Новости

Путешествие в Персиду

 

persida



В мае 1715 г. был подписан царский указ о посольстве в Персию во главе с подполковником Артемием Петровичем Волынским. «Вечный мир», недавно заключенный Россией и Турцией, был явно не прочным. Петр I опасался, что в случае войны персидское правительство согласится пропустить турецкие войска через свою, пограничную с Россией, территорию. Кроме выполнения важных дипломатических поручений, послу следовало принять меры для расширения русской торговли с Персией и попытаться завязать торговые отношения с Индией через персидские земли.
Путешествие посольства продолжалось три года. Оно описано тремя его участниками — послом А. П. Волынским, врачом шотландцем Джоном Беллом и офицером Преображенского полка Андреяном Ивановичем Лопухиным.
Посольство состояло из семидесяти одного человека. При Волынском находились два секретаря-иностранца — ученый-философ немец Венигеркинд и француз де Виллет.


Отчет посла А. П. Волынского
В одном из московских архивов хранится огромный фолиант — журнал посла Волынского. Значительную его часть составляет «Описание Персии» — яркая картина упадка и разрухи в Персидском государстве. Подробно описано экономическое, политическое и военное состояние Персии. В обнищании страны Волынский винит нечестных, продажных управителей, которые заботятся только о своей, а не о государственной пользе. Народ озлоблен, не питает никакого уважения к шаху, «власть которого в одном титуле, а не в действе».
Волынский перечисляет, какие товары следует отправлять из Персии в Россию: шелк-сырец, хлопчатую бумагу, парчу шелковую и бумажную, овчинки, кофе, пшено, фрукты. Из России в Персию с успехом можно вывозить: сукно голландское, кружева серебряные и нитяные, позументы, полотно, крашенину', иглы, писчую бумагу, кожи телячьи, меха белки, горностая, соболя, а также заповедные товары — сталь, железо, медь, олово, свинец.
Ярко обрисована Волынским полная несостоятельность шахского правительства. Когда в 1717 г. подняли восстание афганцы, шах Гуссейн послал указы ханам всех провинций собирать войска. Одновременно шах решил выяснить, сколько денег в государственной казне и сам направился в казначейство. Оказалось, что там вместо золота и серебра — пустые стены. Шах велел все свои золотые и серебряные вещи перелить в монеты. Этого оказалось недостаточно. Тогда с гробов шаха Аббаса II, шахов Софи и Сулеймана сняли все золото, то же сделали с обрядовой утварью.
Интересно описано состояние вооружения страны. В столице стоит около ста старинных пушек, из которых «лет сто стрельбы не бывало». Лафеты у них не по размерам, некоторые пушки стоят не на колесах, а на обрубках бревен. Зато к приезду русского посла шах велел вызолотить пушки сусальным золотом или покрыть их серебром, либо расписать красками. «Персиане никакого искусства в артиллерии не имеют... в два года я не слыхал ни единого выстрела пушечного...»
Волынский перечисляет персидские города, через которые проезжало посольство, кратко описывает их местоположение, указывает количество населения, его занятия.
«Описание Персии» составлено Волынским в ответ на инструкцию, полученную им от царя Петра I. Это официальный документ, написанный по пунктам в форме отчета.
Рассказ Джона Белла
Совершенно другой характер имеет описание путешествия в Персию, составленное Джоном Беллом. Записки шотландского врача полны красочных описаний природы, быта и обычаев населения. Джона Белла поразила необычайная роскошь шахского двора, он хорошо передал экзотику Востока.
Книга Джона Белла была напечатана в Англии в 1736 году и во Франции в 1766 году. В России она была издана позже, в 1776 году в переводе Михаила Волкова. Ее русское заглавие — «Белевы путешествия чрез Россию в разные асиятские земли, а именно: в Испаган...».
Записки Белла дополняются сведениями из архивного документа, хранящегося в Москве, в Центральном Государственном архиве древних актов.
Когда посольство высадилось на Низовой пристани, его здесь ожидали посланцы шемахинского хана — Ибедж-бека, чтобы с почестями доставить русского посла и его свиту в Шемаху.
Посольству в Шемахе отвели дом одного из придворных. Хан прислал гостю фруктов, сахара и сластей и велел узнать, когда он его навестит. Волынский ответил, что хану надлежит первому посетить царского посла — «подать визит яко гостю».
На следующий день шемахинский хан со свитою прибыл в резиденцию Волынского. Хан осведомился о здоровье русского царя, затем пили чай и кофе, вели разговоры через толмача.
Назавтра к Волынскому прибыл посланец Ибедж-бека и сообщил, что хану будет очень приятно, ежели посол приедет к нему, по их обычаю, без башмаков, в одних чулках. На это Волынский остроумно ответил, что если к хану нужно идти в чулках, то к шаху «надобно быть разве с босыми ногами».
В ноябре 1716 года начались приготовления к путешествию в столицу Персии — Испагань. Здесь русскому послу предстояли переговоры с самим персидским шахом Гуссей-ном.
Посольство выехало из Шемахи в первых числах декабря, в Испагань прибыли 14 марта 1717 года. Улицы были полны народа, наблюдавшего за въездом посла великой северной державы, даже на крышах было множество людей. Сам шах со своими женами тайком смотрел из окна на торжественную процессию. Впереди ехали три драгуна, один литаврщик, четыре трубача, тридцать драгунов с обнаженными палашами, по три человека в ряд. Затем вели шесть богато убранных лошадей, за ними шли двенадцать пеших слуг, два пажа, три скорохода, два толмача, два гайдука. За ними ехал посол русского царя в сопровождении приближенного шаха — Маймандер-паши. Замыкали свиту священник, врач, дворяне из посольской свиты, сокольники.
Посольству отвели в середине города прекрасный дом с большим садом.
Направляя Волынского в Персию, Петр предписал ему строго соблюдать правила дипломатического этикета, чтобы не уронить достоинства русского царя. В инструкции Волынскому сказано: «Когда он, господин посланник, прибудет к шаху в Перейду, то ему не поспешать требовать у шаха аудиенции...»
В соответствии с персидскими обычаями, царского посла прежде всего пригласили на прием к верховному визирю (первому министру) Ехтима-Дсвлету. Волынский отказался
от встречи с ним, выжидая приема у шаха, но не проявляя при этом никакой торопливости.
Первая аудиенция у шаха состоялась только 4 мая 1717 года.
Посольство провели во внутренний двор, примыкавший ко дворцу. Около двух часов пришлось ждать, пока шах приготовится к приему. Наконец, послу объявили, что шах его ожидает. Все вошли в большой сад, где выстроились в ряд двадцать богато убранных лошадей. На пути посольства стояли со сторожами два льва на золотых цепях и слон, украшенный коврами и золотом. Когда посол проходил мимо них, львы припали к земле, а слон встал на колени.
Посол вошел в залу «сам-седьмой». Шах сидел в глубине залы на софе, его окружали двадцать евнухов. Когда посла представили шаху, он продолжал сидеть на софе, скрестив ноги. Волынского попросили сесть, после чего посол и шах обменялись приветствиями. Шах справился о здоровье царя и подробно расспрашивал о войне со шведами. Затем всех членов посольства пригласили сесть п.! высокие стулья, предназначенные для знатных гостей, а министры шаха присели на корточки.
Принесли подарки, присланные царем шаху,— соболей и другие дорогие меха, разные сорта чая, часы с будильником, часы золотые с алмазами, охотничьих соколов и многре другое. Затем внесли столики с различными сластями. Перед Волынским поставили золотой кальян, что считалось большой честью. Шах и посол продолжали беседовать через толмача. После этого слуги принесли на головах большие корзины с различными кушаньями. На обед были поданы вареное пшено с маслом, ягнята вареные и жареные, баранина, домашняя птица. Вместо вина подавали шербет. Раньше к обеду подавалось вино, но шах отменил этот обычай, как противный законам корана. Также отменил он и пляски танцовщиц во время трапез. После обеда посольство вернулось в свою резиденцию. К вечеру Шах прислал послу золотой кальян, из которого тот курил во дворце, и двадцать больших золотых блюд, наполненных сластями.
Шаху Гуссейну было в то время около тридцати лет. От многих жен он имел много детей. Старший его сын Тах-масп воспитывался в гареме. Шах, также воспитанный в гареме, совершенно не знал жизни и во всем полагался на своих министров, которые уверяли его, что, занимаясь делами, он унизит свое достоинство.
9 мая Волынский имел аудиенцию у премьер-министра Ехтнма-Девлета, который принял гостей с еще большим великолепием, чем шах. Когда посол вернулся в отведенное ему помещение, министр прислал в подарок великолепную, богато убранную лошадь и золотой кальян, не менее ценный, чем подаренный шахом.
12 июня шах дал русскому послу третью аудиенцию в загородном дворце Фаррабат. Через неделю посол получил подарки, предназначенные царю,— слона, двух львов, двух барсов, шесть обезьян разных пород, трех попугаев и одну индийскую птицу под названием миана, которая похожа на скворца и прекрасно поет.
Джон Белл приводит интересные сведения о столице государства — Испагани. Она лежит в плодоносной долине, через город протекает полноводная река Шендерья. Через реку перекинуты три каменных моста, дома окружены садами, улицы обсажены деревьями; много фонтанов, около которых вечерами расстилаются ковры и горожане собираются курить кальян и пить кофе. Дома кирпичные, с плоскими кровлями. Дворцы шаха и знатных людей — из камня. Улицы не мощеные, очень пыльные. Каждый вечер жители должны их поливать.
В окрестностях города разводят шелковичных червей, изготовляют различные шелковые материи и ковры, занимаются скотоводством, баранов выращивают на мясо, а буйволов — как молочный скот и как тягловую силу.
К югу от города, на вершине горы находятся развалины башни, построенной персидским царем Дарием.

Путевой журнал Андреям Лопухина
В инструкции Петра I послу Волынскому велено было собрать тайным образом сведения о всех прикаспийских владениях Персии. Ко времени возвращения посольства из Испагани в Шемаху все эти провинции были уже обследованы. Оставалось получить сведения о пути из Дербента на север до русской крепости Терки — о территории Дагестана, примыкавшего к русским владениям. С этой целью Волынский направил сухим путем из Шемахи в Астрахань отряд из тридцати солдат под командой Андреяна Лопухина. Чтобы не обнаруживать истинной цели путешествия, ему поручили доставить в Астрахань живые подарки шаха Гуссейна царю Петру.
Политическая обстановка в этой части прикаспийских бецегов, по которой предстояло проехать Лопухину, была весьма сложной. Ханы и салтаны Дагестана настороженно и неодобрительно приняли известие о прибытии к ним русского каравана. Лопухину предстояло трудное путешествие.
Из Шемахи он выехал 10 марта 1718 года. 17 марта прибыли к Низовой пристани. Отсюда на следующий день дошли до города Куба, стоящего в двух агачах ' от большой горы Шах-даг. Прибыв в Кубу, Лопухин послал толмача к хану с письмом от хана Шемахи с просьбой хорошо принять и устроить посланцев русского царя.
Ханом Кубы оказался четырнадцатилетний мальчик по имени Агметь.
Он радушно принял Лопухина и очень просил привести на ханский двор слона, которого он никогда не видел. Слон очень понравился хану. Погонщику, который привел слона, подарили хорошую лошадь.
19 марта караван выехал из Кубы, на следующий день прибыли в Дербент. Здесь начались злоключения Лопухина и его спутников.
Выяснилось, что самое влиятельное лицо в Дагестане — управитель селения Тарки по имени Алдигирей. Если бы у Лопухина была грамота от шаха Гуссейна к Алдигирею с приказом оказать помощь русским путешественникам, то все было бы хорошо. Но так как такой грамоты нет, уехать каравану из Дербента будет очень трудно. Кроме того, по словам салтана, как только караван выедет из Дербента, на него, несомненно, нападут горцы, подданные Алдигирея.
Начались длинные, бесплодные переговоры.
Только в середине апреля появилась, наконец, надежда на возможность отъезда. В Дербент прибыли два посланца — от тарковского владетеля Алдигирея и от коменданта русской крепости Терки. Они приехали, чтобы провести русский караван через Дагестан.
Перед отъездом из Дербента Лопухин потребовал у салтана отпустить на свободу жену терского жителя, которая уже десять лет жила невольницей у дербентского купца. За нее прислали выкуп — пятьдесят рублей. Салтан пытался возражать, но Лопухин настоял на своем.
19 апреля караван вышел из Дербента. Сопровождавший караван посланец терского владетеля Аджи Челпуг сказал Лопухину, что ехать подле моря опасно. Каравану надо свернуть к деревне Хаякент, что во владении утемышского салтана Мамута. Здесь путешественников встретит сам Мамут и буйнакский владетель Мортузалей, они проводят караван до крепости Терки. Лопухин согласился с этим предложением.
В деревне Хаякент их ждали салтан Мамут и дядя Мор-тузалея. Мамут тут же потребовал от Лопухина дать ему пять лучших лошадей и пятьдесят рублей денег. Лопухин сказал, что даст и лошадей и денег, когда караван достигнет цели путешествия. Из деревни Хаякент вышли в путь 21 апреля, дорога шла горами, верстах в семи от моря. Пройдя один агач, подошли к речке Нинка. Здесь дядя Мрр-тузалея и салтан Мамут со своими людьми напали на кара-
1 Агач — пять верст.
ван. Аджи Челпуг и посланец терского коменданта Мурза Али, испугавшись, скрылись в горах.
Лопухин и его спутники, отстреливаясь из ружей, стали спускаться с гор к морю и прошли таким образом больше десяти верст. С обеих сторон были убитые и раненые. В слона попали три пули, но большого вреда они ему не причинили. Нападавшие отбили у каравана пять телег с поклажей и провиантом для людей и для слона. Сражение прекратилось, когда караван вышел к морю.
Далее дорога шла подле гор степью. Переехали реки Койсу, Сулак, Аграхань и Каспулат. Проехали близ селения Эндери, в русском произношении «Андреева деревня». 5 мая доехали до озера Колгешу, перешли его вброд и к вечеру прибыли в крепость Терки. Это были уже владения русского царя.
В крепость Терки уже прибыл конвой из сорока человек для сопровождения каравана в Астрахань.
Лопухин решил послать в Астрахань морем людей и лошадей, но отправить водой слона он не решился без разрешения Волынского, опасаясь подвергнуть драгоценное животное трудностям морского путешествия. Слон остался в Терках под наблюдением прапорщика Андрея Антрушина.
Лопухин прибыл в Астрахань 7 июня 1718 года. Журнал своего путешествия он отправил в Петербург, «переписав набело», в посольскую канцелярию.
О дальнейшей судьбе слона известно из письма Волынского, посланного из Астрахани 5 августа 1718 года. Он сообщает, что вернулся 18 июля в Астрахань, где был очень плохо встречен астраханским обер-комендаитом Чири-ковым, который принял его, «как сущий варвар... уморил здесь слона за день до моего сюда приезда, так нагло, что он приведен к нему на двор здоров, а вышед из двора его, стал тотчас тосковать, которого и рвало зело много зеленою пеною, и такс после пяти или шести часов и умер... такого злодея на меня напустил бог...» Чириков опасался, что Волынский будет назначен губернатором Астрахани и, чтобы помешать этому, пытался опорочить его в глазах Петра.
Посольство Волынского оказалось весьма успешным. Он заключил с персидским правительством договор, в котором были выполнены все требования и пожелания царя: 1) русским и армянам разрешено было строить в Персии православные церкви; 2) русские купцы получили право свободной торговли без таможенного осмотра товаров; 3) разрешено было вывозить через Россию в разные страны шелк-сырец, это позволяло сосредоточить всю торговлю шелком в руках русских купцов; 4) было разрешено построить новую большую пристань на западном берегу Каспийского моря; 5) в случае крушения русского корабля у персидских берегов местные власти должны были возвращать товары владельцам корабля и не брать пленных.
Петр, очень довольный деятельностью Волынского в Персии, дал ему чин полковника и назначил астраханским губернатором. Опасения Чирикова сбылись.
Таковы интересные, впервые собранные вместе сведения о путешествии в далекую Персию во времена Петра I.

Екатерина КНЯЖЕЦКАЯ

--------------------------

Приехав в Северную столицу Петербург, вы рискуете оказаться без жилья. Лучше заранее забронировать гостиницу в Петербурге http://prohotel.ru/hotel/2390-0/0/. В этом вам поможет специальный сайт prohotel.ru, который предоставляет информацию о гостиницах, ценах и что особенно важно отзывы о гостиницах.

Поделитесь статьей с друзьями

Яндекс.Метрика Индекс цитирования