Новости

О культуре, красоте и искусстве




Закончилась короткая, но эмоционально насыщенная дискуссия с атеистом, или, держась ближе к оригиналу, "человеком, размышляющем о религии не с обобщенно-философской, а с более конкретной, практической точки зрения".

В связи с этим можно было бы сказать о многом - например, является ли конкретной и практической точка зрения человека, в 53 года увлекающегося чтением фантастики. Или о том, что большинство дискуссий с атеистами заканчивается как правило одинаково. Но хотелось бы остановиться на другом. По ходу обсуждения был поднят вопрос: "что именно верующие ценят в исторических памятниках"?.
Речь шла о исторических религиозных памятниках - обсуждалась известная фраза Докинза, обобщая которую можно резюмировать: верующим нельзя доверять охрану даже их собственного исторического наследия. То ли дело атеист - ведь нельзя заподозрить его в вандализме или даже представить с его стороны хотя бы малейшее варварство.

Та же мысль с завидным упорством транслируется в нашей прессе в связи со спорами о имущественной принадлежности музеев, организованных в бывших храмах. Вроде бы и придраться не к чему - храмы, исторически принадлежащие Церкви, во всем мире имели наглость отбирать только коммунисты, пришедшие к власти. Ибо религия с их точки зрения была опиумом народа, а специально оборудованные места для одурманивания масс надо обезвреживать, как воровские малины. Но коль скоро мы демонтировали коммунистическую идеологию, сказав А, надо говорить и Б. Если храм, принадлежащий Церкви, не представлял общественной угрозы, и был отобран неправильно, его надо вернуть. Отсюда, то есть от нежелания возвращать, и берут начало обвинения в несостоятельности. Скажи кто католикам, что они не в состоянии владеть тем же Собором Парижской Богоматери, и должны в связи со своей неполноценностью отдать его под музей, может и по физиономии получить. Но, видимо, логика ревнителям атеистической музейности не помеха, и их критика Церкви напоминает анекдот про избиение Пятачка Винни-пухом со словами "от вас, свиней, всего можно ожидать".
Другими словами, то явно, то намеками атеисты регулярно заявляют о своей исключительной по сравнению с верующими культурности. Докинз выразил это преимущество через терпимость и одинаковое уважение к любому культурному памятнику. Поэтому начнем разбор подобных мнений с определения, что же такое культура.
В атеистическом понимании культура это нечто, внешне отличающее к примеру Россию от Японии. То есть, если у нас исторически строили православные храмы шатрового стиля, а у японцев нет, и наоборот у японцев есть пагоды, а у нас нет - это и есть культура. Поэтому экскурсия по любому городу будем показывать вам то, чего нет в городе соседнем. Культура атеистическая совершенно сливается с понятием "достопримечательность". Культурным человек считает себя тогда, когда знает множество таких достопримечательностей - Докинз, перечисляя на одном дыхании Мекку, Шартрский собор, кафедральный собор Йорка, собор Парижской Богоматери, пагоду Шведагон, храмы Киото, бамианских Будд - тем самым попутно заявляет именно о своей культурности. Но вот какую именно культурную ценность представляет для атеиста Мекка, вход в которую для немусульман запрещен, выяснить у атеистов не получается. Аналогично не получается выяснить, почему уничтоженные большевиками православные храмы были просто "домами с крестом", а Собор Парижской Богоматери - изощренным инженерным решением и просто красивым зданием (вот так вот - все гениальное просто -)). Совершенно непонятно, почему нельзя его снести и построить на его месте еще более целесообразный, инженерно изощренный и красивый небоскреб.

Утверждения со стороны атеистов о православных храмах как о "домах с крестом" видится мне не случайным софистическим приемом. Пока экскурсовод не расскажет, какой храм особенный-достопримечательный, наш эксперт может ходить мимо него хоть всю жизнь и кроме дома с крестом ничего не замечать. Культурная ценность любого исторического объекта для атеиста неизбежно обесценивается.
Ценность любой вещи обуславливает ее незаменимость как части какого-то целого. Столешницы из искусственного камня http://corian.dnx.ru устанавливаются в мебель. Вместо глаза человеку нельзя пришить левый мизинец, а вместо рта нельзя поместить коленный сустав - целое от этого сильно пострадает. Если человек не видит целого, оно всегда будет представляться ему произвольным и бессмысленным соединением его частей. Особенно бессмысленным при обязательно-толерантном, одинаковом ко всему отношении.
Культура как целое - некая движущая сила, поднимающая цивилизацию до вершин развития из темных веков ее первобытного прозябания. Не история накладывает свой отпечаток на культуру, оставляет в ней свои памятники, но культура творит историю. Но поскольку атеист любую силу мыслит как силу физическую, а физика про культуру ничего нам не сообщает, он отвергает культуру как целое и довольствуется знакомством с ее частичными видимыми проявлениями - храмами, статуями, иконами, костюмами и пр., не понимая зачем и почему.

За каждой культурой стоит культ - атеист же, отрицая культ, оказывается не в состоянии воспринимать и культуру. Отсюда и объяснения типа "просто красиво". Истинная, духовная ценность для него скрыта - и он довольствуется чисто внешней, геометрической гармонией и особенными размерами. Если он и понимает что-то интуитивно, то не может дать своим ощущениям верной интерпретации, мыслит стереотипами, копирует чужие "авторитетные" мнения. Но чаще атеист ничего не видит - поскольку не знает к чему присматриваться. А красота - это именно правильный взгляд на мир.
Настоящая красота - это именно видение истинной, идеальной сущности, раскрытие божественного замысла. Любовь к женщине возникает тогда, когда нам удается взглянуть на нее духовным зрением, и увидеть как прекрасен ее внутренний мир, увидеть нечто большее, чем к примеру блондинку 90х60х90. Фигура может быть стройной по разным причинам - например, потому что она стремится удачно выйти замуж, но подделка не вызывает восхищения и преклонения, если в ней отсутствует добродетель, если через нее ты не приобщаешься к вечным, абсолютным и надвременным ценностям.

Для атеиста что собор, что статуя Будды красивы из-за больших размеров, ввиду чего аналоги крайне редки, и, следовательно, "достопримечательны". Для меня - из за понимания и сопереживания их создателям. Они - через свои шедевры - входят в мою жизнь и меняют ее своим положительным примером. Религиозная жизнь ежедневно ставит человека перед выбором: сколько сделать для себя, а сколько для Бога, при этом быт засасывает, не балуя положительными примерами, которые нужны как воздух. Создатель же шедевра с помощью божественного откровения увидел нечто, после чего о себе забыл, и не мог ни спать, ни есть без воплощения этой красоты в жизнь - чтобы другие увидели то же самое. Поэтому прикоснуться к шедевру, посмотреть на мир взглядом его создателя - большая удача.
В этом и заключается истинное искусство, которое нынче (и тоже в связи с распространением атеизма, ориентирующегося в искусстве на видимые, материальные проявления) модно подменять ремеслом (величие художественного фильма измерять кассовыми сборами и т.п.). Ремесло - то, что человек делает ради материальных благ, ввиду природной необходимости поддерживать свое существование ("подходи, торопись, покупай живопИсь", "ремонт квартир  - за ваши деньги любой каприз"), а искусство - то, что он будет создавать в любом случае, даже если ему не заплатят, с полной самоотдачей и невзирая на любые препятствия, голод, войну, разруху, потому что не может иначе. В искусстве и проявляется наше надприродное начало, сила человеческого духа и безграничность таланта. Люди через искусство и сообщают своей культуре ту жизненную силу, которая толкает ее вперед; когда же иссякает этот источник, культура погибает. Но атеистический взгляд не способен отличить яд от бальзама - поэтому сегодня искусство, антиискусство, и псевдоискусство равноценны и свалены в одну кучу, людей приучили восторгаться всем, на что укажет авторитетный палец, будь то "Троица" Андрея Рублева, "Черный квадрат" Малевича или "живопИсь". Кухонные разговоры же сообщают нам горькую правду:
- А какая от этой картины польза?
- От этой картины большая польза - она дырку в стене закрывает!
При этом и Запад, и Россия - умирают.

В это воскресенье мы с группой маленьких детей были (в первый раз) в парке Айвазовского (в Партените), где мне лишний раз пришлось наблюдать нынешнее состояние того, что именуют "культурой". Недостаток (по сравнению с Никитским ботаническим садом) растительности в Айвазовском решили скомпенсировать большим количеством статуй, новоделанных, языческих и местами совсем не детских. А чтобы это все вызывало восторг, везде где можно поставили по охраннику и табличке о штрафах. Многие принимали эту игру в утонченность всерьез и ходили с видом больших эстетов, шипя: "зачем вы пришли сюда с детьми!" Да отдохнуть пришли - тем более что продавались детские билеты, и нас вполне сами по себе радовали ликующие и радостные дети. Они действительно доставляли массу хлопот, удержать их от того, чтобы все пощупать и потрогать было очень сложно. Я в полной мере ощутил себя внутри миниатюры Райкина: "В греческом зале, в греческом зале! Ах Аполлон, ах Аполлон!" -)
Все это было бы понятно, если бы Аполлон для этих эстетов что-то значил, они испытывали бы при виде его душевный подъем, стремление к совершенству - но ничего такого я не заметил. Они ходили с каменными лицами, тупо фотографировались на фоне экспонатов, чтобы потом похвастаться знакомым, и делали замечания про детей, мешающих им рассмотреть пенис или грудь у очередной статуи. Экскурсоводы с такими же каменными лицами несли ахинею: "Перед вами очень почитаемая в древности римская богиня Флора. С принятием христианства почитание богини не прекратилось, наоборот... По дошедшему до нас древнему преданию..." и т.п.

Культура для многих людей превратилась в формальность, форму, лишенную какого-либо содержания, силы, жизнеутверждающих начал. В нечто, что должен потреблять человек определенного материального статуса. Это неизбежное следствие атеистического мировоззрения понемногу проникает от атеистического большинства и в церковную среду, идет коммерциализация духовности, "купить" подменяет собой "выстрадать". Недавно у кого-то из френдов видел хохму о реализации мироточивых икон - раз есть спрос, будет и предложение -). Но для религиозного человека увидеть фальшь в этом все же проще. Хоть я раньше и не задумывался об этом, но иконы, которые меня заставили купить при венчании, я убрал в другую комнату. А вот иконы обретенные, подаренные или иным путем "сами нашедшие меня" при стечении случайных обстоятельств, я держу всегда рядом.

 

nikolay_zaikov

Поделитесь статьей с друзьями

Яндекс.Метрика Индекс цитирования