English version

 

denga

Уважаемые посетители. Наш сайт уже более 10 лет противостоит атеистической пропаганде, давая людям альтернативную точку зрения. К сожалению, текущее финансовое состояние авторов весьма печально. Мы никогда не просили помощи, но сейчас от вашей поддержки зависит будущее сайта. Мы будем вам очень благодарны, если вы поддержите нас и не дадите умереть проекту.

И никто не узнает

Поделитесь статьей с друзьями

Вторая часть моей праздничной проповеди.

...А теперь откроем 16 главу Евангелия от Матфея. «С того времени Иисус начал открывать ученикам Своим, что Ему должно идти в Иерусалим и много пострадать от старейшин и первосвященников и книжников, и быть убиту, и в третий день воскреснуть. И, отозвав Его, Петр начал прекословить Ему: будь милостив к Себе, Господи! да не будет этого с Тобою! Он же, обратившись, сказал Петру: отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое» (Мф.16:21-23)…


Господь за некоторое время до Своих страданий и смерти начинает готовить апостолов к разлуке. Ученики возмущены: с одной стороны, они не такого конца желали своему любимому Учителю, а с другой стороны, с какой это стати они должны хотеть расставаться с Тем, ради Кого они оставили свои дома, свои семьи, свой бизнес – всю свою прежнюю жизнь?
Мне тут вспомнился эпизод из «Форрест Гамп», где главный герой, вышедший на двухлетнюю пробежку, вдруг прекращает бег, и у него спрашивают его последователи: «А что нам теперь делать?»… Помните? Пересмотрите!
По-человечески апостолов понять очень просто, а «по-божески»? А как оно «по-божески» - знали ли они? Нет. Пока нет.

И вот «По прошествии дней шести, взял Иисус Петра, Иакова и Иоанна, брата его, и возвел их на гору высокую одних, и преобразился пред ними: и просияло лице Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет. И вот, явились им Моисей и Илия, с Ним беседующие. При сем Петр сказал Иисусу: Господи! хорошо нам здесь быть; если хочешь, сделаем здесь три кущи: Тебе одну, и Моисею одну, и одну Илии. Когда он еще говорил, се, облако светлое осенило их; и се, глас из облака глаголющий: Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение; Его слушайте» (Мф.17.1-9).

События праздника Преображения тесным образом связаны с событиями Страстной седмицы, но, тем не менее, календарно и литургически они очень разобщены, что не способствует пониманию сути происходящего. Согласно евангельской хронологии, Преображение произошло где-то в феврале, за 40 дней до Пасхи. Но Православная Церковь празднует его 6 августа (19 августа), чему много веков назад поспособствовали светские власти. И правильно! А че праздновать-то, когда яблоки еще не созрели, а?

Многие проповедники так расставляют акценты в этот день: дескать, апостолам было «так хорошо-хорошо» на Фаворе, что они решили здесь и остаться – типа, «остановись, мгновение, ты прекрасно», но «жизнь не ждет», и все такое. Так-то оно так, конечно, но не только так…

Златоуст пишет: «В самом деле, явившиеся два мужа не молчали, но говорили о славе, которую он намерен был явить в Иерусалиме, т. е. о страдании и о кресте, потому что страдание и крест всегда называются славою» - т.е., Христос говорил с пророками о том же, о чем он говорил с учениками в выше процитированном фрагменте 16 главы.  В прямом смысле, «в первую очередь», слова Петра являются развитием той же мысли, что и предыдущей главе: «Да не будет с тобою этого».
Продолжим мысль свт. Иоанна: «Петр хочет, чтобы Христос здесь остался навсегда, потому и напоминает о шатрах. Если, думал он, станется это, то мы не пойдем в Иерусалим; а если не пойдем, то и Христос не умрет, потому что там, говорил Иисус, нападут на Него книжники. Но не осмелившись сказать таким образом, а желая, чтобы это было, Петр без всякого опасения сказал: добро нам зде быти! Здесь находятся Моисей и Илия, Илия - низведший огнь с неба на гору, Моисей - вошедший в мрак и беседовавший с Богом; и никто не узнает, что мы здесь»...
Петр верен себе и по-прежнему гнет свою линию. Христос ему еще в первый раз сказал пару ласковых, и теперь вот – еще более резко, с аудиовизуальным усилениеем. На иллюстрации видно, что всё было очень убедительным, но не для всех. Некоторые предлагали Господу сойти с Креста уже на Голгофе (см.: Мф.27:40, Мк.15.30), и я готов предположить, что в этом были не только издевательства. Возможно кто-то на самом деле молил: «Господи, миленький, ну пожалуйста, сойди с креста и покажим им всем, гадам, кто есть кто». Да и Петр - аки скала, ничем его не проймёшь! - опять за своё: чуть позже он даже попытается оказать вооруженное сопротивление трагично развивающемуся Божественному плану. «Но Иисус сказал Петру: вложи меч в ножны; неужели Мне не пить чаши, которую дал Мне Отец?» (см.: Ин.18.10-11)...

Мораль. Дьявол только тогда ограничивается одной попыткой, если ее оказалось достаточно для достижения его цели. У нас есть тысячи причин для того, чтобы «сойти с креста» и некоторые из них могут быть чертовски убедительны…

serge-le

Поделитесь статьей с друзьями

urokiatheisma