Новости

О некоторых антихристианских аргументах.


Худиев С.Л.


     Недавно я отлепил от стены вагона в метро маленькую листовку следующего содержания:
    
     «В декабре четверо кавказцев изнасиловали и убили русскую девушку. Сегодня они смотрят на твою дочь!»
    
     Я не знаю, имело ли место на самом деле помянутое преступление; вполне возможно, что и имело – преступники есть среди представителей любых национальностей. Однако цель этого послания была достаточно очевидной – вызвать у читающего ненависть ко всем выходцам с Кавказа, вызвав в его сознании ассоциацию “кавказцы – преступление” (желательно сексуальное, поскольку оно вызывает более сильную эмоциональную реакцию). Мне не хотели сообщить определенную информацию; у меня хотели вызвать ненависть к определенной группе людей.
    
     Собственно, это простейший, и наиболее распостранненый, способ вызвать ненависть к определенным людям – указать на то, что среди них есть преступники; представить их преступления (реальные или вымышленные) так, чтобы вызвать наиболее сильную эмоциональную реакцию. Гнев и ненависть вызванные конкретным преступлением, автоматически переносятся на всю группу – выходцев с Кавказа, евреев, капиталистов, мусульман – кого угодно; все, кто к этой группе принадлежат, начинают восприниматься (скорее на уровне эмоций, чем продуманных убеждений) как злобные, порочные, опасные и заслуживающие ненависти.
    
     Этот же прием используется и антицерковной пропагандой. Некоторое время назад я читал интервью Филиппа Пулмана, талантливого английского писателя и воинствующего атеиста. Он говорил примерно следующее:
    
     "Я не верю в Бога сожжения ведьм; я не верю в Бога еврейских погромов, Бога священников-педофилов, Бога монахинь, истязающих детей в монастырских приютах, Бога религизных войн и пыток инквизиции."
    
     Не спорю с тем, что вещи, о которых он говорит, имели место, а что-то может иметь место до сих пор – в семье не без урода. Я просто собираюсь объяснить, почему подобная аргументация ни в малейшей степени не подвигает меня покинуть Церковь.
    
     Вернемся к упомянутой выше националистичекой листовке. Я не спорю с тем, что среди выходцев с Кавказа бывают преступники; правда состоит в том, что преступники есть среди выходцев откуда угодно. Люди всех национальностей совершают преступления; однако никто не вешает в московском метро листовок с рассказом о преступлениях, совершенных коренными москвичами. Картина, которую пытается создать листовка, ложна не потому, что она искажет факты, а потому, что она определенным образом фильтрует их. Иногда в антихристианской пропаганде присутствует и прямая ложь; но главным образом она действует за счет определенного подбора подлинных фактов.
    
     Приведу пример. Представьте себе, что некая политическая система истребляет миллионы людей из-за их расы, а другие миллионы – по той же причине - подвергает жестоким притеснениям, заключает в концентрационные лагеря своих граждан только за их национальность, наконец, в ходе войн сжигает живьем население целых городов, сотни тысяч людей, взрослых и детей, причем абсолютное большинство из них – гражданские лица. Между тем, множество людей, вовсе не злодеев и не сумасшедших, людей вполне уважаемых, горячо поддерживают эту систему и считают ее наилучшей. Возможно, я удивлю читателя, но скажу. Я с ними согласен.
    
     Скажу что это за система. Это демократия. Такое, несомненно демократическое, государство как США, осуществляло геноцид индейцев, рабство, а потом сегрегацию чернокожих (причем в соответствии с демократически принятыми законами), заключило, во время второй мировой войны, своих граждан японского происхождения в концлагеря, сбросило атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки, и сожгло – при помощи фосфорных бомб - еще сотни тысяч гражданских лиц в немецких и японских городах. Все это – подлинные факты. Могу ли я теперь воскликнуть “я не верю в демократию геноцида индейцев и рабства негров, демократию концлагерей и атомных бомбардировок!” Могу, конечно. Это будет высказывание, совершенно аналогичное высказыванию Пуллмана. Оперирующее с подлинными фактами, но создающее, в целом, совершенно ложную картину.
    
     Один мой собеседник в англоязычном форуме сказал на это: “расистские законы не были порождением демократии как таковой. Просто люди, которые уже были расистами, использовали демократию для проведения расистской политики”. Он прав. Те ужасные вещи, которые я упомянул, произошли в демократическом обществе. Но они не были порождены демократией как таковой; они были порождены человеческой гордыней, алчностью, жестокостью и глупостью. Демократы принимали расистские законы; демократически избранные лидеры творили ужасающие несправедливости и жестокости; но не потому, что они были демократами, но потому, что они были – употреблю этот термин – грешниками.
    
     Те ужасные вещи, о которых так любят говорить критики Церкви, действительно имели место в христианских обществах (я сейчас не обсуждаю достоверность конкретных случаев) . Неправда другое – предположение, что они были порождены именно христианством. Христиане сожгли ведьм, а демократы сожгли жителей Хиросимы. Если мы согласны в том, что Хиросиму нельзя считать плодом демократии, нам следует согласиться и в том, что сожжение ведьм нельзя считать плодом христианства. Люди склонны демонстрировать гордыню, жестокость, жадность и безрассудство в любых обществах и оправдывая свое поведение любыми идеалами.
    
     Скорее, нам стоит задуматься о том, почему люди себя так ведут. На этот вопрос давались разные ответы. Одни были уверены в том, что все дело в отсутствии просвещения, другие искали причину в несправедливом общественном строе, третьи видели ее в какой-то нации или расе, четвертые – в вере в Бога. Но есть один ответ, который был известен очень давно:
    
     Лукаво сердце человеческое более всего и крайне испорчено; кто узнает его? (Иер.17:9)
    
     Люди творят зло и безумие не потому, что они христиане или демократы, но потому, что их сердце глубоко поражено грехом. Рассказы об ужасах человеческой истории не подрывают веру в Евангелие. Они показывают, зачем оно нужно. Церковь – это больница посреди эпидемии, ковчег посреди потопа. Человек не хочет войти в больницу, потому, что внутри – больные? Что ж, значит ему придется болеть снаружи.

 

Поделитесь статьей с друзьями

Яндекс.Метрика Индекс цитирования