Новости

О военном духовенстве 1812 года

В июльской заметке об отступлении русской армии к Смоленску я обещал написать «о не существовавшей в войсках 1й и 2й армий партполитработе (ППР)”, после чего намерение это я отложил в долгий ящик.

Разумеется, ППР в том понимании, которое вкладывают в этот термин люди, знающие историю 20 века, в русской армии 1812 года не существовало. Но воспитание воина, конечно же, велось. Ни одна армия не может без этого обойтись. В этом процессе принимало участие и российское военное духовенство; об этом речь пойдет ниже.

Не будет ошибкой сказать, что воспитательная работа, какой бы важной она ни была, являлась побочным продуктом трудов военного духовенства. Главная причина присутствия священников в армии и на флоте была очень проста

– быть там, где находятся православные люди, которые и в воинском состоянии имеют те же духовные нужды, что и «на гражданке». Более того, нужды воина могут быть более неотложными, о чем пишет последний протопресвитер русской армии и флота Георгий Шавельский: «Русский солдат не страшится смерти, но боится умереть без причастия, без церковного погребения.» Можно обсуждать насколько русский солдат не страшился смерти, но несомненно то, что в ходе военных действий нужда в священнике была гораздо более острой, чем в мирной приходской жизни.

Заметка эта написана, в основном, по книгам Л.В.Мельниковой «Армия и Православная церковь Российской империи в эпоху наполеоновских войн» и В.М.Коткова «Военное духовенство России». Почитайте их, не пожалеете.

Полк (или корабль) был для священника своеобразным приходом, вместе с которым он путешествовал во всех походах и боях. Существенным и понятным различием было то, что полковое духовенство было белым (женатым), а на флот назначались иеромонахи и только в случае крайней необходимости вдовые и бездетные белые священники.

Именно создание постоянной армии, обособленной от мирного населения, мало связанной семейными и имущественными узами, передвигающейся по стране не только в военное, но даже и в мирное время, сделало необходимым выделение особого военного духовенства. Первые военные священники появились в полках иноземного строя еще при Алексее Михайловиче (хотя назначения такие происходили, по-видимому, не на постоянной основе, а только по запросам воевод при выступлении армии в поход), а в царствование Петра Первого институт военных священников сформировался полностью.

Организация военного духовенства и правила, регламентирующие его работу, менялись, поэтому я остановлюсь на положении, соответствующем временам наполеоновских войн. Во главе военного духовенства находился обер-священник (в 1812 году им был протоиерей Иоанн Державин), дисциплинарная власть которого приблизительно соответствовала власти епархиального архиерея: он назначал, награждал, переводил и увольнял священников своего ведомства; он имел канцелярию подобную епархиальной; он был членом Синода. Для подготовки военного духовенства даже существовала особая семинария.

протоиерей Иоанн Державин


В 1812 году соответственно разделению русских войск по армиям были учреждены должности полевых обер-священников 1й и 2й действующих армий. Они получили право руководства не только над армейским духовенством, но и над священниками госпиталей в областях, объявленных на военном положении, а также над священниками флота, соединенного с армией под управлением единого командующего. Ими были назначены, соответственно, протоиреи Алексей Торопогрицкий и Тимофей Таренецкий.

Кроме того в 1812 году были введены должности корпусных священников, имевших права полевых обер-священников действующих армий и подотчетных, как и эти последние, обер-священнику армии и флота. Армейские и корпусные (?) обер-священники имели в своем подчинении дивизионных благочинных.

В чем же состояли обязанности военного духовенства? В первую очередь, в том, чтобы преподавать таинства тем людям, которые по своей или монаршей воле оказались оторванными от обычной жизни. Однако несомненно и то, что военный священник был воспитателем, учителем и вдохновителем русского воинства и от того, насколько хорош он был в этом качестве во многом зависели боевые качества армии.

Еще Суворов говорил об этом: «Ни руки, ни ноги, ни бренное человеческое тело одерживает победу, а бессмертная душа, которая правит и руками, и ногами, и оружием, - и если душа воина велика и могуча, то и победа несомненна, а потому и нужно воспитывать и закаливать сердце воина так, чтобы оно не боялось никакой опасности и всегда было неустрашимо и бестрепетно”.

Проповеди и духовные беседы полковых священников предоставляют нам хороший материал о воспитании солдат русской армии. До нас дошел “Сборник кратких христианских поучений к воинам”, составленный по проповедям и беседам протоиерея Григория Мансветова. В 1810-1811 гг. он был священником Ширванского пехотного полка. (Полк был сформирован в Баку в 1724 году во время Персидского похода Петра 1го и большую часть своей истории располагался на Кавказе. Участвовал во многих сражениях Отечественной войны и Заграничных походов.) Проповеди и беседы о. Григория пользовались таким успехом, что дивизионное начальство велело унтер-офицерам записывать их в тетради для занятий с личным составом и самоподготовки. Затем эти поучения были напечатаны по повелению императора и выдержали в общей сложности 4 издания, а автор этого сборника стал впоследствии (в 1827 году) обер-священником армии и флота.

протоиерей Григорий Мансветов


Каковы же были основные положения бесед о. Григория?
• Наличие армии в государстве необходимо. Иметь армии законным владыкам разрешает сам Господь.
• Положение воина важно и почетно. К этому его избрал «промысл Небесный, а отнюдь не случай или несправедливость человеческая».
• Убийство противника на войне грехом не является. Однако неприятель – “брат по плоти”. Поэтому даже убивая в бою, делать это надо без ожесточения. Поверженного врага необходимо пощадить. Грабеж и мародерство недопустимы.
• К иноверческим храмам следует относиться с уважением, ибо “ничто так не ожесточает неприятеля, как презрение к народной вере”.
• Войны начинают люди, а оканчивает их сам Бог, как правило, помогая правому. Поэтому победу нельзя приписывать только своему мужеству, а поражение – ошибкам начальства.
• Воин-христианин должен во всех обстоятельствах надеяться на помощь Божию и не предаваться унынию.
• Отдавая жизнь в бою за веру, царя и Отечество, воин открывает дверь в чертог Отца небесного. Но если воин обременен пороками (такими как клевета, злословие, пьянство, распутство, воровство), то «сколько бы бесстрашен ни был он на поле брани, он все равно есть чадо погибели».
• Трусость следует презирать, как «постыднейший для военного человека порок». Самое страшные преступления: нарушение присяги, дезертирство и выдача секретов врагу.
• В свободное время следует посещать церковь, читать духовные книги и воинские уставы.
• Как можно чаще очищать совесть покаянием, «ибо военная смерть часто бывает внезапна».
• К товарищам надо относиться дружелюбно: больных - посещать, новобранцам помогать советом и примером.

На этих немудреных советах и воспитывались победители Отечественной войны.

В 1812 году в Российской империи было почти 35 тысяч священнодействовшего духовенства. Из них 240 числились по военному ведомству, из которых около 200 участвовало в Отечественной войне. Поговорим о них в следующих выпусках бюллетеня.

И чтобы не было скучно – вот такая загадка для всех:
В начале 19 века священники пехотных полков получали 120 руб в год, а священники кавалерийских полков 90 руб. Какими причинами вы можете объяснить такую разницу?

partizan-1812

 

 

Поделитесь статьей с друзьями

Яндекс.Метрика Индекс цитирования