся, что уходят их типичные римские добродетели, не понимая, что это - явление закономерное.
Хр-во же возлагает ответственность за поступки человека только на него самого. Он отвечает за себя, и никто не может ему ни навредить (в смысле возложить на него ответственность за то, чего не совершал), ни помочь (в смысле взять на себя его проступки или заслуги). И, соответственно, не отвечает ни за кого другого. Человек освобожден от диктата общины.

3. В язычестве человек - часть природы, и фактически бессилен перед ней. Точно так же бессильны перед природой боги и муравьи. В хр-ве же мир (природа) по сути создан для человека, и он классифицирует ее, упорядочивая ее при помощи исключительно своего разума. Только в такой системе и стал возможен подход "мир не храм, а мастерская". Человек освобожден от власти природы.

4. В язычестве боги - такие же сущности, как и люди, но на порядок сильнее, причем отнюдь не лучше или умнее, а именно сильнее, могущественнее. С ними можно встретиться, поздороваться за ручку, иногда даже подраться с богом или трахнуть богиню. Но в целом если боги чего-то хотят от человека, надо ничего не думать, а просто выполнять приказы. Причем может сложиться ситуация по пословице "паны дерутся, у холопов чубы трещат" - если два бога требуют от человека противоположного или три богини демонстрируют свои прелести с требованием выбрать самую круглую попу  красивую из них.
В хр-ве бог трансцендентен, т.е. находится вне мира. Его нельзя увидеть или потрогать. Человек знает только "правила игры", установленные богом, но каждый свой поступок он делает сам, и только сам. Волю богу узнать нельзя ("пути господни неисповедимы"), так что нужно надеяться только на свою голову. Человек освобожден от приказов богов, духов и прочих "непредставимых".

Итого: человек стал свободен от других людей, от природы и от богов, он приобрел личную, и только личную ответственность за свои поступки. К такой степени свободы личности, конечно, никакое язычество не в состоянии даже приблизиться.

Предпосылки научного подхода
1. Вспомним такую вещь: согласно библии бог создал мир, создал животных, а затем подводил их к человеку, и тот давал каждому имя. Отсюда предпосылка: мир создан богом, но классифицирован человеком. Отсюда: одна из задач человеческого разума в том, чтобы воспринять мир во всем многообразии форм и классифицировать, упорядочить его. Это – самая настоящая научная задача, сформулированная в христианстве. Мир можно познать, и это нужно сделать.

2. Как уже упоминалось, в отличие от язычества в хр-ве мир создан для человека. Если у язычников мир - субъект (тот, кто делает), а человек - объект (на кого направлено действие) или субъект (сам действует), то в хр-ве все однозначно: источник действия - только человек, мир - только объект его действий, и никак иначе. Мир можно преобразовать.

3. Бог - разумное и творческое начало. Человек создан по образу его, следовательно, он - носитель разумного и творческого начала. Отцы церкви подчеркивали, что "образ" - это как раз разум (Августин: «Образ Божий, по которому сотворен человек, заключается в том, чем человек превосходит неразумных животных. А это называется умом, или разумом, или сознанием.»). Отсюда: рациональный характер христианства. Христианство явно ценит разум выше, чем язычество. Даже тут разница принципиальна, но дальше больше. Язычество не отрицает разумного начала в человеке. Однако имеется существенная разница в отношении к миру. В язычестве он просто не мог быть объектом исследования, опыта или действия. И тут мы можем увидеть интереснейшую картину. Все греческие мыслители (учеными они, конечно, не были) абсолютно не интересовались практикой. Логические доводы считались неоспоримыми, и на практике никогда не проверялись. Никому не приходило в голову, что логические построения можно проверить опытом. Ведь физическое изначально ниже умопостигаемого, следовательно, нельзя проверить высшее низшим. Так и получилось - написал Аристотель, что у мухи 8 лап, и все столетиями повторяли, и никому не приходило в голову словить муху и посчитать.
А вот в христианском мировоззрении созданы предпосылки для того, чтобы не просто узнать, но еще и проверить на практике. А эта проверка экспериментом и есть то, что отличает науку от донаучного познания мира. Поэтому и получается, что только в культуре с христианским мировоззрением однажды появился человек по имени да Винчи и задумавшись над тем, как крутится вода в потоке, он прежде всего стал не выдумывать умозрительные правила и логику движения, а посыпал отруби в ручей и зарисовал завихрения. Это был первый эксперимент :)

Дальше больше. Поскольку мир создан богом для человека, и одна из его задач - познать весь мир, только в христианской Европе смогло возникнуть желание колонизировать все, что можно. На крохотных корабликах грязные мужики с топорами и мечами поплыли во все стороны с твердым намерением сделать весь мир своим. И такого не возникало нигде и никогда. А ведь еще до Колумба в Китае были экспедиции в Азию и Африку на таких кораблях, по сравнению с которыми колумбовы - это как катер на фоне линкора (http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/6293/). Но китайцам и в голову не пришло развернуть колонизацию.

4. Следующий важный момент, который привнесло христианство: концепция времени. В любом язычестве утверждена циклическая концепция времени. Поскольку и само язычество, по сути, "природная" религия, то и время подчиняется в нем природным циклам, наглядным для любого человека. Отсюда общее направление - нет ничего нового, все повторяется, все было так и будет таким оставаться. Христианство же привносит совершенно новое понимание времени - как движения от начальной точки к конечной. Нет никакого замкнутого цикла. Было начало, будет и конец. А такое восприятие времени - просто необходимое условия для того, что мы понимаем под словом "прогресс". Без идеи линейного времени никакого прогресса не было. Точнее, он был бы в таком виде, в каком его можно было наблюдать, например, в Египте, Индии или Вавилоне - чрезвычайно медленный и спонтанный. А вот тот прогресс, который расцвел пышным цветом в Европе начиная века с 15 и до наших дней - это уже прямой результат именно христианского мировоззрения.
С этим же связано понятие «процесса», которое могло родиться только в мировоззрении с линейной концепцией времени, и без которого наука вообще непредставима.

5. Следующий момент: поскольку бог един, то и созданный им мир един и подчиняется общим законам, которые вообще-то вполне можно и нужно (см. выше) познать. Само наличие единых для всего мира законов просто невозможно утвердить в языческом мире, который представляется лоскутным – там одно, здесь другое.

На основании всего перечисленного делается вполне определенный вывод: именно христианство сформировало те предпосылки, на которых возникла наука в современном смысле: признание единства мира и его законов, активной роли разума в их познании, мира как объекта для разума как субъекта, да все это в линейном времени. Все это – те черты нашего мировоззрения, которые нам сегодня кажутся «сами собой разумеющимися». Но нужно четко понимать – до христианства их просто не существовало. Нигде и никогда. Их появлению мы обязаны только христианству.

Роль христианства в судьбе античного наследия
Следующие устойчивое мнение, тесно связанное с ролью христианства, заключается в том, что оно уничтожило большую часть античного наследия. Люди, мало знакомые с конкретной историей 1-10 вв. н.э. зачастую искренне полагают, что не будь христианства, до нас бы дошло больше памятников античной мысли, чем сохранилось на самом деле. Так ли это?
Для начала вспомним факты. Христианство появилось в Римской империи в сер. 1 в. нэ., распространяется во 2-3 веках, в начале 4 его перестают ограничивать в свободе. В сер. 4 века большинство населения империи уже христиане, и император Юлиан пытается восстановить лидерство язычества. Один из способов: фактический запрет христианам на преподавательскую деятельность. Одно из следствий: ведущие города столкнулись с резкой «нехваткой кадров». Нельзя сказать, что все преподаватели (или хотя бы основная часть) были христианами, но их доля уже была настолько большой, что запрет фактически не смог быть реализован. О чем это говорит? А о том, что христианство, будучи городской по происхождению религией, вовсе не отрицало ни цивилизацию, ни городской образ жизни, ни культуру и образование. Целью христианства было не уничтожение цивилизации, а получение ведущей роли в ней, чего нельзя достичь уничтожением. Поэтому и становится понятным, что реформы Юлиана провалились уже через пару лет, что язычество к сер. 4 века уже фактически умерло, что ведущей силой, в т.ч. и в культурном и образовательном пространстве стало христианство. И хотя никак нельзя замалчивать яркие и острые моменты столкновения христиан и язычников: сожжения языческих храмов и христианских церквей, уличные бои в Александрии, многочисленные примеры пострадавших без вины с обеих сторон, все это тем не менее, только эпизоды в общем процессе относительно спокойного завоевания христианством лидирующих позиций. И хотя были и уничтоженные статуи, и сожженные книги, вряд ли ущерб от христиан превысил ущерб от обычных в то время военных действий. «Поражающий фактор» христианства для античной культуры оказался мизерным по силе, т.к. хр-во само было результатом развития античности. Так и получилось, что к концу 3 в. н.э. хр-во уже прочно главенствует, но античная культура при этом никуда не девается и особого ущерба не несет.

Чем же объяснить огромные утраты, которое понесла античная культура? А они объясняются другим, гораздо более серьезным «поражающим фактором» - вторжением многочисленных варварских племен, в основном германских, чуть позже еще и славянских. Если говорить кратко, то именно германцы разгромили все города в западной части империи и многие – в восточной. Западную они вообще завоевали. А германцы в отношении культуры были люди уже совсем другие. Они не жили в городах, и города им были не нужны. Им были нужны богатства и земли, поэтому они грабили все, что было драгоценного (в их глазах) и попросту разрушали то, что нельзя было обратить в золото. Многие города разрушаются, в оставшихся население сокращается во многие разы (Рим: с 500-600 тыс. в 2-3 веках до 30-40 тыс. в 6 веке). И вот тут-то античной культуре и не поздоровилось. Массовое истребление городского населения и планомерное разграбление материальных ценностей фактически не давало шанса уцелеть таким хрупким вещицам, как папирусные свитки, например. Если бы не одно место, где их пытались сохранить – христианские монастыри. На протяжении нескольких столетий (5-8 вв) они были единственными местами в Европе, где хранились и переписывались книги. Да и после 8 в. еще несколько веков сохраняли ведущую роль в качестве библиотек. До начала раскопок в 19-20 вв все античное наследие с западной половины империи дошло только в форме монастырских копий. Поэтому в высшей степени неразумен тезис «если бы не христианство, до нас бы дошло больше памятников античности». Скорее нужно бы сказать так: «если бы не христианство, до нас бы не дошло то немногое, что в реальности сохранилось».

Однако помимо западной половины была еще и восточная – и ее наследие вошло в мусульманскую (преимущественно арабскую) культуру. Многое из античного наследия не сохранилось в Европе, но сохранилось у арабов. Однако не стоит предполагать какие-то принципиальные отличия мусульман от христиан в отношении к культурному наследию. Например, многие знают о Герострате, который поджег Александрийскую библиотеку, но мало кто знает, что она это пожар перенесла вполне хорошо и быстро оправилась. Мало кто знает, что эта библиотека мало пострадала во время столкновений христиан и язычников, но была уничтожена в 7 веке по приказу халифа, который по легенде, сказал так: «Если в этих книгах говорится то же, что в Коране, они бесполезны. Если в них говорится что-то другое, они вредны. И в том и в другом случае их надо сжечь». Однако мусульмане изначально были в положении гораздо лучшем: восточные области империи всегда были гораздо более развитые, чем западные. На востоке проживало 3/4 населения, почти все крупные города, почти все библиотеки и все центры образования находились именно на востоке, а не на западе. Так что даже при всех прочих равных условиях у мусульман должно было сохраниться больше из античного наследия, чем у христиан на западной половине. А прочие условия к тому же были не равны – восточные области, завоеванные мусульманами, никогда не знали варварских нашествий, тем более такого масштаба, как в Европе.
Достойно внимания не то, что у мусульман сохранилось больше «антички», чем у христиан. Достойно внимания другое. Вспомним тезис: «если бы не христианство, до нас бы больше дошло». А почему собственно «если»? Империя была большая, давайте посмотрим на те провинции, где христианство на самом деле было уничтожено или вытеснено на периферию общественной жизни. Вот самые развитые в культурном отношении провинции Римской империи – сейчас там такие страны, как Турция, Иордания, Египет. Даже при мусульманах нечасто были центрами науки, образования и культуры. Вот римские провинции, стоявшие на том же уровне, что и Европа – сейчас это Ливия, Тунис, Марокко. Лидеры в сохранении античного наследия и развития науки? Поэтому на предположение «если бы не христианство» всегда следует вспоминать: Ливия, Тунис, Марокко – вот какая Европа была бы без христианства.

Сведем воедино:
Христианство сыграло большую положительную (хотя не исключительную) роль в сохранении античного наследия и сформировало те предпосылки в мировоззрении, на которых стало возможным возникновение науки современного типа.

 

 

aD