denga

Светское государство. Ответы на вопросы

urokiatheisma

Новости

О знании и любви

Но что же такое экуменизм и в чём его опасность?

В основании этой ереси лежит мысль, что истина разделена между всеми христианскими конфессиями, а в более широком смысле – между всеми религиями и нужно только объединиться на основании этой «всеобщей истины» в единую церковь для совместного решения общемировых проблем. С этой целью проводятся конференции, встречи и форумы, на которых представители разных религий решают разные «общечеловеческие» вопросы. Здесь надо сказать, что сама эта идея «вседуховности» противна нашей вере, и мы считаем, что вся полнота Божественной истины сохраняется в недрах Святой Православной Церкви, вне которой невозможно достижение единства и согласия с Богом. Но экуменизм – это дух, который овладевает людьми порой незаметно, так что даже появился такой оксюморон как «православный экуменизм» и в последние десятилетия эта ересь, увы, вовлекла в орбиту своего влияния некоторые православные Поместные Церкви. Вот и Русская Православная Церковь до 1961-го года не участвовавшая в экуменическом движении, затем под благовидным предлогом «проповеди Православия» была в эту деятельность вовлечена. А в последние годы эта деятельность очевидно для многих, значительно активизировалась.

И именно бесконечное «дружеское» сближение с иноверцами, под видом миротворчества и решения множества нравственных, социальных и культурных вопросов, вызывает тревогу и смущение в среде православных. Сближение, несомненно, грозящее уклонением в ересь «вседуховности».

В этой связи вспоминается восьмая глава первого послания к Коринфянам апостола Павла. О чем же там идет речь?

Коринфские язычники из остатков жертвенной пищи устраивали в капищах трапезы, на которые приглашали друзей из новообращенных христиан. И вот иные из них, зная что «идол в мире ничто» - ничтоже сумняшеся шли и ели эту пищу, как дарованную от Бога. Но другие, зная, что это мясо – идоложертвенное и в то же время, видя вкушающими своих «мудрых» собратьев, следовали их примеру, но притом оскверняли свою совесть. Всё это вносило разлад и разделение в церковную жизнь. И вот, узнав об этом, апостол Павел рассудил, что любовь к братьям по вере следует предпочесть «надмевающему» знанию. Поэтому он и заключает своё обращение к коринфским христианам такими словами: «если пища соблазняет брата моего, не буду есть мяса вовек, чтобы не соблазнить брата моего» (1Кор.8,13). Вот как толкует эти слова святитель Иоанн Златоуст: «Если соблазняет (брата моего) что-нибудь, зависящее от моей власти и дозволенное, я буду воздерживаться и от этого, не один и не два дня, а во всю мою жизнь».

Положим, руководство наше решительно настроено против экуменизма и участвует в межконфессиональных встречах исключительно из православных побуждений. Возможно ли такое? Вполне. Но это их знание служит соблазном для тех, кто не знает об их намерениях или сомневается в них. И в этом случае апостол знанию предлагает предпочесть любовь к «немощной братии», чтобы не подавать им повода для смущения и соблазна. Потому что хоть большинство и относится с безусловным доверием к деятельности нашего руководства на ниве «внешнего миссионерства», но есть и иные примеры. И одни (считая деятельность священноначалия еретической) уходят в раскол, другие (продолжая поминать, как они думают, «патриарха-еретика») - оскверняют свою совесть, а третьи (полагая, что экуменизм – это благо) действительно уклоняются в ересь и гибнут для вечности. А причина всему этому - некое «знание», предпочтенное снисхождению и любви.

Если же говорить об отношении к инославным, то по слову апостола, нам нужно стараться быть «в мире со всеми» (Рим. 12, 18). Но это не означает, конечно, что нужно искать с иноверцами какого-то особенного сближения, единения и «общения любви». Потому что именно под этим «благим предлогом» и распространяется ересь экуменизма. И не лучше ли нам, оставив «кесарю – кесарево», принести Божие (то есть чистоту исповедания Православия) – Богови. Верим, что многие из самых трудных, мучительных и «неразрешимых» вопросов мирового масштаба Господь Сам разрешит тогда самым удивительным и наилучшим образом. Как это и бывает всегда, когда мы относимся к Нему с полным доверием, всё внимание устремляя на то, чтобы искать «прежде Царства Божия и правды Его» (Мф. 6, 33). И в нашем случае это означает не что иное, как утверждение в православном самосознании и жизни, согласной с ним.

Конечно, мы можем и должны доносить свою тревогу до священноначалия, можем и должны смиренно просить его проявлять максимальную сдержанность и благоразумие в общении с иноверцами. Но упаси нас Господи, от болезненной подозрительности, от уклонения в осуждение и раскол. Будем помнить, что при всей возможной разности суждений и мнений, все мы все призваны сохранять неповрежденной чистоту исповедания Православия и верность канонам. Все мы призваны хранить «единство духа в союзе мира» (Еф. 4, 3).

И если для одних опасность кроется в отступлении от догматической чистоты веры, то для других – в возможности отпадения в гибельный раскол. Будем помнить о страшных словах Господа, сказанных об участи ветвей, отделившихся от Лозы. Будем со страхом и трепетом хранить верность Матери-Церкви и добрую любовь с послушанием – в отношении священноначалия. Будем твердо помнить, что Церковь – это Тело Христово и Сам Господь не потерпит лжи, найдет возможность обличить и исторгнуть из среды Церковной всякую неправду.

А закончить я хочу словами недавно прославленного в лике святых, епископа Серафима (Соболева): «Да избавит нас Господь от любви к экуменическому движению. Дай Бог, чтобы наша Русская Церковь и впредь держалась той обособленности в отношении к экуменизму и его конференциям, в какой она пребывает доселе. Да, мы одиноки. Но в этом одиночестве, в этой нашей обособленности — залог спасения от гибельного натиска на Русскую Церковь со стороны масонства, — залог спасения не только Русской, но, может быть, и всей Вселенской Православной Церкви».

Сказаны эти слова были ещё в 1948-м году, но актуальными они остаются до сих пор.

Поделитесь статьей с друзьями