Новости

Основание Уфы

Об основании Уфы известный историк Башкирского края П. И. Рыч-ков в своем историко-географическом труде «Топография Оренбурга» писал; «По достоверным выправкам нашлось, что башкиры о построении сего города челобитье свое имели в 7081 году (т. е. от Р. X. 1573-м) не только для того, чтоб им положенный на них ясак тут, как внутри их жилищ, платить было льгот-нее, но и от неприятелей иметь им здесь убежище и защиту» (П. И. Рыч-ков. Топография Оренбурга. Часть 2-я. Спб, 1762, стр. 193—194).
До основания Уфы башкиры возили ясак (мед и пушнину) в Казань, за 600—800 километров. Поездка туда и обратно занимала до двух месяцев. Естественным было желание башкир платить налог в новой крепости, расположенной в центре их территории — «внутри их жилищ», как выражался П. И. Рычков. Столь же ясны и надежды башкир на защиту их русским крепостным гарнизоном от набегов соседей. Потому, хотя само «челобитье» башкир о построении Уфы в архивах не обнаружено (архивы Уфы, которыми мог пользоваться П. И. Рычков, сгорели в 1759 году), утверждение П. И. Рычкова о просьбе башкир построить Уфу никем не оспаривается — в свете известных нам фактов оно более чем правдоподобно.
Косвенно указанное П. И. Рыч-ковым назначение Уфимской крепости подтверждается ее названием. Уфимская крепость никогда не называлась кремлем, но острогом или, еще чаще,— Уфимским детинцем. «Детинец» же, по мнению некоторых знатоков старорусского языка, означает укрепленное в городе место, где при обороне жители скрывали детей, жен и стариков. Это название, как нельзя более, соответствует сообщенной П. И. Рычковьш просьбе башкир об «убежище и защите».
Итак, по желанию башкир в 1574 году в гористую местность при слиянии рек Уфы и Белой, в самый центр территории башкир был командирован боярский сын Константин Голубцов с отрядом стрельцов. История имеет свою логику, и, независимо от грабительских планов московских властителей, основание Уфы в 1574 году явилось для коренных жителей Башкирии счастливым событием.
В вопросе об основании Уфы не вполне ясна дата. Верно, что до появления работы академика П. П. Пекарского «Когда и для чего основаны города Уфа и Самара» (Сборник отделения русского языка и словесности. Спб, 1872) годом основания Уфы считался 1574 год. Но после исследований П. П. Пекарского основание Уфы отнесено к 1586 году. Сто лет тому назад дата эта была официально признана, и в 1886 году уфимцы торжественно отпраздновали трехсотлетие своего города.
Б большинстве справочников, в том числе и официальных, годом основания Уфы указан 1586 год.
Почему же тогда Уфа отметила свой четырехсотлетний юбилей в 1974 году?
Дискуссия о дате основания Уфы проходила в 1971 —1972 годах, и все аргументы сторонников 1586 года рассыпались в прах.
Раньше говорили, что 1586 год обоснован документально. В ходе дискуссии эти документы и были подробно рассмотрены. Главные из них были найдены еще сто лет назад в так называемом «архиве но-гзйских дел» академиком П. П. Пекарским. Тут он обнаружил адресованные московскому правительству дипломатические протесты ногайского хана Уруса против построения Уфимской крепости. Все протесты
Уруса датируются 1586 годом (с весны по сентябрь). В объяснениях московских дипломатов, пытавшихся убедить ногайцев в пользе для них русских пограничных крепостей, содержится, между прочими, фраза: «ныне государь на Уфе велел город поставити». Отсюда П. П. Пекарский и сделал вывод, что протесты Уруса имели место в год возникновения Уфы.
В «Разрядной книге 1475— 1598 года» имеется запись о назначении в 1586 году воевод, в том числе боярина Михаила Александровича Нагого в «новый город на Уфе».
В «Летописном отрывке о постройке городов в Московском государстве» (М. Н. Тихомиров. Малоизвестные летописные памятники 16 века. М. 1941.) под 1586 годом прямо указано: «...поставили на Волге город Самару. Того же году поставили город Уфимский...»
Казалось бы, факт основания Уфы в 1586 году воеводой Михаилом Нагим доказан достаточно.
Однако уже первое ознакомление с документальными источниками породило множество сомнений. Первую брешь в концепции сторонников 1586 года пробила основа всех исторических знаний — хронология описываемых событий.
Назначение Михаила Нагого воеводой в Уфу состоялось никак не ранее конца ноября 1586 года. Значит, назначение и прибытие его в Уфу не могли быть причиной протестов ногайцев.
Затем в ходе дискуссии было обращено особенное внимание на правильное истолкование древних текстов. Весьма спорным оказалось понимание П. П. Пекарским старинного книжного выражения «ныне», приравненного им к понятию «в текущем году». Слово «ныне», согласно толковым словарям, гораздо бли-
же к выражениям «в настоящее время», «в нашу эпоху», чем ев этом году».
Или взять такие записи в летописях и разрядах, как «город ста-вити», «город делати». Эти выражения в 16 веке употреблялись не в смысле «основать новый город», а означали всего лишь «устроить вокруг нового или существующего поселения укрепленную ограду». И выражение «новый город» совсем не равнозначно нынешнему «вновь построенный (основанный) город». Тогда «новыми городами» назывались не вновь основанные поселения, а новые или обновленные городские стены.
Итак, документально доказано, что в конце 1586 года в Уфу был назначен первым «городовым воеводой» М. Нагой и что он вместе с другими строил здесь городские укрепления. Но что до прибытия сюда М. Нагого (вероятно, в начале 1587 года) ни крепостных укреплений, ни русского поселка не существовало,— такого вывода из документов сделать нельзя.
Возможно, и до Михаила Нагого Уфа была, но когда же и кто тогда основал город?
Известно, что для построения Уфы в Башкирию был послан воинский отряд, состоявший в основном ИЗ стрельцов. Все, без исключения, источники говорят, что во главе военных строителей стоял воевода Нагой, только одни из них называют Михаила, а другие Ивана. В помощь ему был дан боярский сын Голубцов. Других имен ни в одном источнике нет.
Род Нагих, родственников Ивана IV, ярых врагов Годуновых, прислужников Лжедимитрия, хорошо известен. Второстепенный некогда род Нагих приобрел значение после брака царя Ивана IV с Марией Федоровной Нагой, седьмой женой царя, матерью убитого в Угличе царевича Димитрия.
Михаил Александрович Нагой — крупная политическая фигура второй половины 16 столетия.
Иванов Нагих в разрядах тех лет упоминается два. Оба они сравнительно мало известны. Первый из
них, Иван Семенович, по возрасту не подходит к роли основателя города. Следовательно, имеется в виду Иван Григорьевич Нагой. Он в свое время прославился не воинскими подвигами, не государственной деятельностью и придворным почетом, а более всего своими несчастьями — ссылкой в Сибирь, конфискацией имущества и заключением в тюрьму по приказу Федора Ивановича.
Кому же из двух Нагих, Михаилу или Ивану, надо отдать предпочтение?
Основать Уфу в 1574 году Михаил Нагой не мог: в Башкирии его в то время не было. Совершить то же самое в 1586 году он также не мог: назначенный в Уфу в самом конце года, он не имел времени, чтобы сформировать свой отряд, прибыть с ним в Уфу и в этом же году заложить город. К тому же — это следует подчеркнуть особо — Михаил Нагой был назначен сюда в 1586 году «городовым воеводой».
Главным доказательством существования Уфы, как населенного пункта, до 1586 года является открытый еще век назад факт, что в 1579 и 1584 годах на территории нынешнего города существовала церковь «во имя Казанские божия матери», а следовательно, было и русское поселение, которое по условиям того времени не могло быть не укрепленным. Этот факт установил местный историк Р. Г. Игнатьев. Основанием для Р. Г. Игнатьева были документы оренбургского, вятского и уфимского архивов.
Уфимцы, хотя и праздновали в 1886 году трехсотлетие города, сопровождали свои юбилейные торжества множеством оговорок. Так, на юбилейном заседании в 1886 году официальный докладчик заявил:
«...историческим моментом основания Уфы можно бы считать 1574 год, когда воевода Нагой... построил на реке Белой... стратегический пункт, но... это все-таки не было началом города в смысле муниципальном».
Городской характер («муниципальный смысл») Уфе был придан только назначением сюда «городового воеводы».
Вероятно, читателя не нужно убеждать в несостоятельности такой концепции. Точно уловить по юридическим или экономическим признакам момент превращения какого-либо населенного пункта XVI или предшествовавших веков в город в нынешнем смысле этого слова,— задача явно безнадежная. Отсчет возраста древних городов должно начинать лишь по одному-единственному признаку — с момента возникновения здесь постоянного поселения.
Стоя на этой позиции, участники дискуссии о дате основания Уфы отдали предпочтение 1574 году. В этом случае все известные факты прошлого легко и прочно становятся на свое место. В 1573 году башкиры просят о строительстве «в центре их жилищ» русской крепости, в 1574 году воевода Иван Нагой строит при слиянии рек Уфы и Белой крепость («детинец»), к 1579 году число постоянных жителей Уфы достигает такой величины, что для них уже требовалась церковь, в конце 1586 года в Уфу назначается первый «городовой воевода» Михаил Нагой, продолжавший, в свою очередь, укреплять город.

Николай БАРСОВ

а все дается официальная гарантия и осуществляется доставка по всей Украине.

Поделитесь статьей с друзьями

Яндекс.Метрика Индекс цитирования