Новости

Светское и церковное в Средних веках. Штрихи к портрету.

215352383



Очень трудно спорить с фактами... честному человеку. Для лжеца нет ничего невозможного. Невозможно, например, отрицать то, что современная наука развивалась именно в христианской Европе. Но антихристианские критики переиначивают в свою пользу и это утверждение: «мол, церковь сковывала светский мир и всячески угнетала творческие силы народа, поэтому если что и было достигнуто в те времена хорошего, то только вопреки церкви, в борьбе с инквизицией». Даже все злодеяния средневековых людей сваливаются на церковь, на том основании что, де «Папа Римский обладал полной властью и должен был приказать верующим не делать зло»
Рассуждения подобного рода ужасают своей примитивностью и нестыковкой с известными из истории фактами, и лишь не очень хорошее знание людьми средневековой истории позволяет атеистическим спекуляциям доминировать в умах.
Да, атеисты правы когда говорят, что Церковь стремилась подчинить светский мир своей власти, но не менее истинным будет и обратное утверждение: светский мир стремился подчинить Церковь и использовать ее в своих, далеко не всегда благородных целях. Тотальное влияние церкви на общественно-политические процессы Средневековья — большое преувеличение. История Средневековья была ареной взаимодействия и борьбы разных сил: феодалов, монархов, Папы Римского, местных церквей, горожан, крестьян, еретиков, монахов, инквизиции и т. д. Зачастую интересы не совпадали не только у светских людей с церковниками, но и внутри самих церковников. Если попытаться определить влияние Церкви на те или иные значимые события то , в самом первом приближении, история взаимоотношений светских властей и Церкви скорее напоминает синусоиду с ее взлетами и падениями.
После завоевания Римской империи варварами, во время паралича светской власти, Церковь оказалась единственной силой, способной взвалить на себя тяжкий груз слияния римской и варварской цивилизаций:

«Религия вселенского призвания, христианство не рисковало замкнуться в границах одной цивилизации. Конечно, оно стало главным наставником средневекового Запада, которому передало римское культурное наследие. Конечно, оно восприняло от Рима и его истории склонность к самозамыканию. Но перед лицом закрытого типа религии западное Средневековье создало также и более открытый ее вариант; и диалог этих двух ликов христианства стал доминирующим в ту переходную эпоху.» (1)

Конечно, было бы прекрасно если бы вчерашние свирепые косматые воители, прочитав Евангелие, перековали бы свои мечи на оралы и начали бы строить Царство Божие на Земле. Но Христос не обещал своим последователям легкой жизни. Процесс христианизации народов — весьма труден и долог. На этом пути Церковь делала ошибки, ее служители порой совершали ужасные грехи. Но в общем, грехи Церкви в эпоху Средневековья не перечеркивают величия проделанной ею миссии. Не было бы Церкви — рождение Европы было бы намного драматичнее, потому что, несмотря на все свои недостатки, Католическая Церковь была более образованна, гибка и гуманна нежели светские власти.


«Теперь доказано, что римская церковь давно работала в этом направлении и потому становилась во враждебные отношения к феодализму. Бароны, гордые грубой силой, возводимой ими в принцип, не признавали над собой никакого иного судьи, кроме Бога и меча, или точнее, кроме последнего, рассчитывая, что от небесной кары можно избавиться покаянием перед смертю. Духовенство тщетно прибегало к проповеди и назиданию; наконец оно решило запугать насильников и грабителей. В 989 г. в Пуату, где церкви страдали постоянно, в монастыре Шарру был созван собор, под председательством архиепископа Гомбода, на котором, в присутствии христиан обоего пола, были преданы проклятию грабители церковного имущества и всякие разорители бедняков. Приходилось , рисуя с натуры, с самой жизни, подробно перечислять злодеяния, которые приходили на память. «Если кто завладеет овцой, быком, ослом, коровой, козлом, поросенком земледельца или другого бедняка, без всякой вины с его стороны, и если не вознаградит за убыток, то да будет проклят». Здесь церковь прямо брала под свою защиту земледельца» (2)


В первые века от Рождества Христова, по мере своего роста, Церковь концентрировала у себя большие финансовые и земельные ресурсы. Критики часто это используют как свидетельство обмирщения Церкви, но усиление могущества церковной организации имело и положительное значение. В условиях хаоса или паралича светских властей, именно Церковь стала гарантом хоть какого-то порядка. Церковь выплачивала жалованье солдатам и чиновникам, вела переговоры с варварами и смягчала конфликты, а также раздавала еду, одежду и предметы различных необходимостей нуждающимся людям из особых папских амбаров - "горреев". Часть денег выплачивалась на выкуп пленных и откуп от варварских вторжений.

«А что же церковь?
В хаосе варварских нашествий епископы и монахи, св. Северин например, стали универсальными руководителями разваливающегося общества: к своей религиозной роли они прибавили политическую, вступая в переговоры с варварами, хозяйственную, распределяя продовольствие и милостыню, социальную, защищая слабых от могущественных, и даже военную, организуя сопротивление или борясь «духовным оружием», когда нет оружия материального. Силой обстоятельств они пришли к клерикализму, смешению полномочий. » (1)


Однако принимая активное и благое участие в светской жизни общества, Церковь поневоле становилась участником политических перетурбаций и соответственно теряла свою независимость от светских властей.
Уже в 5-ом веке римские папы попадают в зависимость сначала от остготов, затем от лангобардов. Остготские короли по собственной выгоде смещали и устанавливали пап, а также взимали поборы с Церкви «за непричинение ущерба» Вечному городу. Проблема отчасти была решена после обращения за помощью к ортодоксальным франкам: сначала к Пипину Корткому, затем Карлу Великому, разгромившему лангобардов. Однако даже защитники Церкви несли с собой кроме помощи, еще и свое господство над Церковью. В королевстве франков еще Карлом Мартеллом была проведена секуляризация церковных земель и введена система бенефиций — когда земли выдавались феодалам и епископам при условии несения его владельцем воинской службы. Так в один из военных походов франков, 19 аббатов и 10 епископов отправили 1480 человек. Происходило почти полное подчинение церковников светской власти. Храмы нередко строились светскими феодалами и отдавались в аренду самой Церкви. Да часто и сами феодалы занимали церковные должности. Например, легендарный Гуго Капет (основатель династии капетингов) был еще и светским настоятелем двух аббатств - Сен-Дени и Сен-Мартина в Туре. Сам Папа Римский зачастую становился заложником политических распрей среди могущественных римских партий, стремящихся усадить на Римский престол своих ставленников, которые отличились своими злодеяниями ( например, папа Сергий посаженный семьей Теофилактов приказал умертвить бывших пап Льва V и Христофора ) и безобразным нехристианским поведением (например пап Иоанн — сын любовницы вышеупомянутого Сергия имел многочисленных любовниц , устраивал оргии и пил за здоровье сатаны)

“Римская земельная знать не соглашалась подчиняться папским чиновникам и зарилась на земельное могущество престола св. Петра. В борьбе с феодальной знатью папство пыталось разъединить силы своих врагов, противопоставляя мелких феодалов, иногда вызванных к существованию самим папством, крупным и знатным. ...
Для баронов папа был лишь самым богатым, сильным и крупным феодалом, и в интересах менее сильных феодалов было стремиться подорвать могущество этого соперника и пытаться увеличить за его счет собственное богатство и зиждившуюся на этом богатстве власть.» (3)


Тлетворное влияние светского мира разлагало Церковь, поэтому постепенно в ней на всех уровнях стала крепнуть идея реформирования, и независимости от светских владык. Более-менее зримо это реформаторство стало воплощаться еще при папе Николае I в середине 9-го века, однако за исключением некоторых успехов, он не смог добиться реального воплощения своих идей. Тем не менее, даже в эти времена Церковь играла важную положительную роль:

«Понятия немецкого национального единства тогда еще не существовало, как не существовало единого немецкого народоа, однако в умах современников довольно прочно закрепилась идея единства государства, которую всячески поддерживала церковь» (4)


По настоящему Церковь смогла бросить вызов светскому миру, тянущего свои лапы к церковным материальным средствам, только в 11-ом веке. Драматичная борьба между папой и германским императором за право на инвеституру (назначение епископов) длилась полстолетия и завершилась компромиссным Вормским конкордатом, согласно которому прелаты получали духовную инвеституру от папы, а светскую (право на землевладение) от императора.
После победы над германскими императорами для Церкви казалось бы настали лучшие времена, но внезапно ей нанесли удар с другой стороны. Пощечина папе Бонифацию от руки французского рыцаря Ногарэ стала предвозвестником нового упадка папства. В результате борьбы между папой и королем Филиппом Красивым, резиденция первосвященника была перенесена из Рима во французский город Авиньон, где новые папы избирались «с благословения французского короля». Авиньонское пленение закончилось лишь в 1378 году, что опять же совсем не означало полного триумфа Католической Церкви.
Уже менее через полтора столетия христианский мир сотрясет Реформация, расколовшая Запад на две части. Но до этого Католической Церкви предстоит пережить борьбу с таборитами, развязавшими кровавый террор в Центральной Европе, гражданские войны между плебеями и аристократами в самом Папском государстве, становление национальных церквей, разочароваться в попытках создать единую коалицию светских государств против турецкой угрозы, осуществить безуспешные попытки контролировать испанскую инквизицию, ставшую орудием испанских монархов и прочие беды, несть им числа. Историю Средневековья очень трудно охватить в одной статье, но даже вышесказанного хватит чтобы доказать то, что совершенно неверно говорить о тотальном влиянии Церкви на средневековый мир, и тем более о тотальном негативном влиянии, хотя, естественно, среди всех этих потрясений, облик Церкви потускнел, ибо она состоит из грешных людей. Именно светские люди, зачастую в противоборстве с Церковью, сделали гораздо больше зла нежели самые кровавые инквизиторы. Быть может из-за подсозательного чувства вины светские люди сейчас и пытаются свалить на Церковь все свои грехи?

Источники:
1. Жак ле Гофф «Цивилизация средневекового запада»»: Издательская группа «Прогресс» «Прогресс‑академия»; Москва; 1992
2. Н.А Осокин. «История Средних веков» - М.: АСТ, Мн.: Харвест, 2005. - 672 с
3. С.Г. Лозинский “История папства" - М.:Политиздат, 1986. - 382с. - (Б-ка атеист. Лит.)
4. Всемирная история: от Древнего вавилона до наших дней. Авторы-составители: В.В. Адамчик, М.В. Адамчик. - Мн.: Харвест, 2007. - 960с.

ycnokoutellb

 

 ----------------------------------------------------

В нашей жизни гораздо больше из казалось бы канувшей в небытие истории Запада чем мы думаем - например, гильотинные ножницы http://azkpo.ru/gilotinnye-nozhnitsy. Несколько столетий назад якобинцы с помощью гильотины рубили головы "врагам народа" - теперь же это орудие поставлено на благо научно-технического прогресса. Александровский завод кузнечно-прессового оборудования предлагает для продажи гильотинные ножницы серии НГ. Оборудование этого типа используют для раскроя металлических листов и полос до необходимых размеров. Гильотинные ножницы производства нашего предприятия являются высококачественным оборудованием  - более  подробную техническую информацию смотрите на сайте завода.

 

Поделитесь статьей с друзьями

Яндекс.Метрика Индекс цитирования